Комиссия по правам человека при Президенте РФ рассмотрела ситуацию с соблюдением прав граждан при уничтожении химического оружия

Москва, 28 Февраля 2004, 17:10 — REGNUM  26 февраля Комиссия по правам человека при Президенте РФ на очередном заседании под председательством главы Комиссии Эллы Памфиловой и в присутствии Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации Владимира Лукина рассмотрела вопрос "О соблюдении прав граждан Российской Федерации при исполнении Конвенции об уничтожении химического оружия".

Доклад по данной теме, подготовленный Союзом "За химическую безопасность" и правовым центром "Родник" (Москва) был представлен руководителем Программы Международного Социально-экологичекого союза "Химическая безопасность", президентом Союза "За химическую безопасность" Львом Федоровым. Поизцию Агентства Росбоеприпасы при обсуждении доклада представлял статс-секретарь Вячеслав Кулебякин.

Комиссия приняла решение создать Рабочую группу для детального изучения всей суммы поставленных вопросов.

Приводим полный текст доклада.

ДОКЛАД
О соблюдении прав граждан Россйской Федерации
при исполнении Конвенции об уничтожении химического оружия

Выполнение Российской Федерацией обязательств по уничтожению химического оружия, которые вытекают из Конвенции о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении, непосредственно затрагивает социальные, экологические и иные права граждан РФ, проживающих и работающих в непосредственной близости от объектов складирования, хранения и уничтожения химического оружия.

Указанная Конвенция была подписана Россией в 1993 году и ратифицирована в конце 1997 года. Подготовительные работы на 7 складах химического оружия начались немедленно по подписании Конвенции об уничтожении химического оружия. Однако конкретные работы были определены постановлениями Правительства РФ.

21 марта 1996 года Правительство РФ издало постановление "Об утверждении Федеральной целевой программы "Уничтожение запасов химического оружия в Российской Федерации". 5 июля 2001 года Правительством РФ была утверждена вторая программа уничтожения химического оружия.

Так же как и указанные правительственные программы, общая правовая среда для граждан РФ (права на жизнь, на благоприятную окружающую среду и достоверную информацию о ее состоянии, на охрану здоровья и медицинскую помощь, на социальную защиту, на эффективные средства защиты от неблагоприятных воздействий на здоровье людей, на безопасный труд и т.д.), вытекающая из факта работ с химическим оружием, определяется, помимо Конституции РФ (ст.ст.2,20,29,37,39,41,42), федеральными законами Российской Федерации и иными правовыми актами - постановлениями Правительства, СанПиНами, СНИПами, ГОСТами и т.д.

Специализированных Федеральных законов РФ принято три: от 02.05.1997 г. (в редакции от 29.11.2001 г.) <Об уничтожении химического оружия>; от 5.11.1997 г. "О ратификации Конвенции о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении"; от 7.11.2000 г. "О социальной защите граждан, занятых на работах с химическим оружием".

Кроме того, важен также ряд других Федеральных законов: "Об охране окружающей среды", "Об экологической экспертизе" (от 23.11.1995 г.), "О промышленной безопасности производственных объектов" (от 21.07.1997 г.), "Об отходах производства и потребления" (от 24.06.1998 г.), "Об охране атмосферного воздуха" (от 4.05.1999 г.), "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" и др.

Вышеперечисленные законодательные акты и разработанные Правительством РФ программы по уничтожению химического оружия в той или иной степени содержат положения о социальной и иной защите граждан России.

Однако правоприменительная практика в Российской Федерации такова, что исполнение положений закона ставится в зависимость от механизмов их реализации. Без специальных подзаконных актов, положений, указаний, правил министерств и ведомств, которые должны быть доведены до непосредственных исполнителей и органов региональной и местной власти, указанные в законах обязанности по соблюдению прав и гарантии граждан, как правило, не исполняются. Именно поэтому, ввиду отсутствия реальных механизмов реализации вышеуказанных законов, деятельность государственных органов и иных организаций по выполнению программ Правительства РФ, основанных на Конвенции об уничтожении химического оружия от 13.01.1993 г., приводит к грубым нарушениям прав граждан нашей страны при уничтожении химического оружия.

Далее, отражены факты о нарушениях, гарантированных законодательством России прав граждан, допущенные при реализации правительственных программ по уничтожению химического оружия.

Нарушение права граждан на получение
достоверной и своевременной информации

Право граждан свободно получать информацию является одним из основополагающих конституционных прав, гарантированных статьей 29 Конституции РФ.

