Агропром Ленобласти «пробил дно»: есть вещи пострашнее непогоды

Непогода или поведение чиновников, финансистов и торговых сетей: что вреднее для сельского хозяйства региона?

Инга Слажинскайте, 21 октября 2017, 18:18 — REGNUM  

Рекордный неурожай 2016 года, как выяснилось, оказался для Ленобласти не самым рекордным: 2017-й год сельхозпроизводители региона уже сейчас хотят забыть как страшный сон. Поздняя весна, холодное лето и постоянные дожди поставили крест на надеждах аграриев компенсировать прошлогодний провал. Но погода, по мнению экспертов, не самый главный фактор, угрожающий областному агропрому. А некоторым его отраслям она вообще не страшна.

Гнилой урожай

Второй год подряд непогода становится причиной неурожая в Ленинградской области. По данным метеорологов, на протяжении всего периода сезонных полевых работ 2017 года температура воздуха в регионе была ниже средних значений на 2−3 градуса, и чаще обычного шли дожди. В результате было собрано лишь 93% зерновых от объема урожая прошлого года, 76% картофеля и 90% овощей, сообщили в комитете по агропромышленному и рыбохозяйственному комплексу Ленобласти.

Напомним, что в 2016 году Ленинградская область также понесла значительные убытки, недосчитавшись почти трети урожая, вследствие аномально дождливой и холодной погоды в летний период. Таким образом, сегодня речь идет о падении урожая даже по сравнению с низкой базой прошлого года.

Читайте ранее в этом сюжете: Из-за дождей Ленобласть недосчиталась в 2016 году почти трети урожая

«Если проезжали, могли видеть, насколько залиты поля. Урожай есть, но в поле не войти, и его не собрать. Даже говоря о ручной уборке урожая, он сформировался на влажной почве, а это среда для формирования всяких микроэлементов, которые не способствуют сохранению урожая. Его приходится очень долго сушить. Сейчас большие риски наблюдаем с сохранностью этого урожая. С точки зрения урожайности, год лучше, но с точки зрения сбора, большие проблемы», — сообщила первый заместитель главы аграрного комитета Ленобласти Екатерина Пшенникова, добавив, что при отсутствии морозов в ближайшие дни сельхозпредприятия смогут еще дособрать урожай с полей.

По ее словам, на комиссии по чрезвычайным ситуациям рассмотрели картину по всем районам и приняли решение признать условия, которые сложились из-за весенней отсрочки теплых дней и последующих неблагоприятных факторов, обстоятельствами непреодолимой силы, сделавшими невозможным достижение установленных целевых индикаторов.

Поэтому санкции к сельскохозяйственным товаропроизводителям по возврату бюджетных средств за невыполнение производственных программ в этом году применяться не будут. Придется заключить допсоглашения о снижении целевых индикаторов.

Поля затоплены, пора сушить

Как известно, Ленобласть изначально не самый благоприятный для растениеводства регион, что и показывают события последних двух лет. Надо не только на погоду надеяться, но и вырабатывать какие-то конкретные меры по снижению ущерба, считает президент Ассоциации крестьянских (фермерских), личных подсобных хозяйств и кооперативов Ленинградской области и Санкт-Петербурга Михаил Шконда.

«Например, по животноводству: раньше были сенные сараи с продувкой, но в 90-е их разобрали. Нужно делать систему, при которой всё будет сохнуть, использовать адаптированные к нашему климату сорта или возить с юга. Но сейчас это вдвое дороже, чем произвести. Что касается затопов картофельных полей, по большому счету, это проблема мелиорации. Не удалось собрать картофель по той простой причине, что поля затоплены. Туда даже не выезжали убирать, потому что уже нечего, смысла не было — картофель «захлебнулся». Его соберешь, а он сгниёт. Мне некоторые фермеры пожаловались, что они вместо 1,5 тысяч тонн картофеля собрали всего 150 тонн. У нас, наверное, 90% полей — это поля, на которых просто перестала работать мелиоративная система, не справляется. Во времена СССР мелиоративными системами занимались, а сейчас правительство у нас выделяет деньги на это дело, но очевидно, что этого не совсем достаточно. Это одна из мер, которая нам может помочь», — поделился эксперт мнением в беседе с корреспондентом ИА REGNUM.

