Журналист: Латвийского налогоплательщика незаконно «обстригают» и «выдаивают»

Рига, 10 февраля 2015, 12:24 — REGNUM  Известный латвийский журналист Лато Лапса, специализирующийся на расследовании коррупционных схем, опубликовал на портале Delfi результаты своего расследования, в рамках которого он изучал способы, посредством которых некоторые местные бизнесмены, приближенные к власти, «выдаивают» и «обстригают» государство.

«Осенью прошлого года две довольно известные общественные организации фактически одновременно объявили, отменили, а также сразу на почти одинаковых условиях снова объявили каждая свою закупку. Как позже оказалось, каждая закупка была более, чем на полтора миллиона евро. Формально закупка была предусмотрена для информирования общества о важных вещах. Реально — для того, чтобы выдоить деньги еврофондов (из-за чего у вас вряд ли будет головная боль) и остричь латвийский бюджет (по поводу чего у вас наверняка могут возникнуть возражения). Сначала Латвийская Ассоциация овцеводов под руководством Арниса Гинтерса 29 августа объявила закупку „Подготовка и реализация кампании по информированию общества о баранине“. Срок — две недели, но за два дня до его завершения закупка была прервана. И ее тут же объявили заново с мелкими поправками в уставе и новым сроком. 14 ноября был объявлен победитель — группа ООО McCann Consulting, ООО McCann Rīga, ООО Inspired и ООО HansaMedia. Сумма договора — 1 470 859,50 евро. Через три дня после овцеводов свою закупку под названием „Подготовка и реализация кампании по информированию общества о молоке и молочных продуктах“ и с почти идентичным уставом объявил Латвийский Центральный союз молочников под руководством Яниса Шолкса. Срок — две недели. Но снова всего за два дня до его завершения закупка была прервана и сразу же объявлена снова с мелкими поправками в уставе и новым сроком. 14 ноября был объявлен победитель — ООО Jazz Communications. Сумма договора — 1 318 588,05 евро», — сообщает Лато Лапса.

«Сразу после объявления этих результатов мне бросились в глаза четыре вещи. Во-первых, фантастические суммы. В 2013 году в Латвии согласно данным Центрального статистического управления все-все-все доходы от продажи баранины составляли 1,75 млн евро. А тут объем одной информационной кампании лишь чуть-чуть отстает от годовой суммы всей отрасли. Молочная кампания за 1,3 млн евро тоже казалась чем-то космическим — кажется, даже вся кампания по введению евро была дешевле. Отсюда вытекала вторая вещь — интересно, кто же эти кампании оплатит? Неужели, например, все латвийские овцеводы, сжав зубы, отдадут более четырех пятых всех своих доходов, чтобы почти за полтора миллиона рассказать обществу о баранине? И неужели латвийские молочники, сильно пострадавшие от санкций, скинутся на 1,3 миллиона, чтобы коллективно прославить молоко и молочные изделия вместо того, чтобы каждый рекламировал свою продукцию отдельно? Третья вещь — мягко говоря, удивительно синхронные действия во всем, чтобы было связано с ходом обеих закупок. Более того, условия закупок, по которым было видно, что „чужие нам тут не нужны“, были удивительно похожи. А как же иначе, если в обоих документах в разделе „properties“ кто-то забыл стереть одинаковую запись, указывающую на один и тот же компьютер — „Даугавпилсский университет“. Четвертая вещь, разумеется, была связана с персоналиями. Возможно, я тенденциозен, но за многие годы у меня сложилось впечатление, что существует ряд людей, появление которых в конкретном проекте, явно свидетельствует, что все закончится крупной кражей или полукражей. Руководитель и обладатель 40% долей капитала Jazz Communications — это некий малоизвестный Юрис Петерсонс, который в СМИ часто упоминается как зять Андриса Шкеле (экс-премьер Латвии и крупный бизнесмен — прим. ИА REGNUM) В свою очередь три из четырех других компаний связаны с Айнаром Щипчинскисом, который был приближенным партии „Единство“, а затем — „Для развития Латвии“. Так сказать — никаких вопросов…», — пишет журналист.

