Киев не реагирует на миротворческие инициативы народных республик

Военные эксперты прокомментировали ситуацию на фронтах Новороссии

Донецк, 30 июля 2015, 18:07 — REGNUM  За последнее время на фронтах Новороссии произошли события, которые оцениваются крайне неоднозначно. Среди недавних решений — отвод ополчением вооружений калибром менее 100 мм в одностороннем порядке при непрекращающихся обстрелах со стороны украинских силовиков, последовавший за выходом ополчения из села Широкино. Корреспондент ИА REGNUM обратился к военным экспертам с просьбой прокомментировать сложившуюся ситуацию.

Заместитель начальника штаба 5-й батальонно-тактической группы Республиканской гвардии Александр Матюшин (позывной Варяг) рассказал, что очередной миротворческий посыл ВСН не был оценен Киевом. ВСУ продолжают регулярные обстрелы территории ДНР, в результате которых гибнут мирные жители.

«Мы отвели технику калибром меньше 100 мм вглубь на 3 километра. Это танки, частично минометы. Тем не менее украинская армия продолжила обстрелы нашей территории, несмотря на заявление Порошенко о создании 30-километровой буферной демилитаризованной зоны. Украинская армия, видимо, отказалась ему подчиняться, либо это были вновь лишь его слова. Таким образом, мы технику отвели, а они нет. Все так же продолжаются обстрелы: позавчера в Горловке погибли два гражданских. Одну старушку до сих пор не могут собрать полностью после прямого попадания в дом. Наступательных действий практически нет, но украинские войска продолжают проводить разведку боем по всей линии фронта. На прошлой неделе они пытались форсировать реку в районе Гранитного через брод, получили отпор, понесли потери и вынуждены были отступить назад», — описал он текущую ситуацию на фронте.

Вместе с тем Матюшин пояснил, что стратегических преимуществ противнику отвод техники ополчением никаких не дает.

«Техника отведена неглубоко. 3 километра — это 20−25 минут времени, и она будет находится на передовой позиции. Плюс при условии выдвижения мы быстро вступаем в зону прямой досягаемости работы наших калибров и можем уже на ходу ответить противнику», — объяснил он.

Варяг рассказал, как отнеслись к отводу техники в ополчении:

«Если в начале боевой дух несколько упал, то потом наши военнослужащие поняли, что это некритично, несущественно, и мы всегда можем дать отпор противнику. В большей степени взорвался интернет, который начал доказывать, что «Новороссию слили». Но внутри воинского контингента нет разочарования в том, что отвели технику, потому что все понимают: она стоит буквально за спиной».

Военный обозреватель Владислав Шурыгин также уверен, что отвод техники и создание демилитаризованной зоны —

«абсолютно рядовая, штатная ситуация, которая не может навредить народным республикам Донбасса».

Идея, что Новороссию сливают, по словам Шурыгина, озвучивается

«безграмотными людьми, которые не представляют себе уровень расходов — материальных, дипломатических и каких угодно, которые несет Россия».

Теперь у Киева, как отметил публицист, не останется возможности на дипломатическом уровне говорить, что он не может отвести войска в связи с тем, что ДНР своих войск не отводит.

«С военной точки зрения никакой уступки Украине в этом случае не произошло. Тем более, сами позиции остаются, а у тех, кто находится на этих позициях, есть легкое стрелковое, противотанковое вооружение, чего вполне хватит для того, чтобы держать свою линию фронта и знать, что тебя в течение получаса всегда поддержат», — подытожил он.

Руководитель центра координации «Новая Русь» Алексей Анпилогов, в свою очередь, прокомментировал свое видение сложившейся в последнее время ситуации. По его мнению, недовольство отводом вооружений вполне закономерно, поскольку положительных результатов от политического процесса не наблюдается — обстрелы продолжаются, а Киев не спешит идти на компромисс в рамках минских договоренностей.

«Мы должны понимать, что Минские соглашения — это перемирие, а не мир. О мире можно говорить тогда, когда определены принципы послевоенного устройства, границы будущих образований, когда все уже согласовано, и идет мирный процесс. В Минске сейчас мирного процесса нет. Мы видим, что минские соглашения нарушаются даже в первых пунктах своих положений — отвода войск, отвода тяжелых вооружений и прекращения огня», — сказал он.

При этом люди, которые с оружием в руках вызвались защищать свой выбор, оказываются заложниками ситуации, когда политики говорят им о неких политических соображениях.

«Человек с военным образованием будет утверждать, что для победы надо уничтожить врага, тогда как политик скажет, что для победы нужно лишить врага возможности оказывать влияние на какие-то процессы. Ополченцы в этой ситуации как люди военные готовы к военной победе, но с другой стороны, как участники политического процесса, они вынуждены идти за политиками», — пояснил он.

В этой ситуации, как отметил Алексей Анпилогов, нужно задать простой вопрос:

«Будет ли разумное окончание у политического процесса, которое решило бы хоть какие-то цели войны, которую вел Донбасс?».

Он полагает, что если бы выполнялся политический процесс, то можно было бы избежать военной составляющей.

«Но сейчас политический процесс не идет. Все попытки внесения изменений в конституцию буксуют, вопросы согласования единой процедуры выборов на Донбассе и послевоенного устройства тоже. Учитывая пробуксовку политического урегулирования и наглое невыполнение со стороны Украины военной составляющей минского процесса, я на стороне ополченцев, которые справедливо говорят, что такой мир и такое плохое перемирие Донбассу и ополчению не нужно. Я могу привести здесь простой пример: у моего знакомого, который сейчас служит в одной из бригад ДНР, за три недели на фронте в три километра — 30 убитых, порядка 50 раненых и уже 60 пленных. Представьте, насколько тяжелые потери сейчас несет стандартная бригада донецкого ополчения в режиме перемирия? Безусловно, это вызывает деморализацию, это вызывает гнев, это вызывает непонимание Минского процесса со стороны ополчения, и, как я говорил, — непонимание обоснованное», — подытожил Анпилогов.

Однако отвод войск — далеко не единственное изменение, произошедшее за последние время в республиках. Так, Александр Матюшин сообщил о реорганизации Республиканской Гвардии и ее переходе под командование армейского корпуса.

«То есть все вооруженные силы будут находится под единым командованием. Сама Республиканская Гвардия преобразуется в Отдельную гвардейскую мотострелковую бригаду. Часть батальонов уходит в уже существующие в составе корпуса бригады. Наш батальон становится отдельным батальоном специального назначения, своеобразным армейским спецназом», — сказал Варяг.

Он прокомментировал также и ситуацию в Широкино, куда вместо добровольческих батальонов зашла морская пехота.

«Как себя поведут морпехи, мы пока не знаем. Пойдут ли они в атаку, или будут просто удерживать позиции, будут ли они предпринимать обстрелы? Но «донбассовцы» (украинский добровольческий батальон «Донбасс» — прим. ИА REGNUM) вышли и направляются в новое место своей приписки. Что с ними будет происходить дальше — не могу сказать. Если большинство территориальных батальонов поддержали Петра Порошенко во время его конфронтации с «Правым сектором», то «Донбасс» поддержал последних, и, вполне возможно, что в скором времени мы забудем о таком формировании, как батальон «Донбасс», либо там полностью поменяется руководство, и он станет более управляемым», — предположил Варяг.

Тем временем, последние сутки не приносят никаких новых известий с фронта. Вновь сообщается о погибших и раненых мирных жителях в обстреливаемой ВСУ Горловке. Поступает информация, что ситуация на фронтах продолжает накаляться.

Беседовала Кристина Мельникова

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.