Латиница против кириллицы — в Казахстане продолжают обсуждать судьбу языка

Намерение властей сменить казахский алфавит раскололо казахскую среду на «латинян» и «кириллициан», бросающихся друг на друга, доказывая свою правоту

Астана, 8 сентября 2017, 17:08 — REGNUM  История повторяется дважды: первый раз в виде трагедии, второй — в виде фарса. Введение кириллицы стало для казахской культуры тяжелым ударом, но с тех пор прошло более трех четвертей века. И введение латиницы может обернуться фарсом. Такое мнение высказал главный редактор журнала «Мысль» Сейдахмет Куттыкадам.

«Казахский алфавит на латинице у нас уже был в 1930—40 годах. История ее прихода известна. Латиница была введена тюркскими регионами СССР взамен арабицы, символизирующей отсталость и привязанность к исламу, на основании солидарного решения съезда представителей тюркских народов в 1926 году в Баку. Этот город был избран в честь выдающегося просветителя Мирзы Фатали Ахундова более полувека назад, впервые предложившего перевести один из тюркских языков — азербайджанский с арабицы на латиницу. Ахундов был известен тем, что он в себе соединял, казалось бы, несочетаемое — иранский национализм, азербайджанский патриотизм и верное служение Российской империи. Та реформа казахского алфавита, вслед за Турцией Ататюрка, несмотря на сомнения некоторых видных представителей Алаш-Орды, была оправдана, так как наше письменное наследие на арабице было невелико, и действительно латинский алфавит более соответствует казахским звукам. Но в 1940 году Сталин, предчувствуя приближение нападения Германии на СССР, руководствуясь панславизмом, решил «духовно» объединить все народы перед такой угрозой и волевым решением отменил латиницу и ввел кириллицу почти по всему Советскому Союзу, за исключением нескольких союзных республик. Это стало, в частности, для казахской культуры тяжелым ударом. Но с тех пор прошло более трех четвертей века, за которые кириллица прижилась. И теперь при желании властей вновь вернуть казахский язык к латинице вспоминаются крылатые слова Гегеля, приписываемые Марксу: «История повторяется дважды: первый раз в виде трагедии, второй — в виде фарса». Они приложимы к нам, но со следующей трактовкой: первая отмена латиницы (а кое-кто считал, и ее принятие) была трагедией, а второе ее введение (с учетом наших реалий) может обернуться фарсом».

Для обоснования своего отрицательного мнения о данной реформе Куттыкадам приводит пример постсоветских стран, уже перешедших на латиницу.

«Туркменистан — закрытая страна, но, по просачивающимся сведениям, реформа породила много серьезных проблем, особенно в образовании и науке, хотя туркменский язык относится к огузским (с небольшими вкраплениями соседних кыпчакских языков), так же как и турецкий язык. Но чиновники, согласно государственной инструкции, твердят об успешности реформы.

В Узбекистане я бываю часто, в последний раз посетил его в декабре прошлого года — и могу сказать о своих непосредственных впечатлениях. Как известно, в советское время из всех республик Центральной Азии более всего противился русификации Узбекистан. С получением независимости эта республика стала не только вводить латиницу, но и повсеместно закрывать русские школы. И вот как там обстоят дела сейчас с реформой алфавита. До сих пор используются и латиница, и кириллица. На латинице мало литературы, в том числе учебной, и уровень образования стал понижаться. И это привело к тому, что наши соседи не только стали обращаться к русскоязычным источникам на кириллице, но как это ни парадоксально … вновь открывать русские школы, так как уровень преподавания и качество учебников на узбекском языке оказались более низкими.

И почти везде наблюдается одна и та же показательная картина: в школьных классах в среднем 25 человек… из них, как правило, только один русский. То есть реформа практически не удалась, но Узбекистану отступать теперь поздно. И новые власти республики, скорее всего, будут форсировано внедрять латиницу. Но думаю, что негативные последствия поспешной смены алфавита для образования и культуры двух наших соседей неизбежно скажутся в будущем.

Многим казалось, и мне в их числе, что в Азербайджане реформа алфавита пройдет безболезненно. Потому что азербайджанский и турецкий — огузские языки и совпадают более чем на 85%. Кроме того, Турция и Азербайджан — соседи, и азербайджанцы еще в советское время постоянно слушали турецкое радио, а в Нахичевани даже смотрели турецкое телевидение.

