Министры энергетики России и Турции Александр Новак и Берат Албайрак в присутствии президентов двух стран подписали в понедельник, 10 октября, в Стамбуле межправительственное соглашение о строительстве газопровода «Турецкий поток». В этот же день «Роснефть» заключила с несколькими компаниями соглашение об основных условиях поставок нефтепродуктов в Турцию. Что это значит в актуальном геополитическом контексте? Элементами какой политической игры являются эти проекты?

Жонглёр
Жонглёр

Шеф-редактор Восточной редакции ИА REGNUM, российский политолог Станислав Тарасов отметил, что все это ожидаемые ходы, старые проекты, которые были сорваны в результате той провокации, которую устроила турецкая сторона с российским бомбардировщиком. Сейчас стороны вернулись к этим проектам, речь идет в первую очередь о «Турецком потоке», но ситуация изменилась.

«У нас образовалось две параллельные линии. Если раньше мы принимали форму «турецкая политика — отдельно, экономика — отдельно», то вот после того, как сбили самолет и Россия пошла на свертывание отношений с Турцией, стало ясно, что политика и экономика начинают шагать не только в ряд, но политика начинает доминировать над экономикой», — заявил эксперт.

Он напомнил, что турецкий лидер Реджеп Тайип Эрдоган накануне визита российского президента Владимира Путина в Стамбул заявлял, что выведет отношения с Россией не только на прежний уровень, но и превысит его. В данном случае большинство турок воспринимают это как возврат к прежнему уровню торгово-экономического сотрудничества. Уже сегодня Турция говорит, что может поднять товарооборот с Россией до $100−150 млрд. Хотя до кризиса товарооборот составлял около $50 млрд, сейчас где-то $28 млрд. Виной тому были искусственные сокращения, объективные кризисные факторы и так далее, сказал Станислав Тарасов.

Он обратил внимание на еще один нюанс. Ранее Эрдоган выступил за участие России в строительстве газопровода TANAP, то есть тем самым хотят присоединить туркменский газ и взять еще покровительство России, отменить «Южный газовый коридор» TANAP, хотя думают о совместительстве с «Турецким потоком». Темпы его строительства опережают TANAP. К тому же он с точки зрения географии проходит в геополитической безопасной зоне. В то время как наземный маршрут TANAP проходит там, где идут бои, и потенциально могут возникать очаги напряженности, то есть с TANAP есть проблемы.

«Американцы пока не демонстрируют своей заинтересованности в этом, но они хотят, чтобы Россия косвенно взяла свое покровительство над этим проектом, то есть обеспечивала безопасность. Это раз. Второй момент. Они ведут к альянсу Анкара, Баку, Москва и плюс Ашхабад. Здесь вопрос в следующем: устраивает ли нас эта комбинация геополитическая. Вопрос сложный. Почему? Потому что если Турция не пойдет на серьезные уступки по сирийскому регулированию, куда ее пригласили (не случайно оборонные ведомства участвовали в переговорах), если только удастся совместить «Евфрат» (это операция по вторжению турок в Сирию), удастся скоординировать с планами российского командования, то есть если России удастся вырвать или нейтрализовать значение Турции в международной коалиции, возглавляемой США, то тогда игра стоит свеч. А так, я боюсь, что игра с чистого листа вернет к отмене визового режима, к восстановлению торгово-экономического сотрудничества, появлению турецкой продукции на рынках и так далее. Турция будет близка к осуществлению своего проекта создания энергетического хаба на Ближнем Востоке и так далее», — объяснил политолог.

Следовательно, возникает вопрос о том, что с этого будет иметь Россия. Если раньше российская сторона больше говорила о получении экономических дивидендов от этого сотрудничества, то сейчас без геополитики не обойтись. Зато сейчас идет своего рода жонглирование. Шеф-редактор Восточной редакции ИА REGNUM пояснил, что сначала турки плотно сотрудничали с американцами и ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в борьбе против сирийского президента Башара Асада. Однако это осталось в прошлом. Теперь Анкара всеми силами расширяет сотрудничество с Москвой.

Дальнейшее развитие событий, особенно на сирийском направлении, покажет, насколько реальны эти планы. Дело в том, что по «Турецкому потоку» есть вопросы. Это, например, вопросы цены на газ. Еще важный момент — выдача гарантий России по «Турецкому потоку» со стороны ЕС, экономической комиссии, отмечает Тарасов. Пока экономическая комиссия молчит, Запад говорит, что для них приоритетом является TANAP. По «Турецкому потоку» говорят только российские и турецкие политики.

