Экс-министр: Четыре года назад мы упустили шанс изменить судьбу Латвии

По мнению Вячеслава Домбровского, спасением для страны мог стать союз с оппозицией

Рига, 21 мая 2015, 09:52 — REGNUM  Если бы «Партия реформ Затлерса» (впоследствии — «Партия реформ") и «Центр согласия» (ныне — «Согласие") все же смогли создать коалицию после выборов в XI Сейм четыре года назад, сегодня Латвия была бы другой. Такое мнение в ток-шоу «Латвийского Радио-4» «Александр-студия» высказал экс-глава Партии реформ, бывший руководитель Министерства образования и науки и Министерства экономики Вячеслав Домбровский.

По словам Домбровского, его бывшей партии было бы намного проще приступить к реализации заявленных реформ именно в коалиции с «Центром согласия». Этому, однако, помешала неготовность общества видеть оппозиционную партию, за которую голосовали русскоязычные, в правительстве и известная бесхребетность самой «Партии реформ».

«После того, как мы заявили о желании пригласить «ЦС» в правительство, поднялась очень большая шумиха в латышской части общества и латышских СМИ, я бы даже назвал это психозом. Затем последовало предательство так называемой депутатской «шестерки Олштейнса», которая использовала эту ситуацию в качестве причины для ухода из ПР. Хотя это не была основная причина. На самом деле, истинные мотивы были более, скажем так, коммерчески-приземленными. Они покинули партию, и таким образом даже чисто математически коалиция ПР и ЦС уже не могла существовать — нам просто не хватало голосов для большинства в парламенте. Но даже с учетом этого, я считаю, мы должны были стоять на своем до конца и, если необходимо, уйти в оппозицию», — сказал Домбровский.

Вместе с тем бывший глава Минэкономики выразил мнение, что «согласисты» в правительстве могли бы положительно изменить ситуацию в стране. «Это мог бы быть психологический перелом в обществе вообще. Скорее всего, ничего страшного для латышской части жителей не произошло бы. Никто не продал бы страну Кремлю, не вышел из состава ЕС и не вступил в Советский Союз, СНГ или не знаю, куда там еще», — считает бывший министр. Он также добавил: «Значительная часть латышского общества поняла бы, что ее страхи не вполне обоснованы, а у ПР были бы куда более развязаны руки в ее стремлении к реформам — это одна из первопричин, почему мы высказались за коалицию с ЦС. С точки зрения проведения реформ мы видели, что их политическая готовность была гораздо выше, чем у других партий», — признал Домбровский.

Оценивая причины краха рейтингов «Партии реформ», приведшего впоследствии к ее ликвидации, бывший политик частично возложил вину на избирателей, делегировавших в ряды ПР посторонних людей, предавших ее идеи. «В этом заключается парадокс — с одной стороны, «Партия реформ» ассоциировалась с бывшим президентом государства Валдисом Затлерсом. Но люди, ставившие крестики и вычеркивавшие кандидатов, выбрали не тех, кому Затлерс доверял в первую очередь. Популярно говорить, что «у Затлерса не получилось». Но команде Затлерса, по сути, не дали избраться в Сейм», — отметил Домбровский.

Как сообщало ИА REGNUM ранее, этой весной Домбровский решил сложить мандат депутата Сейма. По его собственным словам, этот шаг не связан с каким-то серьезным разочарованием в политической системе страны. «Видите ли, я изначально, даже четыре года назад, в политику, как таковую, не рвался. Когда в первый раз Валдис Затлерс со своей командой меня к себе пригласил, я сначала твердо ответил «нет». У меня была академическая карьера, я преподавал, занимался исследованиями, был в занят множеством различных проектов, и времени на еще один проект под названием «новая партия» и «политика» у меня просто не было. Но им было трудно найти людей, потихоньку я во все это ввязался, согласился писать экономическую программу и, в конце концов, пошел вместе с ними баллотировался в Сейм», — рассказал экс-депутат.

Свой выбор Домбровский объяснил тем, что в те времена партия Затлерса была настоящей командой и представляла собой действительно многообещающую политическую силу. «Это было что-то, под чем можно было подписаться и за чем можно было следовать. То есть, это были люди с весьма смелыми идеями, начиная от того, чтобы позвать «согласистов» в правительство и заканчивая реформами в сфере образования. В течение последних четырех лет я активно над всем этим работал, и, думаю, много чего добился, а много чего — не добился. Но в политике один в поле не воин. Важно, чтобы у тебя за спиной было достаточное количество единомышленников. Сейчас же реалии и приоритеты другие, мы находимся в состоянии... как ее?... «гибридной войны» и так далее. Ну, это немножко не мой профиль», — иронически заметил экс-министр.

По признанию Домбровского, в нынешнем Сейме он не наблюдает стремления заниматься реальной работой — она уступает место обыкновенному популизму и межнациональным разборкам. «Все проблемы решаемы, если их решать. Но посмотрите, каковы реальные приоритеты политических партий, которые избраны в Сейм. О чем идет речь, что мы слышим в новостях, что говорят первые лица страны? Речь идет об экономике, о том, как каким-то конкретным отраслям, конкретным предприятиям помочь пробиться на внешние рынки с экспортом? Нет. Половина парламента занимается, скажем так, этнической междоусобицей. У нас много времени теперь посвящается партнерским отношениям, разумеется – председательству в Совете ЕС, ну и, конечно, «гибридной войне», — посетовал экс-министр.

Причины такого положения дел Домбровский видит, помимо прочего, в банальной лени власть имущих. «Создать что-то осязаемое и с конкретным результатом весьма сложно. Это требует весьма долгой, кропотливой работы. Например, для того, чтобы наши предприятия пробились в тот же Китай. Пока такие успехи есть у одного только концерна Food Union, на днях отправивших туда партию мороженного. А болтать, я извиняюсь, только о партнерских отношениях и «гибридной» войне можно много, страсти кипят... К сожалению, так проще», — заключил Вячеслав Домбровский.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.