Право граждан на получение открытой информации об операциях по хранению, транспортировке и уничтожению химического оружия установлено ст.20 Закона "Об уничтожении химического оружия" (1997 год). Эта юридическая норма не выполняется в полном объеме. В частности, в нарушение ст. 3 Федерального закона "Об экологической экспертизе" (1995 г.) все официальные заключения государственных экологических экспертиз, по объектам уничтожения химического оружия, Министерство природных ресурсов (МПР) России и его органы на местах держат в строгой тайне от населения и от общественных организаций. Практика фактического отказа в предоставлении необходимой информации видна на примере хранения и уничтожения химического оружия в г.Щучье (Курганская область). При исполнении конвенциального обязательства по ликвидации в г.Щучьем в 2001-2002 годах партии боеприпасов, содержащих фосген. При этом было допущено сокрытие от населения нашей страны и мировой общественности информации о количестве этого отравляющего вещества (ОВ).

В частности, в течение полутора лет жители г. Щучье, в нарушение действующего законодательства, не информировались о проведении войсковой частью 92746 в зоне хранения, что само по себе также является нарушением Закона "Об уничтожении химического оружия" (ст. 12), работ по перетариванию фосгена.

О наличии распоряжения Правительства РФ от 08.09.2000 года, которым определялись задания на ликвидацию боеприпасов с фосгеном, щучанцы узнали лишь в апреле 2002 года - после того, как работы были закончены, и состоялся отчет России перед международной организацией в Гааге. Указанное постановление Правительства не было опубликовано ни в "Российской газете" ни в Собрании законодательства РФ и поэтому, в соответствии со ст.15 Конституции РФ, не имело юридической силы.

О факте уничтожения оружия, содержащего отравляющее ве щество фосген, жители г. Щучье узнали, лишь испытав воздействие паров этого отравляющего вещества на своем здоровье. Так, многие из них жаловались на появление при определенном направлении ветра запаха прелого сена, который сопровождается при выделении паров фосгена. Жители Щучьего и граждане всей России получали заведомо ложную информацию о количестве фосгена, складированного в г.Щучье. Еще в проекте комплексной программы уничтожения химического оружия 1992 года было указано, что фосгена в стране имеется лишь 5 тонн. Эта цифра подтверждалась многие годы. Так, в рабочем проекте процесса ликвидации боеприпасов с фосгеном, который был утвержден Главгосэкспертизой в ноябре 2000 года, были зафиксированы общие данные (3844 снаряда, вес ОВ в каждом - 1,3 кг), то есть всего 5 тонн.

Одно из последних подтверждений о количестве фосгена в боеприпасах, имеется в справке, которая была представлена к 15 марта 2001 года - дню заседания комиссии Совета Безопасности РФ по экологической безопасности, рабочей группой во главе с официальным лицом Росбоеприпасов генералом В.П.Капашиным (члены группы - А.Д.Горбовский, В.В.Куценко, Б.Ф.Мясоедов и др.), содержащей сведения о том, что общий вес фосгена составляет 5 тонн в 3844 артиллерийских снарядах калибра 122 мм. В апреле 2001 года начались практические работы с фосгеновыми снарядами. Предоставить интересующую население информацию о количестве уничтожаемого фосгена руководители Росбоеприпасов могли 8 июня 2001 года в г. Щучьем, когда ими проводилось торжество с поднятием флагов и фейерверком по случаю начала практических работ по возведению будущего объекта по уничтожению химоружия и куда были приглашены дипломаты из множества стран, а также пресса. Тем не менее, по сообщению В.Литовкина ("Общая газета") и Д.В. Литовкина ("Красная звезда"), склад химического оружия на момент церемонии будто бы содержал, помимо прочего, и 5 тонн фосгена.

В дальнейшем официальный представитель склада химического оружия в Щучьем объявил в 2002 году совсем иное. После того, как весь фосген был изъят из артиллерийских снарядов, перемещен в баллоны и отправлен на переработку, то из тех же 3844 снарядов калибра 122 мм было изъято уже не 5 тонн, а "чуть более 10 тонн" фосгена. Дальнейшее сокрытие фактических данных по уничтожению фосгена было уже невозможно, поскольку в подсчете участвовали уже международные контролеры из Организации по запрещению химического оружия в Гааге.

Сокрытие информации порой приобретало чудовищные формы. Так, при проведении государственной экологической экспертизы обоснования инвестиций на проект объекта по уничтожению ракетно-артиллерийских боеприпасов в Щучьем (1997 год) была грубо нарушена ст.3 Федерального закона "Об экологической экспертизе" (в части, касающейся "достоверности и полноты информации") в отношении информированности не только населения, но и органов власти г.Щучье. Из четырех типов ракетных боеголовок на рассмотрение комиссии были представлены данные лишь о двух. Наличие на складе двух других и наиболее опасных боеголовок в кассетном исполнении, в которых взрывчатка запрессована непосредственно в корпус боеголовки, было от членов комиссии просто скрыто. Экспертная комиссия подготовила описание запроектированных четырех линий уничтожения химических боеприпасов, не упомянув в своем описании работу с кассетными боеприпасами. На основании выводов комиссии было дано положительное заключение по проекту, которое утвердил руководитель Госкомэкологии В.И.Данилов-Данильян.

