Эксперт: У Казахстана не было опыта работы с беженцами

Мигрантских сетей украинского происхождения в Казахстане нет, или они очень слабые — именно этот фактор является определяющим и в переориентировании потоков миграции из России в Казахстан

Астана, 30 июня 2015, 22:17 — REGNUM  Вступление Киргизии в Евразийский экономический союз, а также ухудшение социально-экономического положения, а в перспективе и активизация боевых действий на юго-востоке Украины актуализирует для Казахстана вопрос трудовой миграции в страну. На неформальном уровне в республике уже давно говорят о приходе украинского бизнеса в республику, а также — о наемных работниках преимущественно в сфере масс-медиа. Корреспондент ИА REGNUM расспросил об этом явлении главного научного сотрудника Казахстанского института стратегических исследований при президенте республики, социолога Ирину Черных.

ИА REGNUM: После государственного переворота на Украине и начавшейся вслед за ним гражданской войны страну покинуло огромное количество жителей. Значительная их часть прибывает в Казахстан. Чем республика привлекает вынужденных переселенцев?

Я бы не говорила, что в Казахстане сегодня представлено значительное число беженцев из Украины. Проблема искусственно секьюритизируется некоторыми политиками и журналистами. Нужны «кричащие» заголовки статей, чтобы привлечь внимание читателей. Согласно информации Департамента миграционной полиции МВД Казахстана, по состоянию на 31 декабря 2014 года в Казахстане было зарегистрировано в общей сложности 601 беженец и 59 лиц, ищущих убежище в Казахстане. Из них выходцев из Украины — 93 человека. Как правило, это те, кто имеет прежние связи с Казахстаном: они либо родились в стране или же имеют родственников, которые являются нашими гражданами. Большинство же беженцев в Казахстане — выходцы из Афганистана и Сирии.

Если говорить о том, чем может привлекать наша страна переселенцев из Украины, то я бы выделила несколько факторов. Во-первых, политическая и экономическая стабильность в стране (на фоне падающего российского рубля курс казахстанского тенге пока стабилен), относительно емкий рынок труда, наличие потребности в рабочей силе, особенно квалифицированной, динамичное строительство, особенно Астане и Алма-Ате. Все это определяет возможное получение экономической выгоды от миграции.

Во-вторых, отсутствие у Казахстана визового режима со всеми странами СНГ, в том числе и с Украиной (исключение составляет только Туркменистан), относительно либеральное в сравнении с российским, миграционное законодательство.

В-третьих, это достаточно комфортный социальный климат в обществе. У нас спокойно и безопасно. Казахстан является полиэтнической страной, мы имеем многолетний опыт проживания разных этнических групп вместе и для нас толерантность и межэтнический мир — это не просто слова, а каждодневная практика взаимодействия. Думаю, что каждый казахстанец дорожит спокойной обстановкой в стране. Особенно сохранение межэтнического мира становится актуальным в контексте того, что происходит сегодня на Украине.

Наконец, в Казахстане близкая для мигрантов из стран постсоветского пространства культурная среда, сохраняется значительное русскоязычное пространство, русский язык является языком межнационального общения. Еще одним немаловажным фактором является то, что в стране проживает около 300 000 украинцев, которые, естественно, имеют родственников и друзей в Украине. Это может смягчать первоначальные сложности, связанные с миграцией украинцев, облегчать им поиск жилья, работы и т.д.

ИА REGNUM: После подписания «Минска-2» ситуация на Украине несколько стабилизировалась, тем не менее, в последние дни наблюдается очередной виток напряженности. Вполне можно допустить возобновление боевых действий на востоке Украины и, как следствие, новый всплеск миграции. В том числе и в Казахстан. Готова ли республика вообще принимать беженцев?

Сложно однозначно ответить на вопрос готов ли Казахстан принимать массово беженцев. У нас не было такого опыта. Хотя не раз граждан страны некоторые политики и аналитики пугали такого рода «страшилками», например, в период гражданской войны в Таджикистане, в период подготовки завершения операции международных сил в Афганистане в прошлом году, в ходе межэтнического конфликта в Ошской и Джалал-Абадской областях на юге Киргизии в 2010 году. Однако, ни один из этих конфликтов не привел к массовым потокам беженцев в Казахстан. Думаю, что и в ситуации нынешнего кризиса на Украине массового исхода населения к нам в страну не произойдет. Особенно учитывая, что даже в наиболее острый период конфликта — в прошлом и начале этого года масштабного наплыва беженцев не наблюдалось.

