«Мы пришли к какому-то рубежу, когда с культурой происходит нечто странное»

В рамках проекта Pop-up театр с 29 сентября по 4 октября в Санкт-Петербурге состоятся большие гастроли московского Театра.Doc

Санкт-Петербург, 28 сентября 2015, 12:34 — REGNUM  Корреспондент ИА REGNUM выяснял у художественного руководителя проекта, театрального режиссера Семена Александровского чем полезны горизонтальные связи, почему ему интересны люди науки и как будет развиваться Pop-up театр.

ИА REGNUM: Помимо обширной программы Pop-up театр в финале проводит большие гастроли Театра.doc. Это ведь такая серьезная история. Как вы на это решились?

Мы привозим 7 спектаклей Театра. Doc и это, конечно, немножко похоже на безумие. И сейчас требует от нас невероятных усилий и концентрации, чтобы провести все хорошо. Гастроли проводим без финансовой поддержки, рассчитывая, что продадим билеты, и, тем самым, вернем затраты на дорогу и заплатим артистам гонорары. Но, думаю, в эту историю стоило ввязываться. Сколько бы я не бывал в Москве, всегда хожу в Doc. Он ведь очень сильно повлиял на развитие российского театра. А то, что до сих пор в Петербурге не было его основательных гастролей — просто какой-то нонсенс, мне кажется. Благодаря появлению пространства Beatnik, принявшему Pop-up театр, мы почувствовали необходимость и желание этот пробел заполнить.

ИА REGNUM: Это ведь действительно первые масштабные гастроли в Петербурге.

Попытки были. Помню, они хотели привезти ряд спектаклей, но в последний момент им отказывали площадки. Так как это первые гастроли, мы, в большей степени, привозим не политическую программу. Хотя, на мой взгляд, любая постановка политическая — у театра или режиссера, не отрывающих себя от современности. Не будет «Болотного дела» и «Дела Магнитского», так как это очень серьезная история. А в рамках нашей как бы авантюры я не рискнул таким образом действовать. Не из-за опасений, что нас могут закрыть — это некому сделать. Мне кажется, тут следует на другом уровне действовать. И я считаю, эти спектакли надо показывать в больших государственных театрах. С хорошей организацией, правильным позиционированием, чтобы на них пришло много людей.

ИА REGNUM: Сейчас на такой шаг вряд ли кто решится, думаю.

Или дождемся, когда такая возможность будет у нас. Чего я не исключаю. Продолжим заниматься нашим безумным делом, и тогда привезем и другие спектакли.

ИА REGNUM: Pop-up — это всплывающее окно на экране компьютера. То есть в определенном смысле ваш театр — бродячий …

Как, в принципе, театр. Вернулись к истокам, можно сказать.

ИА REGNUM: И вот такая форма существования театра насколько жизнеспособна? По Вашим ощущениям. Ведь очевидно, в нынешних обстоятельствах театру придется меняться. Его просто вынуждают это делать. И может ли такая форма появиться где-то еще? Я имею в виду в России.

Мне кажется, сегодня мы пришли в социально-политической ситуации к очень какому-то странному положению. Российский театр последние 10−15 лет развивался невероятно стремительно, сделав очень сильный рывок. Проводится гигантское количество фестивалей. Европейские режиссеры привозят сюда спектакли, ставят здесь. Буквально 15 лет назад не было современной драматургии, а сейчас практически нет театра, в котором бы не шли современные пьесы. И мы пришли к какому-то рубежу, когда с культурой происходит нечто странное. Государство объявило ей войну, занимается пропагандой и чем-то, что с культурой очень плохо кореллируется. Я заметил давно — есть большие территории, с которыми государство не справляется. Например, несколько лет назад во время пожаров люди самоорганизовывались и все делали сами. Способность создания горизонтальных связей мне кажется очень продуктивной.

ИА REGNUM: Сейчас ведь еще и какая-то удивительная гиперчувствительность к словам, которая произносятся в театре. Все эти истории, когда некие странные люди врываются во время спектакля на сцену или вламываются на выставку…

Да, у меня в Москве должна была состояться читка Максима Досько «Три текста в трех залах». Но после истории с Энтео, ее отменили.

ИА REGNUM: Но там же нет ничего ни рискованного, ни провокационного. Вообще.

Понимаете, людей ввели в такое состояние, что нет никаких прав, законов. Естественно, они боятся любого поступка. И культуре наступает конец. Включается самоцензура. (Дмитрий Цорионов «Этнео» задержан на 10 суток по статье «мелкое хулиганство», — прим. ИА REGNUM )

ИА REGNUM: Полагаете, у культуры не хватит запаса и способности самосохраняться?