"Осенью я все это подзабыл. Да, можно было догадаться, что обе «крыши» решили подоить европейские фонды и для этих целей привлекли «своих» (или же «свои» договорились с этими «крышами». Это жульничество за государственный счет, учитывая некоторые глуповатые неловкости, очень напоминало традиционный почерк одного бородатого Андриса и его семейки). Ну и пускай. Честно говоря, мне в общем-то все равно, кто и как кормится с европейских денег, каким бы корыстным и бессмысленным для общества ни был конкретный планчик по выдаиванию и остриганию европейских денег. Тогда один знакомый профессиональный овцевод выразил мнение: «В конкретную, по-моему, идиотскую кампанию по рекламированию баранины не собираюсь вкладывать ни цента. Лично мне реклама не нужна. По-моему, реклама нужна только государству. Другое дело с молоком, в производстве которого действует европейская система квот, и которого производится слишком много. Не понимаю, почему нужно рекламировать молоко для народа, в фольклоре которого поется — „молоко пил, молоко ел, молоком рот полоскал“. Думаю, для латвийских молочников был бы смысл тратить деньги на рекламу своей продукции только на китайском или арабских рынках. Самое грустное — мы должны танцевать под дудку Еврокомиссии, которая такие проекты реализует и финансирует». На тот момент мне оставалось лишь согласиться. Но уже в этом году стала известна одна мелочь. Оказалось, что планчик обеих кампаний все же другой. С Европы можно выдоить и состричь только половину — 50% общей сметы кампании. Так что, вторую сторону надо искать в другом месте: 20% — из средств самих молочников/овцеводов, а 30% — из кошелька Латвийского государства. Не знаю как вам, а мне в тот момент уже не было все равно. 30% сметы обеих кампаний — это более 830 000 евро. Просто наблюдать, как такую сумму выманивают не из каких-то еврофондов, а из очень конкретных средств латвийских налогоплательщиков… Ну, спасибо, тут у меня имеются возражения", — иронизирует Лапса.

«Что именно дает мне основания думать не только о традиционных схемах, но и о тщательно (хотя и немного поверхностно) организованном мошенничестве, которым в правовом государстве, где принцип „все уладить“ не является главенствующим, давно заинтересовались бы правоохранительные органы? Если указанных соображений и фактов недостаточно, вот еще несколько. Во-первых, еще осенью прошлого года Латвийская Ассоциация рекламы в связи с обеими закупками по выдаиванию государства четко и ясно предупредила Службу поддержки села, „через которую“ такие проекты должны проходить. В связи с условиями обеих закупок было заявлено: „Латвийская Ассоциация рекламы считает негативной практику, когда в устав включаются требования, которые существенно и необоснованно ограничивают возможное число претендентов, вызывая риск неэффективного освоения средств“. Короче, один и тот же автор двух уставов, выполняя задание, лез из кожи вон, чтобы отсеять „чужих“ и „ненужных“. Во-вторых, каким-то образом были решены „мелкие проблемы“, которые слишком старательный автор создал для „своих“. Например, пункт „закупки о выдаивании государства“ по требованиям к квалификации претендентов — „годовой финансовый оборот поставщика в каждый из 2 (двух) завершенных финансовых лет равен или превышает предложенную сумму договора“. Как показывают данные Lursoft, в 2013 году оборот Jazz Communications составил 226 000 евро — почти в шесть раз меньше, чем предложенная сумма сделки. Но этот „пустяк“, судя по сведениям Бюро по надзору за закупками, никак не помешал предприятию спокойно предложить явно несоответствующую уставу сумму договора. А чего смущаться, если уж общество молочников Яниса Шолкса было настроено такие „мелочи“ не замечать. Конечно, это легко понять с учетом, что у них самих не было времени прочитать неизвестно где написанный устав, а нужный победитель был известен заранее. В-третьих, то, как глупо выкручивалась и лгала „крыша“ кампаний по выдаиванию и остриганию государства в первые дни после появления данной темы. Устав каждый якобы писал отдельно, никакого согласования не было. Все явные совпадения — лишь случайность. Помощь в написании оказывали эксперты. Правда, „крыша“ никого не смогла назвать по имени. И так далее, и так далее», — пишет Лато Лапса.