Закон "Об уничтожении химического оружия", не только определил принцип открытости перед обществом, в отношении работ с химическим оружием, но и установил, что "сокрытие, несвоевременное предоставление либо предоставление должностными лицами умышленно искаженной или ложной информации в области проведения работ по хранению, перевозке и уничтожению химического оружия влекут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации". В данном случае должностными лицами, обязанными предоставлять информацию в соответствии с законом, нарушено право жителей г.Щучье на получение жизненно важной информации и, насколько нам известно, до настоящего времени никто не был призван к ответственности.

Нарушение права на эффективное экологическое регулирование

Ст.7 Федерального закона "Об уничтожении химического оружия" в число полномочий органов государственной власти РФ включает "формирование федеральной политики в области государственного. экологического регулирования процесса уничтожения химического оружия".

Одной из основных форм такого регулирования является неукоснительное исполнение Федерального закона от 23.11.1995 г. "Об экологической экспертизе". Этот закон в ст.3 определил основные принципы - презумпция потенциальной экологической опасности любой намечаемой деятельности и обязательность проведения государственной экологической экспертизы еще до принятия решений о реализации любого проекта, реализация которого может привести к негативным воздействиям на окружающую природную среду. Среди других обязательных условий определены также достоверность и полнота информации, представляемой на экологическую экспертизу, гласность, участие общественных организаций (объединений), учет общественного мнения.

Группа проблем, подлежащих обязательной государственной экологической экспертизе и имеющих отношение к химическому разоружению, определена ст.11 закона "Об экологической экспертизе".

Следуя данной статье, экологической экспертизе подлежат проекты правовых актов, проекты комплексных и целевых федеральных программ, технико- экономические обоснования и проекты строительства самих объектов, проекты технической документации на новые технологии.

Фактически именно в области экологического экспертирования процесса химического разоружения допущено наибольшее число нарушений. Вместо четырех обязательных направлений экспертирования (проекты законов, проекты программ, проекты технологий, а также проекты на строительство объектов) было оставлено только одно направление - проекты на объекты уничтожения химоружия. Согласно букве Закона не могли применяться программы уничтожения химического оружия 1996 и 2001 годов, как не прошедшие обязательную государственную экологическую экспертизу. Федеральные законы "Об уничтожении химического оружия" и "О социальной защите лиц, занятых на работах с химическим оружием" тоже не проходили обязательную государственную экологическую экспертизу и потому являются юридически сомнительными.

Неправомерным является также и принятое Министерством обороны и Росбоеприпасами решение не представлять на государственную экологическую экспертизу проектов технологий уничтожения всех видов ОВ и химических боеприпасов. Доводом к этому послужило то, что ни один способ (метод) уничтожения ОВ и вообще химического оружия никогда не проходил полупромышленных испытаний в рамках обязательных опытно-конструкторских работ (ОКР) и потому не может именоваться технологией, вследствие чего не должно представляться на государственную экологическую экспертизу. Замечания по этому поводу членов общественной экологической экспертизы по объекту уничтожения химического оружия в Марадыковском (2001 год) остались без внимания контролирующих государственных органов.

Всего в 1997-2002 годах к экологическим экспертизам документов на отдельные объекты по уничтожению химоружия Госкомэкология (ныне - МПР) обращалась не менее 9 раз. Три экспертизы были проведены по объекту в п.Горном, две - по объекту в г. Щучье и по одной - по объектам в Марадыковском, Почепе, в Леонидовке и Камбарке. Однако данные экспертные исследования были проведены без учета общественного мнения, что является обязательным условием проведения экологической экспертизы.

Нарушение права граждан на участие в управлении
делами государства (право на референдум)

Одним из наиболее важных вопросов для граждан, проживающих в районах, где реализуются программы уничтожения химического оружия - это вопрос размещения объектов по уничтожению химического оружия, а также возможность участвовать в принятии таких решений. В соответствии с Конституцией РФ (ст.3, 32, 130) граждане имеют право выразить свое мнение на референдуме. Мнение граждан должно быть решающим при решении вопросов о местах размещения объектов хранения и уничтожения химического оружия. Кроме того, Российским законодательством (ст. 71 Конституции РФ, ст.7 Федерального закона "Об уничтожении химического оружия") закреплено, что основные вопросы в области уничтожения химического оружия, в том числе и размещение объектов уничтожения, находятся в ведении Российской Федерации.

Таким образом, в соответствии с приведенными выше нормами законодательства, а так же в соответствии с Федеральным законами "Об основных гарантиях избирательных прав и прав на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и "Об основных гарантиях избирательных прав и прав на участие в референдуме граждан Российской Федерации" граждане могут выразить свое мнение по вопросу размещения объектов химического оружия, на референдуме федерального уровня, но для инициирования проведения такого референдума необходимо собрать 2 млн. подписей. В такой ситуации граждане фактически оказались лишенными права на референдум по вопросам размещения объектов химического оружия.

