«Киргизия пока не получила от ЕАЭС никаких выгод»

По мнению независимого эксперта Кубата Рахимова, условия получения средств Российско-Киргизского фонда развития подходят только для крупного бизнеса

Бишкек, 14 сентября 2015, 16:01 — REGNUM  «Упущенные возможности от экономического альянса — результат непоследовательных действий и завышенных ожиданий», — заявил независимый эксперт Кубат Рахимов в интервью корреспонденту ИА REGNUM.

ИА REGNUM: После вступления Киргизии в Евразийский экономический союз предполагалось, что киргизстанские производители получат новый рынок сбыта. Оправдались ли эти надежды?

Киргизия уже является членом ЕАЭС. Однако каждая страна имеет свои инструменты влияния, ограничивающие доступ других производителей на рынок экономического союза. Это прохождение ветеринарного и фитосанитарного контроля и де-факто введение нормы повторной сертификации товаров. Белоруссия таким образом защитилась от товаров украинского и российского производства, например, шрота подсолнечника, Казахстан может ввести такое же требование для киргизстанской продукции.

Формально договоренности об открытии границ соблюдаются, но фактически новые партнеры по ЕАЭС жестко фильтруют поток товаров из складов «Дордоя» (крупнейший товарно-вещевой рынок Киргизии. — Прим. ИА REGNUM).

Казахстан защищает свой рынок и своих производителей от залежей китайских товаров, от киргизстанских реэкспортеров. Действия казахстанских уполномоченных органов в последний месяц тому яркий пример (12 сентября 2015 года исполнился месяц с момента открытия киргизско-казахской таможенной границы. — Прим. ИА REGNUM).

В Киргизии все говорили о вступлении в Евразийский экономический союз, но при этом продолжали упорно заниматься словесами в надежде, что потенциальные проблемы решат Россия и Казахстан.

ИА REGNUM: Что следовало предпринять, чтобы не оказаться в такой ситуации?

Вместо того, чтобы сначала снизить, а затем и жестко пресекать реэкспортный бизнес еще в 2013 году, когда в первый раз замаячила возможность экономического союза, Киргизия никаких мер не предприняла.

В 2014 году вместо того, чтобы ввести жесткие нормы, принятые в странах ЕАЭС, ряд лиц в руководстве страны советовали бизнесменам «закупиться китайской продукцией впрок», мол, «перепродадите товары уже после интеграции в Казахстан и Россию». Тем более, даже не прозвучало призывов переводить капитал из торгового сектора в производственный, чтобы обеспечить себе соответствующую нишу.

Эти надежды не оправдались. Бизнесмены подсчитывают убытки. А все потому, что за подготовку экономики к интеграции отвечали зачастую не самые опытные и компетентные люди.

В этой ситуации оптимальным было бы введение механизма «интеграционных комиссаров» — это назначение на должности среднего звена чиновников с опытом работы, которые на своей шкуре уже испытали вхождение в ЕАЭС. Я говорю о специалистах из России, Белоруссии и Казахстана. Их с самого начала процесса интеграции надо было приглашать на уровень заместителей министров либо советников министров и вице-премьеров Киргизии!

Но мы имеем то, что имеем.

ИА REGNUM: Можно ли сгладить негативные последствия?

Сегодня для минимизации потерь от халатного отношения к переходному периоду необходимо не снижать темпов работы. Определить все «узкие» места и не распылять силы, пытаясь охватить все и сразу. Этого сделать все равно не удастся, скорее всего.

Нужно как можно скорее найти нишу в ЕАЭС для Киргизии. Ею может стать производство и сельское хозяйство. Но даже тут неизбежны проблемы. В первую очередь потому, что реальных производителей в республике практически не осталось. Их выпалывают, как сорняки. Это последствие «перевернутой экономики», которая существует в Киргизии.

Признаки этой модели видны невооруженным глазом — значительно переоценен сом (национальная валюта Киргизии. — Прим. ИА REGNUM), предпринимателям выгоднее работать в теневом секторе экономики, чтобы не платить налоги.

Первоначальная задача на управленческом уровне — создание технического правительства. Подчеркиваю — технического, а не политизированного, которое проработает хотя бы год.

Исполнительная ветвь власти должна сконцентрироваться на основных задачах, таких как ускоренная реиндустриализация страны. Иначе Киргизия превратится в место потребления российских, казахстанских и белорусских товаров. Эта перспектива маячит на горизонте едва ли не четче, чем китайская экспансия.

Нынешняя ситуация такова, что, потеряв реэкспорт как основную доходную часть бюджета, Киргизия не получила ничего взамен.

ИА REGNUM: А как же обещанные инвестиции и запуск совместных проектов?

Для этого создан Российско-Киргизский фонд развития. Это прекрасно. Но не для киргизстанских производителей. Условия получения средств от новой структуры пригодны только для крупного бизнеса, которого в Киргизии нет. Во-первых, бизнес должен быть высокорентабельным. Во-вторых, окупающимся в короткие сроки. В-третьих, «собственные вложения» должны составлять не менее 20%. Это нереально. В итоге получится, что деньги, так любезно выделенные Россией, в Россию же и вернутся.

Второй момент — обещанные Верхне-Нарынские каскады ГЭС. Спускаемся с небес на землю и смотрим факты — начать строительство предполагалось еще в 2013 году. На самом деле, до сих пор не решены трудности с отводом земель.

Некоторые чиновники, как только узнали о возможном строительстве, скупили у местного населения их участки и теперь требуют от «РусГидро» «не компенсацию», а всю рыночную стоимость. Россияне такого поворота событий не ожидали, и работа застопорилась уже на этом этапе.

ИА REGNUM: Будет ли решена эта проблема?

Не быстро и не так легко, как хотелось бы. Причин для таких пессимистичных прогнозов предостаточно, но я не хотел бы их озвучивать.

Проблемы с энергетикой порождают негативные тенденции в области производства. Ведь дешевые, бесперебойные поставки энергии должны быть основой производства. А у нас в куче вопрос инфраструктуры и производства, причем в рамках одного министерства!

Касательно технического и деполитизированного правительства, созданного после выборов, то могу сразу сказать о необходимости появления в его структуре отдельного Министерства промышленности (в настоящее время в республике существует Министерство энергетики и промышленности. — Прим. ИА REGNUM) как приоритетного и срочной разработки «Программы ускоренной реиндустриализации», поставив ее цели и задачи во главу угла. Но это тема отдельного разговора, причем актуального и срочного в условиях эйфории, царящей в обществе в связи с парламентскими выборами.

ИА REGNUM напоминает, что 8 мая 2015 года президенты стран-участниц Евразийского экономического союза и Киргизии подписали договор о присоединении республики к этому альянсу. А начиная с 12 августа 2015 года, республика стала полноценным и полноправным членом ЕАЭС.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.