Другой вопрос — увеличение потока мигрантов из Украины, в том числе трудовых. Их число возрастает. Но, подчеркну, это не беженцы.

ИА REGNUM: Ну да, а если принять во внимание факт, что помимо украинцев страну ожидает наплыв мигрантов из среднеазиатских республик, ввиду ухудшения экономической ситуации в России…

Традиционно миграционный поток с Украины шел либо в Россию, либо в страны Европы. В связи с украинским кризисом можно отчасти говорить о его переориентации, однако насколько миграция из Украины является существенной для Казахстана?

Я считаю, что миграция в Казахстан из Украины вряд ли составит серьезную конкуренцию мигрантам из стран Средней Азии. Здесь необходимо учитывать не столько внешний фактор, связанный с конфликтом на Украине, сколько структурные факторы, определяющие характер и динамику миграционных процессов в Центральной Азии и, более широко, в Евразии. Одним из наиболее важных факторов является наличие так называемых «мигрантских сетей», посредством которых осуществляется движение и адаптация в Казахстане мигрантов из стран Средней Азии. Насколько мне известно, таких мигрантских сетей украинского происхождения в Казахстане нет, или они очень слабые. Именно этот фактор является определяющим и в переориентировании потоков миграции из России в Казахстан. Несмотря на ухудшение экономической ситуации в России, девальвацию рубля, введение с 1 января 2015 года новых правил миграционной политики, масштабной переориентации мигрантов, работавших в России, на Казахстан не фиксируется.

Второй структурный фактор — географический. Большинство мигрантов из Киргизии и Узбекистана у нас в стране работают сезонно, что определяется территориальной близостью стран и общими границами. Они преимущественно заняты в сельском хозяйстве и строительстве и приезжают в страну в среднем на полгода — в период с весны по осень, зарабатывают деньги и возвращаются в свои страны. Насколько это возможно для мигрантов из Украины, вопрос открытый. Для жителей восточной Украины более привычно и доступно работать в приграничных областях России, для населения запада Украины — в восточноевропейских странах.

Еще одна группа факторов, это емкость рынка рабочей силы, уровень жизни в стране, условия труда и размер заработной платы. В этом контексте Казахстан менее привлекателен по сравнению с европейскими странами и даже Москвой, которая значительно перекрывает потребности Казахстана в рабочей силе, да и до недавнего времени уровень заплат там был выше, чем в Казахстане, в тех отраслях, где у нас традиционно работают мигранты.

Все вышесказанное в первую очередь касается так называемой «неквалифицированной рабочей силы» и работников средней квалификации.

Если говорить о высококвалифицированных специалистах, то здесь ситуация иная. Казахстанские компании могут предлагать достаточно высокую оплату труда и вполне могут конкурировать за высококвалифицированные кадры не только с Россией, но и с развитыми западными странами.

Обращаясь к вопросу, сколько трудовых мигрантов может принять Казахстан. Согласно информации Министерства здравоохранения и социального развития Казахстана на 2015 год квота на привлечение иностранной рабочей силы установлена в размере 0,7 процента к численности экономически активного населения республики. Это порядка 64 тысяч человек. При этом статистика за предыдущие годы говорит, что более 30 тысяч рабочих мест из выделенной квоты остаются вакантными. Конечно, нужно учитывать, что в Казахстане есть значительное число трудовых мигрантов с неурегулированным статусом. Чаще всего с просроченной регистрацией, или работающих без трудового договора. Тем не менее общую емкость трудового рынка для мигрантов, «свободную» на настоящий момент оценить можно — порядка 30−40 тысяч рабочих мест, которые могут быть заняты с минимальным давлением на социальную инфраструктуру.

Основные отрасли, в которых, как правило, работают мигранты — это строительство (44,4 процента от общего числа иностранных мигрантов), горнодобывающая промышленность (13,4 процента) и обрабатывающая промышленность (5,4 процента). За период с 1 января по 16 апреля 2015 года число привлеченных и работающих иностранных работников в Казахстане составляет 10 256 человек. Наиболее востребованными являются инженерно-технические специальности.

В конце 2013 года были внесены изменения в миграционное законодательство Казахстана и физическим лицам было разрешено нанимать в домохозяйства трудовых мигрантов. Это открывает перспективы для украинцев, особенно женщин, работать в качестве домработниц, сиделок, нянь и т.д. Но насколько они будут заинтересованы работать в таком статусе в Казахстане. Большой процент украинских женщин уже давно освоили Европу, где зарплаты, условия труда, комфортность проживания лучше, чем в нашей стране в данной сфере.

ИА REGNUM: Украина весьма развитая в индустриальном отношении страна, где сильны традиции подготовки квалифицированных кадров в технических областях. Возможно стоит принять некую госпрограмму, которая позволит целенаправленно принимать именно высококвалифицированную рабочую силу?

Казахстан остро ощущает дефицит высококвалифицированных специалистов. Поэтому миграция высококвалифицированных специалистов из Украины в Казахстан началась еще до конфликта 2014 года.

Казахстанский рынок труда для высококвалифицированных специалистов привлекателен как с финансовой точки зрения, так и из-за возможности карьерного роста и реализации инновационных проектов. Украинские специалисты работают в области телекоммуникаций, IT технологий, фармакологии, медиасфере, здравоохранении. Как правило, они занимают менеджерские позиции высшего и среднего звена.

Высококвалифицированные специалисты, это, как правило, штучный товар и их не так много в стране. В Казахстане нет большого рынка для такого рода специалистов. Поэтому говорить о том, что прибывающие будут вытеснять казахстанцев, не совсем корректно.

Я не думаю, что Казахстану нужна специальная программа по привлечению высококвалифицированных трудовых ресурсов, но уверена, что нам необходимо реформирование миграционной политики в целом. Казахстан должен перейти на уровень интегрированного управления трудовыми ресурсами, которое предполагает развитие собственного человеческого капитала, в том числе за счет внешней селективной миграции.

Устойчивое развитие человеческого капитала зависит не от верхних и нижних социальных страт, а от «среднего стандарта» мигрантов. Высококвалифицированные кадры, повторюсь, штучный товар, их численность незначительна и не является решающей в развитии общества в целом. Масса неквалифицированных кадров также не может оказать позитивное воздействие на качество человеческих ресурсов страны. Необходимо говорить о стимулировании иммиграции квалифицированных кадров (среднее звено), которые в перспективе могут стать гражданами Казахстана. Эта фокусная группа, являясь массовой, будет стимулировать рост качества человеческого капитала в стране как за счет повышения конкуренции, так и посредством передачи имеющихся знаний, навыков и опыта.

Также, необходимо развивать новую парадигму восприятия миграции: отказ от восприятия ее как угрозы и восприятие ее как возможности. Соответственно, политика государства должна быть направлена не на формирование протекционистских мер по защите рынка труда, а на его развитие.

ИА REGNUM: Еще до государственного переворота на Украине в Казахстане наблюдался приток украинских специалистов. В некоторых отраслях экономики трудовые мигранты создали серьезную конкуренцию казахстанским специалистам. Как в республике реагируют на такое положение дел?

Какой-то особой реакции именно на украинских специалистов у населения Казахстана нет. Есть общее неоднозначное отношение к иностранцам, занимающим руководящие позиции, в том числе — россиянам. Как правило, эта неоднозначность проявляется в мифологизации размеров их заработной платы: зачастую можно услышать, что такие специалисты получают в несколько раз больше, чем казахстанцы, работающие на аналогичных позициях. Еще одним фактором, симулирующим указанную «неоднозначность», являются поведенческие стереотипы высококвалифицированных иностранцев. Так, достаточно скандальную оценку получила в Казахстане деятельность россиянки Татьяны Бурнакиной из-за интервью, которое она дала российским средствам массовой информации. Не менее известен своей скандальностью украинский специалист Роман Стратийчук, сотрудничавший с рекламным агентством Havas Worldwide Kazakhstan, разработавшим постер, на котором изображен поцелуй композитора Курмангазы с поэтом Александром Пушкиным.

В целом, же повторюсь, отношение к трудовым мигрантам, особенно квалифицированным, занимающим условно «средние» позиции позитивное.

ИА REGNUM: Прибывающие из Украины мигранты обладают несколько отличным от казахстанцев менталитетом. Насколько сложно будет проходить инкорпорация украинских мигрантов, принимая во внимание тот факт, что переселение в свое время в Казахстан оралманов проходило не совсем гладко?

Вопрос инкорпорации в новое общество и среду — очень индивидуален и не зависит от того, насколько отличается менталитет одного народа от другого. При этом несомненно то, что мигранты, приезжающие из других стран, в том числе — Украины, смотрят на нашу ситуацию как бы со стороны. Они не встроены в наш социум, они вне системы и не являются носителями наших гласных и негласных правил взаимодействия. Они оценивают наше общества и поведенческие модели со стороны, что-то принимают, что-то для них кажется неприемлемым.

С одной стороны это порождает конфликтность, случаи которой я уже отметила. С другой стороны здесь есть и позитивная сторона. Так, внешний наблюдатель лучше видит наши недостатки и негативные проявления, которые для нас являются нормой. Это ситуация является достаточно эффективной, особенно если мы говорим о кризис-менеджменте и оптимизации той или иной компании. Мигранты-руководители, исходят из целесообразности развития компании, нежели из требований традиционной системы ценностей и взаимосвязей, и поэтому их работа является более продуктивной.

ИА REGNUM: Не все мигранты из Украины и республик Средней Азии смогут найти работу в Казахстане. Возможно ли в этой связи ухудшение криминогенной обстановки в республике?

Я не думаю, что мигранты серьезно влияют на криминногенность обстановки в стране. По данным Департамента Миграционной полиции МВД Казахстана доля преступлений, совершаемых мигрантами в общей статистике преступлений ничтожна мала — около 1%. Таким образом, связь трудовых мигрантов с ростом преступности — еще один миф.

Необходимо учитывать тот факт, что мигранты — это, как правило, люди достаточно мобильные, энергичные и предприимчивые. Эти люди приезжают в страну, чтобы заработать, получить новые профессиональные навыки, скопить какие-то деньги, может быть у себя на родине открыть бизнес. Для большинства мигрантов, особенно из стран Средней Азии, миграция — это своеобразный социальный лифт.

ИА REGNUM: В последние годы наблюдались активные контакты казахстанских и украинских оппозиционеров. При этом радикальные украинские политики обладают зарекомендовавшими себя технологиями насильственной смены власти. Чем могут обернуться такие контакты для Казахстана?

Я считаю, что определяющими массовые протесты в стране могут быть только внутренние факторы. Внешние факторы, способствующие мобилизации массовых протестных выступлений являются второстепенными или косвенными. С учетом нынешней ситуации в Казахстане я скептически отношусь к возможному «экспорту Майдана» к нам в страну посредством нашей оппозиции при помощи украинских технологий насильственной смены власти.

Определяющими являются следующие несколько факторов. Так оппозиция в Казахстане, в том числе и национал-патриотические силы, достаточно слабая, не консолидированная и не пользуется массовой поддержкой населения страны.

Кроме того, действующая политическая власть пытается работать на опережение ситуации. Недавние институциональные реформы, предложенные президентом Казахстана, направлены на кардинальную модернизацию страны и отвечают запросам населения. На недавно прошедших выборах казахстанцы голосовали не только за кандидатуру Нурсултана Назарбаева, но и за его предвыборную программу «Пяти институциональных реформ»;

Ну и наконец, политически пассивное население, гражданское общество и его активисты сегодня фокусируются в большей степени на решении социальных проблем, нежели на вопросах политической трансформации режима.

Однако, я не исключаю, что если произойдет ухудшение экономической ситуации, то определенные протестные выступления возможны. В этой связи многое зависит от того, насколько эффективными будут реформы, предложенные действующей властью.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.