В сложившийся ситуации, остается небольшая ниша для проведения референдума местного значения, по вопросам выбора и отвода земельного участка под строительство и размещения таких объектов - это гарантируется ст.13 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и прав на участие в референдуме граждан Российской Федерации", ст.2 Федерального закона "Об уничтожении химического оружия", ст. 31 Земельного кодекса. Но и эти положения законов нарушаются.

В качестве примера можно привести ситуацию сложившуюся в Оричевском районе Кировской области. Когда объект будущего уничтожения химического оружия был "выбран" в том же месте, что и нынешний объект хранения "Марадыковский", жители района выразили свое несогласие с этим решением.

В соответствии с областным законом от 1999 г. "О местном референдуме в Кировской области", был подготовлен районный референдум по вопросу отвода земель под будущий объект уничтожения химического оружия. После ряда юридических коллизий был даже назначен срок его проведения (1.7.2001 г.) и открыт специальный счет, на который граждане вносили добровольные пожертвования и т.д. Но решение о проведении референдума было отменено Кировским областным судом. Вероятнее всего на решение суда повлияло высказанное публично полпредом Президента РФ в Приволжском федеральном округе С.В.Кириенко "сомнение" в таком решении граждан.

Вместо референдума, был проведен местный опрос, не имеющий обязательной силы, в результате которого более 90% граждан высказались против размещения объекта уничтожения химического оружия в назначенном властями месте. Это решение граждан никак не было учтено при принятии решения и при отводе земельного участка под строительство объекта. Таким образом, в силу несоответствий местного и федерального законодательства, отсутствия ясного механизма применения законов граждане оказались лишенными права принимать участие в принятии органами власти жизненно важных для этих граждан решений по вопросам размещения объектов по хранению и уничтожению химического оружия.

Нарушение права доступа граждан на объекты химического оружия

Право граждан и общественных организаций на посещение в ознакомительных целях объектов по хранению и уничтожению химического оружия было декларировано ст.21 Федерального закона "Об уничтожении химического оружия" (1997 год) с отсылкой на Правительство РФ, которое должно установить порядок посещения объектов.

Порядок посещения объектов химического оружия ("в ознакомительных целях") был установлен постановлением Правительства РФ от 8 февраля 1999 года "О порядке посещения объектов по хранению химического оружия и объектов по уничтожению химического оружия". Данное постановление не исполняется в отношении граждан и представителей общественных организаций, что нарушает гарантированные законом права.

Примером может служить случай в Почепе Брянской области. В начале декабря 2003 г. итальянской телевизионной группе не было позволено сделать телевизионную картинку входных ворот, расположенного здесь склада химического оружия.

В связи с намерением Правительства Италии выделить целевым назначением 360 миллионов евро на возведение объекта химического оружия в Почепе данная телевизионная группа имела задание от государственного телевидения Италии обеспечить массовое освещение в интересах итальянских налогоплательщиков информации об использовании денежных средств, которые в итоге пойдут на реализацию программы по химическому разоружению.

Эти препятствия имели место со стороны генерала В. Холстова и В.Капашина (Росбоеприпасы), несмотря на несогласие с данными действиями губернатора области и начальника управления ФСБ Брянской области. Это лишь один из многих примеров, когда было нарушено право посещения объектов химического оружия, что говорит о полной закрытости для общественности процесса хранения и уничтожения химического оружия.

Нарушение права граждан на благоприятную окружающую среду

Очевидно из вышеизложенного, что право граждан на благоприятную окружающую среду в принципе не может быть осуществлено. Отсутствие экологической экспертизы проектов и программ правительства как уже было изложено уже ставит под сомнение всю деятельность по уничтожению химического оружия.

Естественное конституционное право граждан, проживающих в районе работ с химическим оружием, на благоприятную окружающую среду (ст.42 Конституции РФ) конкретизируется ст.16 Федерального закона "Об уничтожении химического оружия". Эта норма декларирует право жителей на безопасные условия проживания и благоприятную окружающую среду при выполнении операций по хранению, транспортировке и уничтожению химического оружия.

Для обеспечения этого права ст.2 указанного закона устанавливает много специальных требований.

В частности, установлено, что химическое оружие должно уничтожаться на специально сооружаемых объектах уничтожения химического оружия. Фактически все негласные работы по уничтожению неаварийных химических боеприпасов с фосгеном и зарином, которые были выполнены в 2000-2002 г. в Щучьем, Марадыковском, Кизнере, Леонидовке, производились не на специальных объектах уничтожения, а на неприспособленных объектах хранения химического оружия, то есть в нарушение ст.2 закона. Для обеспечения права граждан на благоприятную окружающую среду ст.7 Федерального закона "Об уничтожении химического оружия" устанавливает необходимость лицензирования всей деятельности, связанной с обращением с ОВ. В ст.12 этого закона установлен "разрешительный порядок и лицензирование работ по хранению, перевозке и уничтожению химического оружия".

