Россия и Саудовская Аравия: Путь к сирийскому компромиссу

Москва отрабатывает технологию создания мощной коалиции по борьбе с ИГИЛ, которая должна включать в себя западные державы и арабские государства Персидского залива

Москва, 13 октября 2015, 09:20 — REGNUM  Президент РФ Владимир Путин принял в Сочи министра обороны Саудовской Аравии принца Мохаммеда бен Салмана. В Сочи принц прибыл в связи с проведением российского этапа гонок «Формулы-1». В данном случае сработал классический сценарий, когда престижное международное соревнование было использовано как повод для продолжения контактов, переговоров и консультаций между двумя странами. Тем более что визит принца в Россию — второй в нынешнем году, напоминает автор ИА REGNUM Станислав Тарасов. Первый состоялся в июне, когда Мохаммеда бен Салмана принял участие в работе Санкт-Петербургского экономического форума, в рамках которого прошел и специальный российско-саудовский бизнес-форум. Москва в условиях введенных Западом санкций и бойкота восприняла тогда такой ход Эр-Рияда — ближайшего союзника Вашингтона в Персидском заливе — как сигнал о готовности самостоятельно формировать двустороннюю повестку. Речь шла о достижении договоренностей о развитии двухсторонних торгово-экономических отношений, но прямо или косвенно в увязке с ситуацией на Ближнем Востоке — в целом, и в Сирии — в частности.

В период развития процессов, связанных с «арабской весной» на Ближнем Востоке и в Северной Африке, Саудовская Аравия действовала селективно, опасаясь дестабилизации окружающего ее пространства, нервно реагировала на Иран, прорывающийся в региональную политику, связывая с ним межконфессиональные трения в Бахрейне и в Йемене, пыталась сформировать под своей эгидой «иттихад» — союз, позиционируя себя в качестве лидера арабскому мира, в который, естественно, была отнесена и Сирия. Поэтому Эр-Рияд ставил задачу исключить внешние силы из числа игроков на арабском геополитическом пространстве. Не вдаваясь сейчас в детали усилий и выстраиваемых Саудовской Аравией многочисленных комбинаций на этом направлении, складывается ощущение, что Эр-Рияд переживает за то, что в отношении Сирии он не успел использовать опыт Бахрейна и Йемена — ввод войск так называемой арабской коалиции.

Скорее всего, этот проект не нашел поддержку США, которые вместе с Россией способствовали подписанию Венского соглашения по иранскому ядерному досье и стали выводить эту страну из международной изоляции и режима санкций. Поэтому после военного появления России в Сирии для Эр-Рияда проблема сохранения сирийского режима с Башаром Асадом или без него стала трансформироваться в проблему региональных коалиций и в перспективу дальнейшего развития событий в регионе. Ранее саудовцам удалось склонить на свою сторону Анкару, которая долго маневрировала между Саудовской Аравией и Ираном. В момент развития йеменского кризиса президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган резко повысил градус негативной риторики в адрес Ирана, поддержав воздушную кампанию Саудовской Аравии и ее союзников против шиитов в Йемене, и обвинив Тегеран в стремлении к региональному господству. Анкара приняла участие и в дипломатической активности стран «аравийской коалиции» и их союзников. Но эта стратегия привела к тому, что Турция после соответствующих соглашений между Москвой и Вашингтоном, связанных с участием российской военной авиации в Сирии, фактически стала выводится из сирийской, а в перспективе, возможно, и иракской игры.

Читать подробнее: Россия и Саудовская Аравия на пути к сирийскому компромиссу

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail