Иранский автопром — амбициозные цели и сложные реалии

Мохаммед Реза Нематзаде заявил, что вопрос дальнейшего развития автомобильной промышленности Ирана является одним из главных экономических приоритетов правительства Исламской республики

Тегеран, 2 декабря 2014, 11:01 — REGNUM  Выступая на открытии 2-й международной автомобильной конференции, проходящей в эти дни в Тегеране, министр промышленности, рудников и торговли страны Мохаммед Реза Нематзаде заявил, что вопрос дальнейшего развития автомобильной промышленности Ирана является одним из главных экономических приоритетов правительства Исламской республики.

По его словам, «на повестке дня стоит вопрос о том, чтобы к 2025 году поставлять на внешние рынки как минимум около 1 миллиона автомобилей в год». Кроме того, к указанному сроку Иран планирует производить на своих предприятиях автомобильных деталей и комплектующих на общую сумму не менее 25 миллиардов долларов, причем объем экспорта этой продукции должен составить 5−6 миллиардов Министр сообщил также, что согласно планам иранского руководства, к 2025 году доля автомобильной промышленности страны в общем объеме ВВП должна составлять не менее 4%, и 20% всей добавленной стоимости иранской промышленности. Достаточно амбициозные планы иранского автопрома имеют под собой определенные реальные основания. Но сложностей здесь гораздо больше.

С 2006 по начало года 2012, на который пришелся пик режима «калечащих санкций», введенных США и ЕС против Исламской республики, автомобильная промышленность страны являлась одной из наиболее эффективных и успешных отраслей экономики. Причем, как с точки зрения создания самодостаточного национального и ориентированного на экспорт потенциала, так и в плане привлечения иностранных инвестиций и реализации совместных проектов с ведущими мировыми автопроизводителями.

Мало кто знает, что в 2009—2011 годах Иран по производству автомобильной продукции занимал первое место на Ближнем Востоке и 12-е место в мировом рейтинге автопроизводителей. К середине 2009 года совокупный ежегодный экспорт автомобилей ИРИ оценивался в 1 миллиард долларов, а к 2012 году планировалось довести количество экспортируемых автомобилей до 1,13 миллиона единиц. К 2011 году доля автомобильной промышленности страны в общем объеме ВВП составляла около 3,5%, а руководство Ирана рассматривало отечественный автопром как вторую по величине экспортную составляющую страны.

Активно развивалось и сотрудничество Исламской республики с ведущими мировыми автопроизводителями, такими, например, как французские «Peugeot», «Citroen» и «Renault», немецкий «Volkswagen», японские «Toyota» и «Nissan», «Kia Motors» из Южной Кореи, «Chery» из Китая, которые к 2009 году наладили массовый лицензированный выпуск своей продукции.

Иранский рынок был весьма привлекателен для этих компаний как по экономическим параметрам — с точки зрения потребительного спроса, относительно дешевой рабочей силы и перспектив сбыта производимой продукции на всем Ближнем Востоке, так и по причинам благоприятного инвестиционного климата, созданного в стране для иностранных инвесторов.

Благоприятные для развития отрасли условия были разрушены давлением извне. Летом 2010 года японский автомобильный гигант «Toyota» объявил о полном прекращении экспорта своей продукции в Иран, мотивируя это решение «сложившейся международной обстановкой», намекнув, однако, что само это решение не является окончательным, и все может измениться в случае успешных переговоров по ядерной программе Ирана с «шестеркой» международных посредников.

Вслед за Японией начали сворачивать свое присутствие в стране немецкие компании. В частности, в том же 2010 году немцы объявили о своих планах продать принадлежащую им 30-процентную долю в активах компании «Iranian Diesel Engine Manufacturing», являющейся филиалом «Khodro Diesel». Кроме того, «Daimler» отозвал официальную заявку на коммерческий экспорт в Иран автомобилей, предназначенных для гражданских лиц и объявил о прекращении поставок сборочных деталей для производимых в стране автомобилей класса «Е».

Из западных компаний на иранском рынке дольше всех держались французы, но к концу 2011 года и они вынуждены были уступить давлению Вашингтона. Пожалуй, только Китай все это время наращивал свой вклад в иранский автопром — «Chery» в 2007—2010 гг. инвестировала 370 миллионов долларов в совместный с «Iran Khodro» проект по производству автомобилей для экспорта в страны Ближнего Востока, а «Anhui Ankai Automobile» подписала с иранцами долгосрочный контракт на производство и поставку в Китай автобусов.

Возникающие сложности с развитием собственной автомобильной промышленности иранское руководство пыталось преодолеть поиском новых партнеров в исламском мире. Переговоры о совместном производстве пользующихся международной известностью автомобильной марки «Саманд» велись, в частности, с Турцией, Сирией, Азербайджаном и Белоруссией. Кроме того, для повышения конкурентоспособности продукции иранского автопрома, была сделана ставка на расширение производства автомобилей, потребляющих газ.

Однако, западные санкции оказались для отрасли непреодолимыми. К середине 2012 года все западные компании полностью прекратили свое участие в совместных с иранцами проектах. Падение стоимости реала, национальной валюты Ирана, увеличило расходы на детали иностранного производства, которые необходимы для производства иранских автомобилей. В итоге, к июлю 2012 года падение производства автомобилей в Иране составило 40% от аналогичного периода 2011 года. За первые девять месяцев нынешнего финансового года объем производства автомобилей в Иране составляет 677 тысяч единиц, что вдвое меньше показателя за этот же период 2013 года. Из-за сокращения производства с конца 2011 года и по настоящее время без работы осталось около 115 тысяч человек, занятых в иранском автопроме.

Сложности для иранского автопрома возникли и в отношениях с его новыми партнерами. Когда «Iran Khodro» и белорусское правительство в 2006 году подписали партнерские соглашения, они планировали совместно производить около 30 тысяч автомобилей в год. Но в феврале 2012 года первый вице-премьер Беларуси Владимир Семашко сказал, что за пять лет была произведена только тысяча автомобилей. В 2013 году исполнительный директор «Iran Khodro» Джавад Наджмеддин заявил, что компания в 2010 и 2011 годах экспортировала в Ирак автомобилей на сумму более 400 миллионов долларов, а в ближайшем будущем планируется выпускать для Ирака 30 тысяч автомобилей в год. Однако, новое иракское правительство уже объявило, что автомобильный сектор страны будет ориентироваться на корейских, китайских или французских партнеров, а «для иранского производства твердых планов пока еще не существует».

Другая проблема иранской автомобильной промышленности, по мнению ряда специалистов, заключается в низкой конкурентоспособности. Большей части оборудования автомобильного конвейера Ирана 16 лет, по сравнению со средним показателем в 11 лет на Западе и в 12 с половиной лет по всему миру, что вносит свою лепту в репутацию иранских автомобилей как низкокачественных и устаревающих, препятствуя их продвижению на региональных рынках.

Сегодня руководство страны пытается выйти из сложившейся ситуации. В октябре 2013 года между Россией и Ираном было подписано соглашение, в рамках которого в течении 3-х лет в страну будет поставлено около 10 тысяч иранских автомобили марок Iran Khodro Samand и Runna, изготовленные на платформах Peugeot 405 (Samand) и 205 (Runna). О комплектациях и ценах пока ничего не известно, однако считается, что обе модели попадут в бюджетный сегмент: по предварительным данным, автомобили будут стоить в диапазоне от 440 000 до 540 000 рублей. В мае нынешнего года было подписано соглашение между иранской автопромышленной группой САЙПА и китайской компанией «Чанган», в котором предусматриваются совместные инвестиции в автомобильную промышленность Ирана, обмен технологиями и совместное производство. Однако, этих шагов для восстановления объемов производства явно недостаточно.

О своем намерении вернуться на иранский рынок в рамках заявили вчера, 1 декабря, на уже упоминавшейся 2-й международной автомобильной конференции, и представители Peugeot Citroen, оговорившись, впрочем, что это произойдет только после заключения соглашения между Ираном и «шестеркой» международных посредников по ядерной программе.

Очевидно, что реализация амбициозных целей, заявленных руководством Ирана в отношении собственной автомобильной промышленности будет очень непростой задачей. По большому счету, ее успешность во многом зависит от позиции США и Евросоюза в вопросах отмены санкций. Только вот нужен ли сегодня Западу развивающийся в промышленном отношении Иран?

Икрам Сабиров, по материалам иранской прессы, специально для ИА REGNUM

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.