Гапоненко сегодня, 18 октября, обратился с письмом к основателю и руководителю мировой социальной сети Facebook Марку Цукербергу. В своём письме он, в частности, сообщает, что получил на руки постановление прокуратуры Рижского судебного округа, где среди прочего говорится, что «Александр Гапоненко, используя компьютер с подключением к интернету, что рассматривается как автоматизированная система обработки данных, будучи зарегистрированным пользователем социальной сети Facebook.com, у которого на данном интернет-портале создан свой индивидуальный профиль, осознавая, что каждая добавленная запись публикуется в среде интернета, т. е. становится доступной неограниченному числу интернет-пользователей, которые зарегистрированы в данной социальной сети, умышленно опубликовал высказывания в письменном виде…»

Александр Гапоненко
Александр Гапоненко
Izborsk-club.ru

Как отмечает сам Гапоненко, претензий к размещенному материалу у социальной сети к нему не было. Материал не нарушал этические нормы, не являлся оскорбительным для представителей какой-нибудь религии, не разжигал социальную, расовую или этническую рознь. Таким образом рижская прокуратура установила, что публикация любой заметки в сети Facebook может являться отдельным составом преступления, за который пользователь, опубликовавший эту заметку, может понести наказание.

Ниже публикуем текст обращения полностью.

Генеральному директору компании Facebook. Inc

М.Цукербергу

Многоуважаемый господин Марк Цукерберг!

Настоящим довожу до Вашего сведения, что, согласно ч. 2 ст. 78 Уголовного кодекса (УК) Латвийской Республики публикация в социальной сети, в том числе в социальной сети Facebook, образует отдельный состав преступления.

Статья 78 УК «Возбуждение национальной, этнической и расовой ненависти» сформулирована следующим образом:

«(1) За действия, направленные на возбуждение национальной, этнической, расовой или религиозной ненависти или нетерпимости, —

наказываются лишением свободы на срок до трех лет или кратковременным лишением свободы или принудительным трудом или штрафом.

(2) За ту же деятельность, если она совершена группой лиц или государственным должностным лицом или ответственным сотрудником предприятия (компании) или организации или если она совершена с использованием автоматизированной системы обработки данных, —

наказывается лишением свободы на срок до пяти лет или кратковременным лишением свободы или принудительным трудом или штрафом.

(3) В отношении действий, предусмотренных частью первой настоящей статьи, в случае насилия или угроз или в случае совершения организованной группой —

наказывается лишением свободы на срок до десяти лет и испытательным надзором на срок до трех лет или без него».

В настоящее время я являюсь обвиняемым по данной статье в связи с публикациями в Facebook, притом, что со стороны объективного контроля Facebook претензий ко мне не было.

Согласно постановлению прокуратуры Рижского судебного округа о передаче уголовного дела в суд уравнение социальной сети Facebook с автоматизированной системой обработки данных произведено следующим образом:

«Александр Гапоненко, используя компьютер с подключением к интернету, что рассматривается как автоматизированная система обработки данных, будучи зарегистрированным пользователем социальной сети Facebook.com, у которого на данном интернет-портале создан свой индивидуальный профиль, осознавая, что каждая добавленная запись публикуется в среде интернета, т. е. становится доступной неограниченному числу интернет-пользователей, которые зарегистрированы в данной социальной сети, умышленно опубликовал высказывания в письменном виде…»

Как видно из приведённого выше, публикация записи в Facebook образует в Латвии отдельный состав преступления, на что я и обращаю Ваше внимание. Помимо того, что подобное регулирование прямо ущемляет интересы руководимой Вами компании, оно ещё и существенным и неоправданным образом ограничивает свободу слова и свободу убеждений.

В практике Комитета ООН по правам человека и Комитета ООН по расовой дискриминации отмечается, что одним из критериев «разжигания ненависти» является «степень публичности заявлений».

Данный критерий имеет право на существование и применение при определении суровости наказания, но, безусловно, не может быть выделен в отдельный состав, поскольку «степень публичности заявлений» материальна и в каждом конкретном случае различна, а «использование автоматизированной системы обработки данных» исключительно формально — запись, сделанная на только что открытом аккаунте в Facebook и удалённая через одну минуту, имеет нулевую «степень публичности заявлений».

В доказательство этого заключения можно привести ст. 19 Всеобщей Декларации прав человека:

«Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ».

Аналогичное положение содержит ч. 2 ст. 19 Международного пакта о гражданских и политических правах:

«Каждый человек имеет право на свободное выражение своего мнения; это право включает свободу искать, получать и распространять всякого рода информацию и идеи, независимо от государственных границ, устно, письменно или посредством печати или художественных форм выражения, или иными способами по своему выбору».

Употреблённые выражения «любыми средствами» и «по своему выбору» означают, что установление качественно иной ответственности (отдельный состав преступления, предусматривающий более суровую ответственность) при использовании одного конкретного средства распространения информации («автоматизированная система обработки данных») прямо, и при этом неоправданно ущемляет свободу убеждений, поскольку с точки зрения свободы убеждений все средства распространения информации применимы в равной степени, и ответственность не может зависеть от выбора «наименее опасного» средства.