19 марта 2001 г. было принято постановление Правительства РФ "Об утверждении Положения о лицензировании деятельности по хранению, перевозке и уничтожению химического оружия, обращению с токсичными химикатами и отходами, образующимися в процессе уничтожения химического оружия". Тем не менее, руководство объекта хранения химического оружия в Щучьем в период ликвидации партии боеприпасов с фосгеном (с апреля 2001 г. по апрель 2002 г.) не имело лицензии на право проведения этих опасных работ. Поэтому данная деятельность являлась незаконной.

Ст.7 Федерального закона "Об уничтожении химического оружия" возлагает на органы государственной власти "обеспечение промышленной (технологической) безопасности при проведении работ по хранению, перевозке и уничтожению химического оружия".

С 21.07.1997 г. вступил в действие Федеральный закон "О промышленной безопасности производственных объектов" в целях защиты жизненно важных интересов людей и всего общества от аварий на опасных производственных объектах, а также от их последствий. Этим законом, в частности, устанавливается обязательное наличие специальной Декларации о промышленной безопасности объекта. Она должна разрабатываться в составе проектной документации опасного производственного объекта (п.3 ст.14). Должны выполняться законодательные нормативы в области защиты населения, охраны окружающей природной среды, экологической безопасности, пожарной безопасности и охраны труда (ст.1, п.2 ст.3.).

Разработка Декларации предполагает всестороннюю оценку риска аварии и связанной с нею угрозы, анализ достаточности принятых мер по предупреждению аварий, а также готовности к локализации и ликвидации последствий аварии. В действительности Росбоеприпасы нарушили предписания закона, так как Декларация о промышленной безопасности отсутствовала в комплектах проектной документации при проведении государственных экологических экспертиз объектов по уничтожению химического оружия в Марадыковском (2001 г.) и Леонидовке (конец 2002 г.). При этом замечание членов комиссии по общественной экологической экспертизе на отсутствие этой Декларации по объекту Марадыковский было проигнорировано.

В октябре 2002 г. в материалах государственной экологической экспертизы объекта по ликвидации таких опасных отравляющих веществ (ОВ), как иприт и люизит (проводившейся сугубо формально - по "проектным" документам на уже построенный в Горном объект), также отсутствовала Декларация о промышленной безопасности. Ст.7 Федерального закона "Об уничтожении химического оружия" возлагает на органы государственной власти "установление критериев и стандартов безопасности хранения, перевозки и уничтожения химического оружия и обеспечение контроля над их соблюдением". Ст.12 декларирует "соблюдение санитарных норм и правил, санитарно-гигиенических, экологических нормативов и стандартов безопасности".

В дальнейшем эти общие положения были конкретизированы ведомственным документом Минздрава России - СанПиН 2.1.6.983-00 (2000 г.), которым установлено, что уже на стадии выбора площадки проектные материалы на новые опасные объекты должны содержать перечень загрязняющих веществ, выбрасываемых в атмосферу (пункт 3.2.3), с указанием для них гигиенических стандартов - предельно допустимых концентраций (ПДК) или безопасных ориентировочных уровней воздействия (ОБУВ). При этом если в составе выбросов присутствуют вещества, не имеющие утвержденных ПДК или ОБУВ, то размещение, проектирование, строительство и ввод подобных объектов НЕ производится (пункт 3.1.3).

Однако в ТЭО на объекты уничтожения авиационных химических боеприпасов, которые проходили государственную экологическую экспертизу в 2001-2002 г.г. (объект Марадыковский и объект Леонидовка), отсутствовали утвержденные в установленном порядке нормативы содержания загрязняющих веществ, при этом экспертами даны положительные заключения на объекты уничтожения боеприпасов с такими опаснейшими ОВ, как зарин, зоман и советский V-Газ, хотя ПДК и ОБУВ на эти ОВ официально просто не существовали.

С декабря 2002 г. по апрель 2003 г. в Горном произошло уничтожение 400 тонн иприта, сопровождавшееся большим риском для населения, так как произведено в отсутствие официально утвержденных гигиенических стандартов на содержание иприта в воздухе населенных мест. Минимальный набор гигиенических стандартов на ОВ был по всем правилам утвержден в Минздраве России лишь в июне 2003 г.

Ст.10 Федерального закона "Об уничтожении химического оружия" возлагает на федеральные органы исполнительной власти, осуществляющие функции надзора и контроля, "издание в пределах своих полномочий нормативных правовых актов и предписаний по обеспечению безопасности ведения работ по хранению, перевозке и уничтожению химического оружия, безопасности граждан и защиты окружающей среды; приостановку или прекращение деятельности объектов по уничтожению химического оружия в случаях невыполнения указанных нормативных правовых актов и предписаний".