Да нет, наверное, хватит. Я вообще верю в силу органических процессов. Если за асфальтом не ухаживать, сквозь него прорастает трава.

Не моя мысль, но тем не менее: наши чиновники не могут быть по-настоящему злыми, потому что у них нет последовательности. Я убежден, что увлеченно и систематически можно делать лишь то, во что веришь. Невозможно быть последовательно разрушительным.

ИА REGNUM: Ну, сейчас есть пример ИГИЛ. Они методично уничтожают памятники истории и культуры, убивают ученых. И, наверняка, понимают что делают.

Да, это хороший пример. Новая реальность, про которую пока не понимаю как с ней жить. Это, правда, небездарная история. И это пугает. Очевидно, там собрались неглупые люди и знают что творят. Какая-то такая реальность голливудского фильма.

Но, думаю, у наших чиновников нет такой последовательности. Рано или поздно все схлынет, и трава прорастет сквозь асфальт.

ИА REGNUM: У вас есть два спектакля («Элементарные частицы», «Топливо» — прим. ред.), где главные герои — ученые, физики. Так случайно сложилось или это программная история? И будет ли третий спектакль?

Думаю, будет и третий. И даже больше.

ИА REGNUM: Пенталогия?!

Вроде того. Сегодня наука — невероятно интересная реальность. Это люди, действительно меняющие мир, совершающие фантастические прорывы. Они пытаются создать что-то чего не было и это очень творческий процесс. И все это — предмет изучения. Для меня театр — сфера исследования. Я постоянно пытаюсь понять что-то про себя, про возможность нашей коммуникации сегодня, ощущения и взаимоотношения с сегодняшней реальностью. «Частицы» и «Топливо» — спектакли даже не про науку, а про человека и его бытие, поиск взаимодействия с миром и самим собой.

Люди, которые сделали Академгородок, создали утопию. Эта идеальная модель мира просуществовала 10 лет и в итоге была разрушена. А я хотел бы жить в идеальном мире. Мне интересны утопии. И наверное мне хочется верить в возможность какого-то идеального существования.

ИА REGNUM: Будет ли развитие тех проектов, в том числе и детского, когда ваш театр «внезапно появится» в следующий раз. Что в принципе будет дальше происходить? Это же первый опыт у вас.

С одной стороны, получив такой опыт дальше вроде бы проще и понятнее. С другой — сложнее. Как сказал Давид Ян (герой спектакля «Топливо» — прим. ред.): «Профессия программиста — это как прыжок со скалы, когда ты в свободном полете пытаешься изобрести самолет. И самое страшное, если у тебя получается паровоз». С театром все примерно то же самое: мы прыгнули со скалы, и по ходу пытаемся сконструировать самолет, чтобы полететь, а не врезаться в землю. Проблемы решаем по мере их поступления. Энергетически это очень затратная история. Как быть дальше надо смотреть. Может самим искать возможности, а может они найдут нас. Я об этом подспудно размышляю, но пока не готов серьезно рассуждать каким будет следующий проект. Сейчас главная задача — довести все до конца, провести гастроли, закончить и отрефлексировать. Объективно будет тайм-аут. А потом будем смотреть что и как и, прежде всего, разбираться с пространством. Предложения уже есть, а у меня даже нет времени дойти до них. Но закончив этот проект, немножко выдохнув и отоспавшись, наверняка захочется обсудить — каким хочется видеть следующий блок, каким он должен быть. Надо думать!

***

Справка ИА REGNUM:

Семён Александровский окончил режиссёрский факультет СПбГАТИ в 2007 году. Выпускник курса Льва Додина. Лауреат фестиваля «Новосибирский транзит» (2012) за спектакль «Ипотека и Вера, мать её» в номинации «Лучший режиссёр». Лауреат фестиваля «Текстура» (2012) за спектакль «Заполярная правда» в номинации «Лучший режиссёр». Лауреат фестиваля «Прорыв» (2012) за постановку «Shoot/Get Treasure/Repeat» в номинации «Лучший режиссёр». Участник фестивалей «Золотая маска. Маска+», «Золотая маска. Новая пьеса», «Территория», «NET», Фестиваль театров малых городов России. Номинант Высшей театральной премии России «Золотая маска» (2015) за работу режиссёра в спектакле «Присутствие».

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.