27 декабря возобновились заседания мирной конференции в Бресте. Состав делегаций четверного союза в основном прежний. Состав делегации России изменен: председателем делегации вместо Иоффе стал Троцкий; члены делегации: Иоффе, Каменев, Покровский (большевики); Биценко, Карелин (левые эсеры). Секретарь делегации — Карахан (б-к). Военные консультанты: контр-адмирал Альтфатер, капитан Липский, генерал Самойло. Консультанты по национальным вопросам: Радек, Стучка, Бобинский, Мицкевич-Капускас. Кроме того, участвуют две делегации Украины: одна, прибывшая позднее (Шахрай, Медведев), — от ЦИК советов Украины, другая — (Голубович, Левитский, Любинский, Полозов, Севрюк) — от Украинской центральной рады.

Добровольческая армия
Добровольческая армия

Первое заседание мирной конференции не носило делового характера. Кюльман (Германия) и Чернин (Австрия) констатировали лишь отказ держав Согласия от присоединения к конференции. Затем Кюльман от имени делегаций четверного союза категорически заявил о невозможности перенести мирные переговоры, как того требует Россия, в другое место. Причины: во-первых, технические условия, во-вторых и главным образом, «перенесение переговоров на нейтральную почву дало бы Согласию [Антанте — прим. ИА REGNUM ] давно желанную возможность вмешаться с целью воспрепятствовать делу мира».

Делегации четверного союза соглашаются перенести в нейтральный город только акт подписания договора.

Ввиду отказа заводоуправления акционерного общества Сергинско-Уфалейского завода и Кыштымского горного округа (Урал) подчиниться декрету о введении рабочего контроля СНК поставил конфисковать и принять в собственность республики все их имущество.

В виду задолженности казне акционерного общества Путиловских заводов Совнарком постановил принять Путиловские заводы со всем имуществом общества в собственность республики.

К 27 декабря организация борьбы с войсками Рады представляется в следующем виде: 1. Криворожский район вооружается и формирует свои отряды. 2. В Екатеринославе все рабочие вооружены и организованы в отряды Красной гвардии. В губернии организовались значительные крестьянские отряды из демобилизованных солдат, которые требуют оружия. 3. В Одессе происходит организация отрядов Красной гвардии; вооружение рабочих идет успешно. 4. В Николаеве рабочие формируются в отряды Красной гвардии и спешно вооружаются и обучаются стрельбе. 5. В Конотопе железнодорожники организовались в стабильные отряды Красной гвардии. 6. Бюро ВРК Донецкого бассейна организует нейтральный штаб Красной гвардии и приступает к формированию отрядов по рекомендации завкомов. В специальном воззвании по этому поводу говорится: «Служба в Красной гвардии объявляется отныне священной повинностью революции».

Для борьбы с Калединым прибыл красногвардейский отряд петербургских рабочих-добровольцев в 200 человек.

В ночь на 27 декабря начался бой красногвардейцев с гайдамаками в Екатеринославе.

Комиссариат внутренних дел Западной области и фронта приступил к организации Красной гвардии.

Военная подготовка отрядов Красной гвардии
Военная подготовка отрядов Красной гвардии

Добровольческая армия выпустила декларацию о своих задачах:

«1. организация военной силы для отпора надвигающейся анархии и немецко-большевистскому нашествию;

2. добровольческое движение должно быть всеобщим;

3. Первая непосредственная цель — противостоять вооруженному нападению на юг и юго-восток России советских войск;

4. быть на страже гражданской свободы и дать возможность стране через Учредительное собрание выявить свою волю».

Деникин пишет про состояние командования Добровольческой армии в эти дни:

«Те трения, которые происходили между Алексеевым и Корниловым, находили прямое отражение (иногда наоборот — служили отражением) только среди политиканствующего привилегированного офицерства, стоявшего ближе к обоим генералам и создавшего разделение на «корниловцев» и «алексеевцев». Только в этой среде, и то весьма сдержанно, шли разговоры о «демократизме» Корнилова и «монархизме» Алексеева, и делались вытекающие из этого выводы. Для армии это было тогда безразлично. Армия воспринимала положение более просто и непосредственно: она относилась с искренним уважением, доверием и любовью к Алексееву, помня его прежние заслуги, зная его доброту, доступность и трогательное внимание к ее нуждам. Но, вместе с тем, армия чувствовала, что повести ее в кровавый бой должен, конечно, Корнилов, имя которого было овеяно боевой славой, окружено уже легендой. В глазах добровольчества жизнь сплела эти имена: и Алексеев, и Корнилов были необходимы армии.

Поэтому я, вместе с Лукомским и Романовским, считал своим долгом примирять обе стороны и сглаживать, насколько возможно, возникавшие недоразумения. А накоплявшаяся на поверхности военно-общественного движения людская накипь вела, между тем, систематически разрушительную работу. Она проявлялась… и в событии, имевшем место перед самым выступлением армии из Ростова. Некоторые лица явились к начальнику штаба и представили список офицеров, которые якобы решили организовать убийство Корнилова. В списке фигурировали имена людей «алексеевского окружения» и некоторых чинов штаба. Когда Романовский, смотревший на этот инцидент как на злостную выдумку, все же собрался доложить о нем генералу Корнилову, тот перебил его:

— Мне это известно.

И перешел к текущим вопросам. Оскорбленные наветом офицеры требовали реабилитации или отчисления их из армии. Через 2−3 дня Корнилов собрал их и сказал:

— Дело не в Корнилове. Я просто не допускаю мысли, чтобы в армии нашлись офицеры, которые могли бы поднять руку на своего командующего. Я вам верю и прошу продолжать службу.

Донская политика привела к тому, что командующий Добровольческой армией генерал Корнилов жил конспиративно, ходил в штатском платье, и имя его не упоминалось официально в донских учреждениях.

Донская политика лишила зарождающуюся армию еще одного весьма существенного организационного фактора… Не было властного приказа, и ослабевшее нравственно офицерство шло уже на сделки с собственной совестью. Пробирались в армию сотни, а десятки тысяч, в силу многообразных обстоятельств, в том числе главным образом тяжелого семейного положения и слабости характера, выжидали, переходили к мирным занятиям, преображались в штатских людей или шли покорно на перепись к большевистским комиссарам, на пытку в чрезвычайке, позднее на службу в Красную армию. Часть офицерства оставалась еще на фронте, где офицерское звание было упразднено и где Крыленко доканчивал «демократизацию», проходившую, по словам его доклада Совету народных комиссаров, «безболезненно, если не считать того, что в целом ряде частей стрелялись офицеры, которых назначали на должность кашеваров»… Другая часть распылялась.

Важнейшие центры — Петроград, Москва, Киев, Одесса, Минеральные Воды, Владикавказ, Тифлис — были забиты офицерами. Пути на Дон были, конечно, очень затруднены, но твердую волю настоящего русского офицера не остановили бы никакие кордоны. Невозможность производства мобилизации даже на Дону привела к таким поразительным результатам, и напор большевиков сдерживали несколько сот офицеров и детей — юнкеров, гимназистов, кадетов, а панели и кафе Ростова и Новочеркасска были полны молодыми здоровыми офицерами, не поступавшими в армию. После взятия Ростова большевиками советский комендант Калюжный жаловался в совете рабочих депутатов на страшное обременение работой: тысячи офицеров являлись к нему в управление с заявлениями, «что они не были в Добровольческой армии…» Так же было и в Новочеркасске. Донское офицерство, насчитывающее несколько тысяч, до самого падения Новочеркасска уклонилось вовсе от борьбы: в донские партизанские отряды поступали десятки, в Добровольческую армию единицы, а все остальные, связанные кровно, имущественно, земельно с войском, не решались пойти против ясно выраженного настроения и желаний казачества».

Генерал Алексеев
Генерал Алексеев

Заседание II Всероссийского ж.-д. съезда в Петрограде посвящено вопросу о конструировании президиума. Незначительным большинством принимается коалиционный состав президиума с представительством всех политических партий, против чего возражали фракции большевиков и левых с.-р., предлагавшие председателем избрать большевика, так как большевистская фракция — наибольшая на съезде. Большевики в знак протеста заявили, что отказываются участвовать в конструировании президиума. Аналогичные заявления поступают от фракции с.-д. объединенных интернационалистов и от фракции левых с.-р. Снова объявлен перерыв.

По распоряжению Уральского областного совета арестован весь состав Екатеринбургского бюро горнопромышленников. 

Донской областной крестьянский съезд в Ростове-на-Дону после продолжительных прений признал власть СНК.

Кавказский краевой центр советов рабочих и солдатских депутатов обсуждал вопрос о расколе, происшедшем в краевом совете Кавказской армии. В результате прений краевым центром была принята резолюция, отмечающая, что

«стремление большевистской части краевого совета порвать с краевым центром и захватить в свои руки руководство жизнью края по существу направлено против организованных рабочих и крестьян Кавказа, к ослаблению их воли и влияния в крае и возникновению междоусобной войны в рядах демократии. Самым решительным образом протестуя против подобной политики большевистской части краевого совета, краевой центр заявляет, что он не допустит насильственного захвата власти, поставленной организованной демократией. Краевой центр будет считать своим составным элементом только тот исполком краевого армейского съезда, который будет всецело подчиняться решениям краевого центра советов р., с. и кр. депутатов».