«Из первых публичных откровений Яниса Шолкса можно было бы составить книжечку цитат специалиста по выдаиванию государства: „Люди совершенно не знают, что такое молоко и молочные продукты… Я в овцеводов не вмешивался и устав не видел. Я даже не знаю, делают ли они что-нибудь… Мы посмотрели, какая осваивается сумма. Очень просто… Решение можно принять за пять минут. Это ничего, что сумма большая… Мы ведь все каким-то образом связаны. Не могу отрицать, что говорил с кем-то из людей Андриса Шкеле. А вообще это хороший вопрос — кто человек Шкеле…“. В-четвертых, то, какими тихими и стеснительными оказались те, кто разработал проекты кампаний, оказавшихся настолько убедительными для „крыши“. Вместо того, чтобы рассказывать, убеждать, вдохновлять своими оригинальными (и соответственно — ценными) идеями, в результате трехмиллионной реализации которых, перефразируя Яниса Шолкса, „люди узнают, что такое молоко и молочные продукты“, обычно разговорчивый Щипчинскис даже не пискнул. А зять того человека, который в свое время прославился поисками самых больших кретинов для разных жизненных потребностей, из всех PR-премудростей, видно, выучил лишь одну универсальную фразу: „Не желаю комментировать!“. В-пятых, конечно, такая мелочь, как цены. И снова — вполне прозрачное официальное предупреждение Латвийской Ассоциации рекламы Службе поддержки села и по выдаиванию, и по остриганию государства: „Латвийская Ассоциация рекламы оценивает данное предложение, в целом, как совершенно несоответствующее рыночной ситуации. Предусмотрена явная переплата за получение запланированных услуг, которая может составить 30-40% запрошенного объема средств“. Это значит, конкретные господа явно решили выманить из средств ЕС и латвийских налогоплательщиков не какие-то ничтожные „традиционные 10“ или „америксовские 20“ процентов, а аж вдвое больше. Если учесть, что изначально сметы обоих „счастливых победителей“ были значительно больше, видно, „доильщики“ и „остригальщики“ государства планировали за счет искусственно завышенных цен положить в свой и, возможно, другие карманы более 1,4 млн евро. А это уже такая сумма, ради которой даже Андрис наверняка нагнулся бы в душе. Не говоря уже о его зяте», — указывает Лапса.

«Теперь аппетит пришлось умерить, но тот факт, что оба доильщика-остригальщика после замечания с молниеносной скоростью согласились урезать сметы на 26-28%, четко свидетельствует, что запланированная схема, видимо, была гораздо крупнее. И это дает ясное представление о реальном размере запланированной прибыли. И еще, в-шестых. Представим, что Еврокомиссия утвердила оба плана по выдаиванию-остриганию Европы и Латвии. Представим, что в Службе поддержки села и Министерстве земледелия Яниса Дуклавса все будет на мази в лучших традициях Андриса. Останется такая мелочь как 20%, которые в обеих кампаниях нужно получить от самих участников рынка — предпринимателей. Это значит, что 558 000 евро за явно бессмысленную кампанию должны доплатить производители молока и овцеводы. Если бы прошли первичные предложения по искусственно суперзавышенным ценам, эту мелкую проблемку, возможно, решили бы, немного повертев супердорогой частью и выделив кое-что конкретным участникам рынка. А уже они уплатили бы это как собственные деньги авторам кампании. Но Ассоциация рекламы зафиксирована искусственное завышение цен, и его пришлось урезать. И кто же будет платить?.. Короче говоря, это один конкретный случай, когда, по-моему, четко просматривается схема, как в интересах конкретных лиц планировалось „освоить“ вполне конкретные суммы. А Латвийское государство, не дожидаясь никаких решений Еврокомиссии, имеет достаточно времени и возможностей, чтобы этой схеме помешать. Но, разумеется, если вы хотите, чтобы вам за 830 000 евро из ваших налогов рассказали о молоке, молочных продуктах и баранине, — всегда пожалуйста! Как видно, специалисты по выдаиванию и остриганию к работе готовы», — заключает журналист.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.