«Остаётся заложить душу»

Поскольку регион находится в зоне рискованного земледелия, необходимо всемерно развивать страхование в агропроме, уверен Михаил Шконда. «Оно у нас, к сожалению, несовершенное. Есть вопросы с доказательством неурожая. Нет не только культуры страховаться, но и нормальной отработанной схемы по выплате, потому что страховые компании, как всегда, делают всё, чтобы не платить», — пояснил аграрий.

Читайте ранее в этом сюжете: Больше половины посевов Ленобласти застраховали после рекордного неурожая

На общую ситуацию в областном агропроме влияет четыре фактора, считает председатель некоммерческого партнёрства «Союз фермеров Ленинградской области и Санкт-Петербурга» Александр Быков. Это семенной фонд, который должен быть обязательно адаптирован к нашим природным условиям, погодный фактор, обновление техники и условия получения субсидий. Причем, этот последний фактор по своему негативу может перевесить три других, даже если у аграриев будут хорошие семена, новая техника и благоприятная погода.

«Надо менять всю систему выдачи субсидий. Люди и без того годами ждут в очереди на технику, мелиорацию. Но те требования, которые предъявляются к аграриям, больше предполагают препятствий, чем развития. Например, субсидия тебе дается один раз, а комиссия будет ездить с проверками три года. А что там проверять? Если вы мне дали поддержку на мои понесенные затраты, то эти затраты уже были осуществлены, почему я должен за три года о них отчитываться? Как можно доказывать, что я их потратил не по назначению, если я получил субсидию за уже понесенные затраты?! Но всё равно найдут причину, и тогда я должен буду вернуть не только эту субсидию, но и все полученные за этот год. С такими условиями не хочется и обращаться за господдержкой», — сокрушается Александр Быков.

По его словам, сельхозпроизводители не заинтересованы в господдержке на тех условиях, на которых ее осуществляют. А поскольку не созданы условия проживания и работы на земле, рабочие руки уходят из села, даже несмотря на увеличение бюджетной поддержки.

Серьезную проблему представляет и наблюдающаяся сегодня закредитованность хозяйств, что, в частности, не позволяет приобрести технику в кредит.

«Банкам нужно, чтобы хозяйство было рентабельным, остается заложить душу, потому что больше нечего: дома заложены, земля в банке берется (в залог) за копейки. Но, если я и застрахую свой урожай, надо пройти муки ада, чтобы получить страховку за недополученную прибыль. А страховщики найдут тысячи причин, чтобы ее не выплатить. Как показала практика, бегаешь два года, чтобы доказать, что это страховой случай», — добавил аграрий в беседе с корреспондентом агентства.

По его мнению, пора переходить на новую модель агропрома, предусматривающую прямую поддержку предприятий, которая будет зависеть от оборота.

«Прошел оборот у предприятия 100 тысяч, должен, например, получить 10%. Тогда мы будем приравнены к одним условиям, человек будет считать свою экономику. Я буду четко понимать, планировать, что мне государство даст 10%, и я буду в прибыли. Буду показывать свои средства, чтобы получить больше средств. Если предприятие застопорилось, оно должно получить хотя бы 3%, чтобы иметь возможность выйти на рынок», — считает Быков.

Торговым сетям любой повод сгодится

Эксперты уверены, что очередной неурожай в регионе повлечет за собой повышение цен на продукты. По мнению Быкова, стоимость картофеля, например, возрастет примерно на 20%, поскольку «ни один человек не захочет быть в убытке, попытается продать подороже». По словам Михаила Шконды, неурожай, прежде всего, приведет к подорожанию непосредственно фермерских продуктов и в большей степени коснется самой Ленобласти. Потребности же соседнего Петербурга по овощам легко закрываются другими субъектами Федерации или импортом.

