Собор Святого Христа Всеспасителя, Шуша. Ворота с крестом
Собор Святого Христа Всеспасителя, Шуша. Ворота с крестом
Саркис Цатурян © ИА REGNUM

Господин президент, в Нагорном Карабахе прошёл конституционный референдум. Как Вы оцениваете его результаты и как они отразятся на дальнейшей жизни Арцаха?

Референдум прошел в соответствии с нормами и принципами международного права, т. е. так, как волеизъявление народа выражается в демократическом и правовом государстве. Это было также подтверждено наблюдателями из более чем трех десятков государств, география которых охватывает три континента. Мы считаем это важным достижением для нашей страны, которая сознательно и бесповоротно выбрала демократический путь развития.

Что касается результатов референдума, то большинство населения проголосовало за принятие новой конституции, и мы надеемся, что новый Основной Закон нашего государства окажет позитивное влияние на дальнейшее укрепление нашей государственности, обеспечение основных прав и свобод граждан, развитие нашей страны, совершенствование системы государственного управления.

В отличие от Армении, где в ближайшее время будет введена парламентская форма власти, Республика Арцах становится президентской. Почему два армянских государства выбрали разные модели государственного устройства?

Нагорно-Карабахская Республика прошла достаточно сложный путь становления. Практически с самого первого дня своего образования мы были вынуждены защищать независимость нашей страны и обеспечивать безопасность нашего народа от азербайджанской агрессии, которая в конце 1991 года приняла характер широкомасштабной войны, длившейся до мая 1994 года. Первоначально у нас была парламентская форма правления, которая, несмотря на целый ряд позитивных аспектов, не могла в полной мере обеспечить должный уровень безопасности нашего государства в ситуации войны или непрекращающейся военной угрозы. Официальный Баку до сих пор не отказывается от своих преступных замыслов решить азербайджано-карабахский конфликт силой, и мы не можем не учитывать все это. В том числе и с учетом этого обстоятельства, после долгих обсуждений и всестороннего анализа политические силы нашей страны предложили изменить полупрезидентскую форму правления на президентскую.

Ожидали ли Вы серьезных провокаций с азербайджанской стороны в дни референдума и какие меры были приняты для их предотвращения?

Вы знаете, провокаций с азербайджанской стороны мы ожидаем практически ежедневно, тем более что она нарушает режим прекращения огня десятки раз за день. Во время референдума, естественно, были приняты дополнительные меры безопасности, и то, что не было серьезных провокаций, является также результатом этих шагов.

Армянская сторона, как известно, настаивает на участии Степанакерта в переговорном процессе, но пока ничего не меняется в формате переговоров. Когда, на Ваш взгляд, представители Арцаха станут полноправными участниками мирного урегулирования карабахского конфликта?

Для того чтобы в процессе урегулирования азербайджано-карабахского конфликта был зафиксирован существенный прогресс, необходимо в первую очередь восстановить полноценный формат, с участием Республики Арцах в качестве полноправной стороны переговоров. Для этого необходимо лишь соблюдать решение Будапештского саммита ОБСЕ 1994 года. Кстати, данный саммит фактически стал учредительным, ведь именно на нем были приняты решения о трансформации СБСЕ в ОБСЕ, а также о создании института Сопредседателей Минской группы.

Без нашего участия в качестве полноправной стороны переговорного процесса урегулировать азербайджано-карабахский конфликт попросту нереально. Это признают и международные посредники, например, сопредседатели Минской группы ОБСЕ. Мы со своей стороны готовы на прямые переговоры с Азербайджаном и на обсуждение любых вопросов, о чем и постоянно заявляем.

Какой, по мнению руководства Арцаха, является формула решения карабахского конфликта и возможен ли компромисс в противостоянии с Азербайджаном?

Узловыми политическими аспектами урегулирования являются проблема статуса и вопросы безопасности. Все остальные вопросы являются производными от них. Для нас нет возврата в прошлое. Арцах никогда не будет частью Азербайджана. Это исключено. Обеспечение безопасности НКР во всех измерениях также не может быть подвергнуто ни малейшему сомнению. Что касается остальных вопросов, то мы готовы обсуждать их с Азербайджаном. Думаю, что это основанная на реалиях конструктивная позиция.

Каким Вам видится будущее Арцаха и в каком статусе?

Я, как и любой гражданин нашей страны, уверен в светлом будущем Арцаха. Мы сделаем все, чтобы наше государство было сильным, демократическим, социальным и динамично развивающимся, страной, которая займет достойное место в цивилизованном мире.