«В общем, это все элементы большой глобальной игры на основе политики геополитического характера и плюс геоэкономики. Дальнейшее развитие событий, особенно в Сирии, может показать, что возьмет верх», — сказал эксперт.

Пока же общая ситуация в регионе не стабильна. Конфликт расширяется. Турция участвует в боевых действиях на территориях двух сопредельных стран: в Сирии и Ираке. Подключение Саудовской Аравии к военной наземной операции в Сирии. К тому же сейчас может произойти так, что проект TANAP вообще заглохнет, потому что в условиях активной геополитической ситуации TANAP не находит финансирования со стороны зарубежных инвесторов.

Еще один вариант — это вариант Ашхабада, говорит аналитик. Вариант Ашхабад, куда они вытягивают для того, чтобы провести трубу по дну Каспийского моря, подключить Ашхабад к энергоресурсам. Потому что в Баку хоть и хвастаются своими запасами, тем, что смогут заполнить своим голубым топливом все проекты, но объективные данные показывают, что источники энергоресурсов не обладают такой силой. Подключение Ашхабада связано с правовым урегулированием Каспия.

«Руками России они хотят заставить толкнуть Иран, чтобы он подписал соглашение по правовому урегулированию Каспия на тех условиях, которые выгодны Баку и Ашхабаду. Я, если честно, не считаю, что игра сделана. Сделаны только первые ходы. Серьезные. В новых условиях, в новой геополитике, когда наблюдается осложнение между Россией и США по сирийскому урегулированию и так далее», — подчеркнул политолог.

В общем, здесь не надо складывать яйца в одну корзину, потому что Владимир Путин неслучайно говорил, что мы будем продолжать консультации с американцами. Одним словом, делаем первые шаги к нормализации отношений, пытаемся под эту новую политику подвести и экономическую политику, в первую очередь в лице энергетики. Но такое было и раньше.

«Близкая любовь с турками всегда заканчивалась рождением какого-то ребенка», — напомнил Станислав Тарасов о результатах российско-турецких отношений.

В этом плане интересно также, почему Россия идет на такое близкое сотрудничество с Турцией, со страной, где постоянно гремят взрывы, где безопасность граждан и гостей находится под угрозой. По словам эксперта, все дело в том, что из худшего приходится выбирать худшее наименьшее.

«Это не выбор между худшим и лучшим. Два худших варианта. Если только Турция вступит на путь, к которому подталкивают американцы, на путь дестабилизации, мы получим серьезную геополитическую пропасть недалеко от наших южных рубежей. Еще непонятно, что будет на территории самой Турции. Нам, конечно, выгодно в какой-то степени поддерживать этот режим. Нам сильно Турция не нужна, но и разваленная Турция тоже. Вот такой выбор идет. Эта сложная игра, повторяю», — подытожил шеф-редактор Восточной редакции ИА REGNUM, добавив, что заявления о «Турецком потоке», о «Роснефти» — это вовсе не сенсации, а ожидаемые тактические ходы.

Напомним, что 10 октября Новак и Албайрак в присутствии президента России Владимира Путина и президента Турецкой Республики Реджепа Тайипа Эрдогана подписали Межправительственное соглашение о строительстве газопровода «Турецкий поток». Путин заявил, что в ходе прошедших переговоров был урегулирован вопрос предоставления турецкой стороне скидки к цене на поставляемый российский газ. Эрдоган со своей стороны сказал, что работы по реализации проекта будут ускорены, еще в скором времени будет ликвидировано отставание от графика строительства АЭС «Аккую». По условиям соглашения, сухопутным участком газопровода «Турецкий поток» будет владеть турецкая компания, а морским — российская. А сегодня глава «Газпрома» Алексей Миллер заявил, что строительство «Турецкого потока» начнется в 2018 году.

Что касается соглашений «Роснефти» с турецкими предприятиями, то, как ранее передавало ИА REGNUM, российская компания подписала соглашение с Petrocas Energy и Demiroren Group для наращивания поставок сюда нефти из РФ.

Читайте ранее в этом сюжете: «Роснефть» завоевывает нефтяной рынок Турции

Читайте развитие сюжета: Как «Газпром» может сократить потери от предоставляемой скидки для Турции?