Однако уже сейчас можно ожидать подорожания и без того «кусачего» мяса на прилавках магазинов, считает Шконда, поскольку себестоимость мясного производства выросла из-за дорогих кормов. «Если в прошлом году стоимость нашего мяса равнялась стоимости импортного, то в этом году явно себестоимость будет выше. Не в два раза, но процентов на 20 может быть», — предположил он.

Как считает председатель совета Санкт-Петербургской ассоциации малого бизнеса в сфере потребительского рынка Алексей Третьяков, с точки зрения здравого смысла, неурожай в Ленинградской области не должен отразиться на ценах в петербургском регионе, имеющем множество других источников поступления сельхозпродукции. Но на практике — всё равно отразится, потому что это выгодно торговым сетям. По его мнению, производство овощей вообще избыточно по отношению к потребностям, налицо кризис перепроизводства. И если в Ленобласти этот объем упал, то образовавшаяся лакуна закрывается достаточно легко, а дальше работают сети.

«Да, в Ленобласти неурожай, но у нас есть рядом Псковщина, есть Новгородская область. Да и до Белоруссии не так далеко, а она завалит пол-России. Но если вы монопольно владеете розничной торговлей, то любой повод, начиная с неурожая и заканчивая пятнами на Солнце, вы используете. Торговые сети найдут повод, повысят цены, обосновав тем, что было слишком жарко или слишком холодно, хотя прямой связи, конечно, нет», — сказал Третьяков корреспонденту ИА REGNUM.

Читайте также: Дрозденко: Картофель из Ленобласти не выдерживает конкуренции с белорусским

Эксперт уверен, что в свете повторяющихся неурожаев в растениеводстве Ленобласти необходимо сосредоточиться на тех направлениях, которые успешно развивались и в советские времена, в их числе мясомолочное животноводство и птицеводство.

Отметим, что с последним направлением дела в регионе уже обстоят очень хорошо. По выпуску яиц Ленобласть занимает первое место в России: почти 3 млрд штук в год, что в 6,2 раза превышает объем внутреннего потребления. По поголовью птицы регион занимает второе место в стране, и третье — по объемам производства мяса птицы (5% от общероссийского, 60% — по Северо-Западному федеральному округу).

Читайте также: Ленобласть производит 40% сельхозпродукции в СЗФО

Что касается животноводства, то на его долю уже сейчас приходится 70% валовой продукции агропрома Ленинградской области. Неурожай этого года не отразится на рационе животных: план по заготовке кормов выполнен на 102%. В расчете на одну условную голову запасено по 31,6 центнера кормовых единиц, что почти в 2 раза больше, чем в среднем по России.

Тем не менее, считает Алексей Третьяков, неплохо бы вернуться к тому периоду, когда Ленинградская область и Ленинград были единым сельскохозяйственным комплексом.

«У сельхозпроизводителей Ленобласти не было никаких проблем, куда сбывать продукцию. Наоборот, требовалось больше. Когда мы так искусственно разрезали, «областники» остались в ситуации негарантированного сбыта. С точки зрения общественных интересов, надо объединяться, но элитам это делать не хочется. Чиновники любят кричать, что городу нужно. Но нужно 5 миллионам населения, а не 200 смольнинским сидельцам», — отметил Третьяков.

Читайте ранее в этом сюжете: Неурожай спровоцирует подорожание в Петербурге, а сети еще добавят

А пока очередной проблемный год первым делом скажется на финансовом положении сельхозпроизводителей региона. «Неурожай, меньше продали, нет денег на посевной материал, технику, топливо и так далее. Вообще-то здесь включается цепная реакция, которая может этот агропром добить», — опасается Алексей Третьяков.

Читайте ранее в этом сюжете: «Нужны 20 дней без дождя»: глава Ленобласти рассказал об угрозе неурожая

Читайте развитие сюжета: Ленобласть получит федеральную поддержку на производство молока

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail