Экономист: «Для белорусской экономики 2015 год обещает стать самым сложным»

Москва, 6 февраля 2015, 02:25 — REGNUM  «Состояние белорусской экономики в 2015 году находится в сильной зависимости от военно-политических факторов, сохранения стабильности в белорусском обществе и от того, насколько прочными удастся сохранить белорусско-российские хозяйственные связи», — заявил 5 февраля корреспонденту ИА REGNUM белорусский экономист Александр Синкевич, оценивая перспективы белорусской экономики в 2015 году.

«Для белорусской экономики 2015 год обещает стать самым сложным с момента начала глобального кризиса, хотя и присутствуют определенные возможности», — заявил Синкевич.

«Ситуация в целом напоминает 2009 год, когда в результате обвала цен на нефть и падения курса российского рубля Минск был вынужден в новогоднюю ночь продевальвировать белорусский рубль на 20%. Однако данной меры всё равно оказалось недостаточно и белорусский экспорт в том году серьезно просел, экономика затормозилась. В нынешнем году факторы воздействия те же: обвал цен на нефть и российской валюты, но масштаб давления намного сильнее, а волатильность на российских рынках до сих пор не прекратилась. К этому добавились угрозы военного характера в связи с событиями на Украине. Это вносит значительную неопределенность в экономическую стратегию официального Минска и белорусского бизнеса, вынуждая к значительным перестраховкам и снижению активности».

Напомним, в 2014 году Александр Лукашенко неоднократно заявлял, что девальвации в Белоруссии не будет, однако в результате «недевальвации» курс белорусского рубля за декабрь 2014 года — январь 2015 года снизился почти на треть. Давление на валюту Белоруссии оказали ряд факторов — в т.ч. ситуация на рынках крупнейших внешнеэкономических партнёров — России и Украины, где падение курсов национальных валют оказалось более существенным, а белорусский экспорт — менее востребованным.

«Учитывая, что нынешняя белорусская девальвация не дотягивает по своему размаху до российской и украинской, можно говорить о продолжающемся снижении конкурентоспособности белорусских товаров на важнейших для них рынках. Одновременно наблюдается падение платежеспособности российского и европейского рынков, втянутых в украинский конфликт. В результате промышленная стагнация, которая длится в республике третий год, рискует перерасти в рецессию. Данное обстоятельство способно сорвать весьма скромный прогноз по росту ВВП Белоруссии», — считает Синкевич.

Оценивая влияние на экономику Белоруссии политических факторов, в частности — президентской кампании 2015 года (фактически стартовавшей в 2014 году), Синкевич предположил, что с середины года властями будут принудительно разморожены социальные программы, увеличены зарплаты и пенсии. Политическая ситуация в постсоветской республике окажет влияние на выполнение официального прогноза на 2015 год. Отметим, уже вскоре после утверждения Лукашенко официального прогноза Нацбанк Белоруссии проинформировал, что инфляция может быть существенно выше (в среднем 18% вместо ранее утверждённых 12%).

«Рост денежной массы на руках у населения усилит давление на валютный рынок и может привести к очередному раунду девальвации, уже после президентских выборов — ещё на 30-50%. В то же время, вполне реально и более раннее обесценение белорусской валюты — в случае, если российский рубль продолжит свое падение. Таким образом, скорее всего, инфляция в стране превысит запланированные 18%», — считает эксперт.

«В то же время, несмотря на данные угрозы, в 2015 году перед Белоруссией открываются и некоторые возможности, — продолжил экономист. — Прежде всего, речь идёт о замещении украинских компаний на российском рынке. Наиболее актуально это для продовольственного бизнеса, готового занять ниши и украинских, и западных поставщиков, попавших под российские экономические санкции. За минувший год белорусское сельское хозяйство и пищевая промышленность успели нарастить собственные мощности, что снижает актуальность скрытого реэкспорта европейских товаров, в чем белорусскую сторону обвиняли российские власти».

«Также возможно более тесное встраивание белорусских предприятий в технологические цепочки российского ВПК вместо выпавших из них украинских звеньев. Надо отметить, что уже сейчас около 15% российского оборонного заказа приходится на белорусских производителей. Сдерживающим фактором является то, что белорусские заводы до сих пор не могут напрямую участвовать в распределении российского оборонного заказа, а работают опосредованно, — сказал Синкевич. — Еще одной потенциальной возможностью для белорусской экономики может стать привлечение европейских и американских инвестиций, что выглядит вполне реальным на фоне очередного потепления белорусско-западных отношений, обусловленного нейтральной позицией Белоруссии по отношению к украинскому кризису. Также безусловным подспорьем является оживление калийного рынка, хотя этот фактор не в состоянии вытянуть всю белорусскую экономику».

Оценивая влияние кризиса на Украине, белорусский эксперт отметил, что он также несёт в себе вызовы и возможности для белорусской экономики: «С одной стороны, нарастает угроза расползания напряженности, усиления потока беженцев, в том числе скрывающихся от мобилизации, техногенных катастроф и т.д. Все это потребует отвлечения бюджетных ресурсов и напряжения усилий государства. С другой стороны, приток украинских беженцев уже заметно оздоровил перегретый белорусский рынок труда и снизил корпоративные затраты на персонал. Кроме того, учитывая эскалацию напряженности в регионе, открываются ниши для белорусской фармацевтической отрасли и производства медицинских изделий, средств гигиены и личной безопасности, а также продукции двойного назначения. Спрос на данные товары в восточноевропейском регионе будет возрастать независимо от уровня платежеспособности рынка».

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.