После аварии 19 февраля 2003 г., в ипритном цехе объекта в Горном, в результате которой сгорели два кабеля энергоснабжения, 25-27 февраля 2003 г. комиссия МПР провела на объекте проверку, в ходе которой был "установлен" ряд нарушений природоохранного законодательства, в том числе "отсутствие лицензии на деятельность по обращению с отходами; нарушение условий контроля за нормативами выбросов загрязняющих веществ в атмосферу; несоответствие требованиям специальных норм объектов размещения жидких отходов, образующихся при уничтожении иприта и т.д." По результатам проверки Государственная служба контроля в сфере природопользования и экологической безопасности МПР выдала предписание руководству объекта в п. Горном от 27.02.2003 г. о приостановке хозяйственной деятельности по уничтожению химического оружия до устранения нарушений. Данное предписание не было выполнено и до конца апреля 2003 г. было уничтожено оставшиеся 400 тонн иприта, после чего объект в Горном прекратил работу в связи с отсутствием необходимости.

Таким образом, в ходе реализации программ по уничтожению химического оружия грубейшим образом нарушаются право граждан на благоприятную окружающую среду, не обеспечивается их безопасность, создается угроза жизни и здоровью. При этом никто из тех, кто допустил эти нарушения, не были привлечены к ответственности.

Нарушение права граждан на справедливую оплату труда

В ст.7 Федерального закона "Об уничтожении химического оружия" (1997 г.) содержатся указания, разработать проекты федеральных законов и иных нормативных правовых актов по установлению видов и размеров социальных льгот и компенсаций персоналу объектов.

Ст.4 Федерального закона "О социальной защите граждан, занятых на работах с химическим оружием" от 7.11.2000 г., гарантировала работникам этой опасной сферы деятельности повышенную оплату труда, выплату надбавки к месячному заработку и ежегодное вознаграждение за выслугу лет. Однако соответствующее постановление Правительства РФ № 187 "Об оплате труда граждан, занятых на работах с химическим оружием", которым установлены размеры тарифных ставок, должностных окладов, надбавок к месячному заработку и ежегодного вознаграждения за выслугу лет, было принято лишь через полтора года - 29 марта 2002 года.

Если оставить в стороне сам уровень возмещения, то остается вопрос о справедливости задержки (5 лет), когда все операции по уничтожению химического оружия 2000-2002 годов к тому времени уже были завершены.

Нарушение права граждан на получение льгот и компенсаций

Ст.17 Федерального закона "Об уничтожении химического оружия" (1997 г.) устанавливается право граждан на получение социальных льгот и компенсаций, распространяющееся на граждан, которые проживают в зонах защитных мероприятий (ЗЗМ), устанавливаемых вокруг объектов хранения и уничтожения химического оружия. Исполнение положений данного закона было поставлено в зависимость от действий Правительства РФ двояко - в связи с порядком установления ЗЗМ и в связи с порядком выплаты самих льгот и компенсаций.

Фактически это право вообще не реализуется и реализовано быть не может. До 1999 года право на получение льгот и компенсаций не реализовывалось потому, что "Положение о зоне защитных мероприятий, устанавливаемой вокруг объектов хранения химического оружия или объекта по уничтожению химического оружия" было утверждено постановлением Правительства РФ лишь 24.02.1999 г. К 2001 году были утверждены ЗЗМ для 4 из 7 объектов химического оружия, хотя проекты решений Правительства РФ о зонах на все объекты должны были быть представлены еще к концу августа 1999 года. Таким образом, по объектам химического оружия, для которых ЗЗМ еще не установлены (Леонидовка в Пензенской области, Марадыковский в Кировской области и Почеп в Брянской области), норма закона не может быть исполнена, несмотря на то, что сами работы по хранению химического оружия ведутся.

Право граждан на получение льгот и компенсаций не исполняется и в отношении регионов, где ведутся операции по уничтожению партий неаварийных химических боеприпасов в ненадлежащих условиях и ненадлежащими методами.

16-22 августа 2000 г. - в Кизнере (Республика Удмуртия), 13-16 августа 2001 г. - в Леонидовке, 20-24 сентября 2001 г. - в Кизнере, 5-10 октября 2001 г. - в Марадыковском. При этом в Кизнере, где ЗЗМ уже установлена, норма закона все равно не исполняется.

Право граждан на получение социальных льгот и компенсаций в связи с проводимыми операциями по уничтожению химического оружия не осуществлялось, в частности, и в отношении жителей Щучьего и Горного, где проходило и проходит масштабное выполнение обязательств по Конвенции о химическом оружии (в Щучьем - в 2001-2002 годах, в Горном - начиная с 2002 года) несмотря на то, что для этой местности ЗЗМ давно установлены. Причина скандального неисполнения положений Федерального закона "Об уничтожении химического оружия" заключается в наличии в тексте закона отсылочных норм, связанных с решениями Правительства РФ и иных положений законодательства РФ.

