Латвийский востоковед: Вряд ли беженцы станут изучать латышский

По мнению Тайванса, беженцы в Латвии скорее будут учить русский язык как более значимый

Рига, 14 июля 2015, 14:04 — REGNUM  Профессор отделения востоковедения Латвийского университета Леон Тайванс заявил в эфире программы «Латвийского Радио-4» «День за днем», что законы большинства мусульманских стран не позволят беженцам вернуться в них в качестве полноправных граждан. Это значит, что приезжие, которых Латвия примет из арабских стран, будут вынуждены оставаться в ней. При этом они будут мало заинтересованы в изучении латышского языка и интеграции в местную культуру.

Ученый подчеркнул, что беженцы появятся в Латвии, несмотря даже на бедность этой страны, а потому проблемы неизбежны. Однако рассчитывать на государственные институции в их решении — нельзя: чиновники и впредь будут прикрывать буквой закона собственную безответственность. «Сложность ситуации в том, что у нас очень формализованное государство. Чиновники действуют по букве закона, часто не понимая его сути, поэтому принимают решения сугубо формально. Чтобы не быть голословным, я могу привести пример. Была такая история с сомалийцами. Семь человек прибыли из Сомали, они пожили в центре содержания беженцев в Муцениеках (в Риге — прим. ИА REGNUM). Кончился срок, и их распрекрасно выставили в Верманский сад — до свидания! Что хотите, то и делайте. Выставили вон в чужой стране, языка они не знают, ничего не знают. Такая безответственность государственных институций повсеместна», — сказал Тайванс.

Второй гость программы, демограф Илмар Межс напомнил, что в конечном итоге сомалийцев на многие годы взяла под опеку религиозно-общественная организация. «Повезло, что мимо них проходил священник, который заинтересовался их проблемой и на многие годы „приютил“ их в своей общественной организации, расположенной в районе Цесиса», — рассказал Межс. Этот пример демограф назвал примером успешной интеграции. «Пожив чуть ли не в семейных условиях, сейчас эти семеро сомалийцев прекрасно владеют латышским языком, они работают, кто-то нашел себе местную жену. Это бы не сработало, если они жили в государственных „детдомах“ для беженцев», — уверен Межс.

В свою очередь Тайванс добавил, что именно с религиозными организациями государству и следует сотрудничать в вопросе интеграции беженцев. «Я думаю, что один из резервов — это религиозные организации. С ними государство должно вести целенаправленный диалог, и, возможно, нужно принять какие-то законы, которые бы этому способствовали», — предположил он.

Профессор также отметил, что поднимал вопрос о беженцах в Латвии на протяжении многих лет, однако латышские СМИ обратили внимание на проблему только теперь, когда она уже стала очевидна. «Я уже многим надоел. Уже лет десять пытаюсь объяснить латвийской общественности, что миграционные потоки будут, что мы никуда от этого не денемся, но никому до этого не было дела. Я бы хотел отметить, что русскоязычные СМИ реагируют и интересуются этим вопросом, латвийские — никто, никогда. Удивительная беспечность. А теперь — здравствуйте, что же делать? Об этом надо было вовремя думать. Но сегодня, коль уж опоздали, нужно создавать систему, и в этой системе, как показывает пример тех же сомалийцев, нужна очень крепкая общественная структура, а не государственная. Потому что государственная структура будет действовать в пределах закона, параграфов и инструкций. Что дальше — их волновать не будет», — считает профессор.

Леон Тайванс также указал на серьезную проблему, которой политики, по его мнению, не уделяют должного внимания, принимая решения о приеме беженцев из мусульманских стран. В частности, беженцы с альтернативным статусом, покинув ту или иную арабскую страну, вернуться в нее полноправными гражданами уже не смогут. «К примеру, по сирийскому законодательству ребенок, родившийся вне Сирии, не является сирийцем. Он больше не может получить сирийские документы. Представьте, два года человек находился здесь на альтернативном статусе, у него родился ребенок. Ему больше некуда возвращаться. Речь идет о том, что такие люди уже не будут иметь путей назад. Не надо думать, что кончится война в Сирии, и все беженцы смогут вернуться на родину — не тут-то было! Наши умные дяди и тети в Сейме думают, что они все знают, но это не так. Что касается арабских стран, мусульманских стран — ни одна страна, кроме Турции, не дает гражданства мусульманам, приехавшим из-за рубежа. Арабские страны крайне напуганы, они никого не принимают в граждане. Если какой-то человек оказался за пределами этих стран, вернуться ему туда как полноправному гражданину очень сложно. Поэтому мы находимся в определенной ловушке — они приедут с альтернативным статусом, а куда мы их пошлем? Никуда. Они тут останутся», — сказал ученый.

Тайванс также крайне скептически относится к идее успешной интеграции беженцев в латвийскую среду. «Политики говорят об интеграции, о латышской среде, о латышской культуре и латышском языке. Значительная часть иммигрантов, которых я знаю, не склонны к изучению маленького и мало где пригодного латышского языка. Им интереснее изучать русский язык, который дает им больше возможностей для передвижения и трудоустройства в странах бывшего СССР, а также по восточным окраинам Европейского союза. Здесь тоже не нужно заблуждаться», — призвал Леон Тайванс.

В целом, как он считает, беженцы могут оказаться опасны для приютившей их страны. «В вопросе беженцев есть известный опыт, в том числе и отрицательный. Итоги Первой мировой войны показали, что слишком большая забота о беженцах приводит к большим беспорядкам в самих странах. Это было в случае с армянскими беженцами в городе Мосул, где они благодаря поддержке международных организаций стали жить лучше местных и начались большие беспорядки», — напомнил профессор.

Как сообщало ИА REGNUM ранее, на закрытом заседании Кабинета министров 6 июля было принято решение, что Латвия проявит «солидарную ответственность с другими странами ЕС» и примет у себя 250 беженцев. Согласно ранее предложенному Еврокомиссией плану, Латвия могла бы принять более 700 беженцев за два ближайших года. Принятая правительством и утвержденная парламентской комиссией по европейским делам позиция Латвии заключается в том, что она не поддерживает введение системы квот в ЕС. Латвия готова поддержать только «добровольное координированное перемещение беженцев в ЕС».

Напомним, вопрос о необходимости введения квот на распределение африканских беженцев остро встал в ЕС после того, как их попытки проникнуть на территорию стран Сообщества через Средиземное море участились, как участились и кораблекрушения с их участием. Только в прошлом году в Европе оказалось около 200 тысяч «нелегалов», а с начала этого года — уже свыше 45 тысяч. Очень многие из этих людей, вынужденных покинуть охваченную беспорядками или войной родину, тонут, не добираясь до берегов Европы.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.