Все республиканские чиновники, в их числе и послы, твердят о том, что реформа благополучно состоялась, но я как-то говорил с азербайджанскими интеллигентами, и они сказали мне, что переход на латиницу был не так уж легок, до сих его последствия ощущаются. Это, прежде всего, наблюдается на учебниках, литературе, технических дисциплинах и документации».

Из этого Куттыкадам делает вывод, что переходить на латиницу не стоит — это чревато слишком большими проблемами. Также он напоминает о том, что очень многие инициативы казахстанской власти в сфере культуры, науки и образования привели к печальным последствиям для этих сфер.

«Глядя на деяния наших чиновников, невольно вспоминаются слова Эриха Фромма: «Человек, который не может создавать, хочет разрушать». И действительно, окружающие нас реалии подтверждают справедливость этого утверждения.

Давайте для наглядности рассмотрим обсуждаемый вопрос поэтапно. На реформу алфавита потребуются не просто большие деньги, а огромные. Страна не только не имеет таких денег, так как казна пуста, но на ней еще висят огромные долги. Значит, снова придется сокращать социальные расходы, которые и без того мизерные, и занимать, увеличивая долги. Из этих взятых в долг огромных денег, половина тут же окажется в карманах чиновников разных уровней. А оставшиеся 50 процентов будут бездарно использованы. Уже в ходе реформы, как всегда у нас во всех делах, выяснится, что обкорнанных денег на нее не хватает, и опять будут занимать, еще большие деньги. С ними случится та же самая история. А потом может случиться и худшее: в середине пути чиновники махнут рукой на эту «проклятую» реформу и пустят все на самотек … и это будет катастрофой!!!»

В результате, по мнению Сейдахмета Куттыкадама, казахский язык и литература придут в еще более печальное состояние. И это приведет к росту популярности русского языка. Куттыкадам предлагает различать современную Россию как политического актора и русскую культуру. От последней, по его мнению, нельзя отказываться, так как она является донором для казахской.

«Ясно, что отказ от кириллицы означает не только смену алфавита, но и, по существу, отказ молодого и последующих казахских поколений от русского языка и знаний на нём. Если это случится, то казахский язык, казахская литература и казахская культура просто угаснут без языка-донора, каковым сейчас является русский язык. Ведь основная функция письменности — это аккумуляция и сохранение знаний и ее передача. Это прекрасно понимают ответственные представители казахской интеллигенции, и в их числе наиболее колоритные литераторы, как русско-, так и казахскопищущие, которые выступают против латинизации, иногда с оговоркой о ее несвоевременности. Как это ни парадоксально, среди них немало тех, кто не любит Россию…

…Покажите мне хотя бы одного казаха, где бы он ни жил, даже в той же Англии, который читал бы на английском языке шумерские эпосы о Гильгамеше, законы Хаммурапи, древние египетские, индийские и иранские тексты, «Илиаду» Гомера, трактаты Платона и Конфуция, труды аль-Фараби, «Фауст» Гёте, «Войну и мир» Льва Толстого, гордость англичан — «Гамлета» и «Короля Лира» Шекспира… и что-нибудь еще из этого классического ряда. Да, очень трудно найти казахов, которые хотя бы в отдельности читали этих великих авторов на английском и полностью их понимали. В то время как казахская интеллектуальная элита знакома с ними и/или многими произведениями других конгениальных авторов. И в этом отношении казахи с кириллицей, в общем-то, более образованы, чем турки с их латиницей. (Речь не идет об элитах.) А как будут обстоять дела не только с чтением подобных философских и литературных трудов, но и научных, технических, специализированных, медицинских и других? Во что же превратится нация, лишенная духовных, научных, познавательных и профессиональных источников?

…Если теперь мы хотим сменить «донора», нам надо знать, что революционный путь в культуре к добру не приводит, поэтому следует быть готовым к долгой и планомерной работе по постепенному внедрению у нас английского языка, причем не только бытового, но и литературного, и шире распространять научные, философские, литературные и культурные издания на «инглиш».И когда нация в совершенстве овладеет им и сможет свободно плавать в безбрежном океане знаний на английском языке, только тогда можно отказаться от кириллицы и переходить на латиницу. Казахи быстро обучаются новым языкам, но даже при этом им необходимо как минимум лет сорок, повторяю, упорного труда. (40 лет — это классически-библейский срок для перехода от одного состояния народной ментальности в другое). Вот тогда и можно вернуться к вопросу о переходе на латиницу».

Под конец он сравнивает положение казахов, живших в СССР, и тюркских и монгольских народов, оказавшихся в составе Китая, а также подводит итоги.

«Что произошло с маньчжурами, правившими Китаем около трех веков? Они почти полностью растворились в огромной ханьской массе… и вскоре практически исчезнут. А как дела одной из величайших духовных стран — Тибета? Он полностью покорен, и его уникальная духовность и самобытность вряд ли долго сохранятся. А каково самочувствие наших тюркских братьев, некогда создавших великое государство и великую культуру — уйгуров? Спросите у наших уйгуров — и вам трудно будет удержать слезы. И, в конце концов, каково же положение нашей самой большой и родной казахской общины за границей, живущей на земле своих предков — в Китае? Школы на казахском языке закрываются, пресса и литература на родном языке жестко цензурируются и постепенно угасают, и к середине текущего века наши братья будут почти полностью ассимилированы китайцами…

…В важнейших вопросах, касающихся судьбы народа, нельзя совершать поспешных шагов, тем более непродуманных и несущих в себе угрозу разрушения. Поэтому, прежде чем решиться переходить на латиницу, наши власти еще раз должны серьезно задуматься о неизбежных тяжелых последствиях, которые станут необратимыми для казахского языка и образования, казахской культуры и духовности — для казахского народа. Казахи и без того чувствуют себя изгоями на родной земле, и не стоит добавлять им еще и такую проблему и в который раз испытывать их терпение… Думаю, что у правителей страны хватит мудрости понять, что на этот раз неверное решение может иметь роковые последствия, и они отложат данный вопрос на рассмотрение будущих поколений. Ведь не хотят же они, в самом деле, исторической славы Герострата?»

Сейдахмет Куттыкадам родился 9 мая 1946. Окончил факультет технологии неорганических веществ Казахско­го химико-технологического института (1969), инженер-технолог. Кандидат технических наук (1975). Тема кандидатской диссертации «Каталитический крекинг керосиногазойлевых фракций мангышлакских и эмбинских нефтей». Доцент (с 1984). Автор более 15 научных и более 300 публицистических статей. Владеет казахским и русским языками.

С 1973 по 1975 годы — заведующий лабораторией Института хи­мии нефти и природных солей АН КазССР (Гурьев). С 1980 года — декан факультета Кзыл-Ординского филиала Джамбулского гидромелиоративно-строительного института. С 1986 по 1990 годы — заведующий кафедрой Аркалыкского педагогического ин­ститута. С февраля по декабрь 1991 года — заместитель главного редактора журнала «Арай-Заря». С 1992 по 1993 годы — заместитель министра печати и информации РК. С 1994 года — главный редактор газеты «Время — fleyip». С 1994 года — главный редактор журнала «Арай». С 1995 года — обозреватель газеты «Аргументы и Факты — Казахстан». С 1999 года — председатель движения «Орлеу». С 2001 года — работа над книгой «Миражи и реалии». С 2002 по 2003 годы — главный редактор газеты «Эпоха». С 2004 года — обозреватель газеты «Начнем с понедельника». С 2005 года — председатель Алматинского филиала партии «Ак Жол» («Настоящий АК. ЖОЛ»). С января 2006 года по настоящее время — главный редактор журнала «Мысль». Председатель Республиканского движения «Орлеу» (1998—2000). Член Казахстанского Пен-клуба (с 2003), профессор Евразийского национального университета им Л.Гумилева.

Напомним также, что в 2013 году 66 известных казахских писателей и культурных деятелей выступили против перевода казахского языка на латиницу, приводя практически такие же аргументы, что и Сейдахмет Куттыкадам сейчас, и говоря о тех же самых последствиях. Читайте перевод открытого письма здесь.

Читайте развитие сюжета: В Казахстане закончили работу над алфавитом на латинице

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.