Экс-контрразведчик раскритиковал нападки главы Полиции безопасности на латвийскую православную церковь

Москва, 15 января 2015, 12:12 — REGNUM  Предположения главы Полиции безопасности Латвии (ПБ), будто Латвийская православная церковь может быть инструментом «мягкой власти» Кремля, слишком неконкретны и носят, скорее, пропагандистский характер. Такое мнение в программе «Латвийского Радио-4» «Открытый вопрос» выразил бывший контрразведчик, экс-замначальника Бюро по защите Конституции Арнольд Бабрис.

Как отметил бывший сотрудник спецслужб, абстрактные заявления главы ПБ Нормунда Межвиетса о том, что «рука Москвы» проводит свою политику через ЛПЦ недостойны представителя столь значимого государственного силового ведомства. «Если спецслужбы не могут говорить на языке фактов, лучше молчать. Вообще, чем меньше спецслужбы появляются в публичном пространстве с какими-либо заявлениями, тем лучше. Что до слов Межвиетса, то здесь важно понимать нынешний геополитический контекст. Подобные заявления — это продолжение пропагандистской кампании, которая создает напряжение в обществе и пытается его расколоть. Как патриот Латвии, я считаю, что надо образовывать людей и заставлять их относится к подобным выпадам критически. С точки зрения разведки, обращать внимание нужно в первую очередь не на православную церковь, а на наших политиков, которые, кстати, и руководят деятельностью наших спецслужб и ПБ в том числе. Через политиков можно добиться гораздо больше результатов, чем через церковь», — указал Бабрис.

С мнением бывшего замначальника Бюро по защите Конституции согласна и председатель Латвийского общества русской культуры, член Консультативного совета по вопросам национальных меньшинств при президенте Елена Матьякубова. «Информационная насыщенность заявлений Межвиетса — нулевая. Фраза настолько абстрактна и настолько юридически некорректна, что недопустима для человека, занимающего государственную должность. То, что Россия, как государство, заинтересовано в работе с различными структурами для расширении своего влияния — естественно и логично, к этому нужно относится по-деловому. Обвинения, подобные высказанным Межвиетса, можно предъявить кому угодно. Разговор об агентах влияния может быть только конкретным и при наличии доказательств. Пока же я рассматриваю слова Межвиетса как информацию, работающую на раскол общества. Удар нанесен под самый дых — вдруг взяли и обвинили православную церковь, которая, в первую очередь, связана с русскими людьми. Априори обвинены все, и это, на мой взгляд, является нонсенсом. Презумпция невиновности, похоже, забыта. Если такие громкие обвинения высказываются публично, это значит, что началась „охота на ведьм“. Человек, посещающий православную церковь, оказывается под подозрением», — недоумевает эксперт.

Напомним, на днях руководитель Полиции безопасности Нормунд Межвиетс заявил о том, что в последнее время Православная церковь активизировала свою работу в Латвии. Межвиетс выразил мнение, что таким образом Россия может использовать церковь для влияния на прихожан и на Латвию в целом. «У российской и латвийской православной церкви, как и у любой религиозной конфессии, определенно есть потенциал для влияния по крайней мере на часть общества. В последнее время мы видим, что Латвийская православная церковь становится все активнее. Она развивает сотрудничество с детьми и молодежью, активно работает и с латышами. С учетом того, что русская православная церковь очень тесно связана с государственной властью, автоматически формируется лояльность к России, концепции Русского мира, представлению об уникальной миссии России в мировом контексте», — заявил Межвиетс в интервью передаче Nekā Personīgā («Ничего личного») на телеканале TV3.

Синод Латвийской православной церкви Владыка Александр ответил на обвинения главы ПБ, напомнив, что, согласно закону, церковь отделена от государства по закону. Поэтому ни о какой политической деятельности ЛПЦ говорить, по его словам, неуместно.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.