Однако таковые нормы отсутствуют, даже по состоянию на январь 2004 года, когда исполнение первого обязательства по Конвенции о химическом оружии уже осталось позади. Лишь после того, как жители Горного летом 2003 г. были вынуждены провести серию массовых митингов протеста, Росбоеприпасы (генерал В.Холстов) начали готовить предложения для Правительства РФ по льготам и компенсациям гражданам в ЗЗМ.

Однако вряд ли это поможет именно жителям Горного - люизита там осталось на год работы, после чего они потеряют право на льготы. Виновные в злостном нарушении закона и провоцировании социальной напряженности, продолжавшихся в течение нескольких лет, к ответственности не привлекались.

Нарушение права граждан на охрану здоровья и медицинскую помощь

Право граждан на бесплатное специализированное медицинское обслуживание ("поликлиническое консультативно - диагностическое обследование) было установлено ст.18 Федерального закона "Об уничтожении химического оружия" (1997 г). Оно распространяется на жителей ЗЗМ объектов химического оружия.

Фактически это право не реализуется. В районе трех складов химического оружия, из имеющихся семи, ЗЗМ вообще не установлены, в результате чего круг лиц, обладающих этим правом, не установлен. В остальных районах, где эти зоны имеются, право не реализуется по иным причинам. Одна из причин состоит в том, что право граждан на бесплатную медицинскую помощь и бесплатное приобретение лекарств возникает лишь "при выявлении заболевания и установлении связи заболевания с функционированием объектов по хранению химического оружия и объектов по уничтожению химического оружия".

Необходимо отметить, что указанная норма закона "Об уничтожении химического оружия" в принципе не согласуется с конституционным правом граждан на охрану здоровья и бесплатное лечение. Кроме того, бремя доказательства причинно-следственной связи, возложенное на потерпевших, фактически не исполнимо.

При отравлении малыми дозами ОВ причинно-следственная связь устанавливается в течение длительного периода, иногда после окончания работ с химическим оружием (этот научный факт уже никем не оспаривается, однако в норму закона он включен не был). Хотя и так очевидно, имеет место длящееся вредное воздействие на здоровье людей проживающих в непосредственной близости от объектов хранения и уничтожения химического оружия.

За последние 10 лет в Новочебоксарске в возрасте 45-50 лет умерло несколько сот рабочих, которые ранее занимались изготовлением химического оружия и которые до самой смерти так и не смогли доказать государству причину отравления. Имеются и иные формы нарушения данного права.

В частности, в отношении жителей Щучьего это право не применялось вообще. Поскольку медицинские учреждения Щучьего не были извещены о проходивших в 2001-2002 годах работах по ликвидации химических боеприпасов с фосгеном, то они и не могли заняться "установлением связи заболевания с функционированием объекта".

Между тем обращения жителей г. Щучье в медицинские учреждения с жалобами на непонятные симптомы заболеваний (таковые были, в том числе у детей) врачи не могли связать с последствиями проводимого уничтожения боеприпасов, содержащих фосген, и констатировали обычные легочные заболевания.

Виновные в неисполнении закона к ответственности не привлекались.

Нарушение права граждан на опережающее
социальное развитие мест проживания

Ст.7 Федерального закона "Об уничтожении химического оружия" в полномочия органов государственной власти РФ включает "обеспечение опережающего развития социальной инфраструктуры в районах уничтожения химического оружия".

Вторая программа уничтожения химоружия (2001 г.) предусматривала не только социальную защиту и улучшение социально-бытовых условий граждан, проживающих в ЗЗМ объектов по производству, хранению и уничтожению химоружия, но даже провозглашала "опережающее развитие социальной инфраструктуры в районах размещения объектов по уничтожению химического оружия". При этом был определен объем предусмотренных на строительство этих объектов средств - в размере до 10 процентов капитальных вложений, которые должны были быть направлены на затраты опережающего развития социальной инфраструктуры в районах размещения объектов по уничтожению химического оружия.

Фактически развитие социальной инфраструктуры в ЗЗМ свелось в основном к строительству коттеджей для избранных категорий граждан (в Горном, в их число были включены учителя и врачи; между тем в законе для жителей ЗЗМ не установлено разделение на тех, кто достоин переселения в новые коттеджи и кто недостоин), а также к проведению линий газопровода, необходимых для функционирования объектов уничтожения химического оружия.

Однако жители Горного (за исключением учителей и врачей), где в декабре 2002 года началось уничтожение химического оружия, к лету 2003 года, когда первое конвенциальное обязательство России перед мировым сообществом было выполнено, так и не были обеспечены ни газопроводом, ни канализацией, ни горячей водой. Лишь после серии массовых митингов протеста жителей к декабрю 2003 г. администрация области смогла сообщить о положительных изменениях.

Виновные в злостном неисполнении закона и программы ответственности не понесли.

Нарушение права граждан на возмещение вреда
вследствие чрезвычайных ситуаций

Статья 19 Федерального закона "Об уничтожении химического оружия" устанавливает право граждан, проживающих и работающих в ЗЗМ, на возмещение вреда вследствие чрезвычайных ситуаций при работах по хранению, транспортировке и уничтожению химического оружия. Необходимость в этой юридической норме очевидна, поскольку опасные для жизни и здоровья людей события на объектах химического оружия случались неоднократно.

Так, от пожара, который произошел 06.05.1996 г. у поселка Мирный (Кировская область), серьезно пострадал торфобрикетный завод. 30 сентября 1996 г. пожар случился на одном из сооружений непосредственно на складе химического оружия в Камбарке (Удмуртская Республика), где хранятся большие количества люизита в цистернах. Особенностью последнего события было то, что ни городские власти, ни военные организации в течение недели не информировали население о произошедшем пожаре.

19.02.2003 г. имела место аварийная ситуация на объекте по уничтожению химического оружия в п. Горном (Саратовская область) - во время работ по уничтожению иприта в течение нескольких часов было отключено электропитание и в ипритном цехе сгорели одновременно оба кабеля энергоснабжения - основной и резервный. Один кабель строители перерубили бульдозером, а на другой энергетики дали повышенное напряжение. Вместо установления причины аварии к цеху был подведен новый кабель, и уничтожение иприта возобновилось. Подвергая жителей п.Горный масштабным последствиям аварии при уничтожении вредного для здоровья людей химического вещества, сведения о опасной ситуации до населения доведены не были.

Несмотря на аварийные случаи, ни в Горном, ни в иных местах право граждан на возмещение ущерба, возникшего в результате аварийных ситуаций при уничтожении химоружия, не может быть реализовано, так как порядок возмещения такого вреда законом не установлен. Кроме того, на трех складах химического оружия работы по хранению и уничтожению химоружия ведутся, а ЗЗМ тем не менее не установлены.

Заключение

Такова реальная практика исполнения законов и соблюдения основополагающих прав человека в связи с работами по хранению и уничтожению химического оружия в нашей стране.

В соответствии с Конституцией РФ - Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Права и свободы человека определяют смысл, содержание и применение законов. К сожалению, власти России сделали все, чтобы население страны убедилось, в том, что это не так, что высший закон государства всего лишь красивый документ и не более того, что коммерческие интересы важнее жизней и здоровья людей, видимо забыв, что именно эти люди доверили им управлять интересами государства.

В ходе уничтожения химического оружия были нарушены все возможные законы, правила и процедуры, которые можно себе представить. Хотя только строгое исполнение правил и процедур - это практически единственная форма защиты людей, обреченных на жизнь, а в сложившейся ситуации, на смерть под заборами опасных химических объектов. Выше перечисленные факты лишь еще раз подчеркивают недопустимое отношение властей к решению столь сложной и ответственной задачи как уничтожение химического оружия

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
21.01.17
Лоха приветствует эквадорского Ленина
NB!
21.01.17
Президент Венесуэлы послал Владимиру Путину отравленный поцелуй
NB!
21.01.17
Эрдоган: Турция не преклонит колени перед врагами
NB!
21.01.17
Фернандо Льоренте принес «Суонси» победу над «Ливерпулем»
NB!
21.01.17
Глава Минтруда: Реальный размер пенсий в России будет снижаться
NB!
21.01.17
Бомбардировщики Ту-22м3 атаковали объекты ИГ в Сирии
NB!
21.01.17
Злость Варшавы: Еврокомиссия встала на сторону «Газпрома»!
NB!
21.01.17
Туристический автобус сгорел в Италии: погибли 16 человек
NB!
21.01.17
«Распутинщина» — смертельный удар по престижу царской России
NB!
21.01.17
Власти Латвии кормят свой народ пропагандой, народ едет за едой в Россию
NB!
21.01.17
Трамп наносит первый удар по Ирану
NB!
21.01.17
Порты: Польша встала поперёк Шелкового пути
NB!
21.01.17
Подземный дворец коммунизма: погружение №1
NB!
21.01.17
Система управления погодой должна быть международной
NB!
21.01.17
Новый глава Пентагона скептически отозвался о налаживании отношений с РФ
NB!
21.01.17
В Турции состоится референдум по конституционной реформе
NB!
21.01.17
С сайта Белого дома удален раздел об изменении климата
NB!
21.01.17
«Ничто не вечно» — президент Гамбии согласился уйти
NB!
21.01.17
Всё решат без нас: чего боятся украинские политики
NB!
21.01.17
«В современной Европе нет юности и юношей». Парадокс русского западничества
NB!
21.01.17
США — Саудовская Аравия. Молчание ягнят
NB!
20.01.17
Египет, Сирия, Кавказ: апофеоз Кавказской войны