Расширение ЕС на Западные Балканы откладывается, НАТО — нет

От Сербии в Брюсселе требуют «политических импульсов»

Белград, 10 октября 2014, 10:30 — REGNUM  Расширение Европейского союза в направлении Западных Балкан откладывается. Официально процесс пока приостановлен. 8 октября 2014 года Европейская комиссия не рекомендовала осуществлять какие-либо меры в направлении политики расширения в этом регионе на протяжении следующего года.

Если говорить о конкретике, то становится очевидно, что ранее объявленная возможность в течение ближайших шести месяцев начать переговоры с Македонией о вступлении этой страны в ЕС сейчас отменяется. В качестве предлога используется обвинение в адрес Скопье, что в Македонии идет отступление от демократических реформ. В случае с Македонией Европейская комиссия в очередной раз отметила провал в разрешении продолжающегося 19 лет спора с Грецией относительно названия бывшей югославской республики. Этот конфликт становится удобным предлогом для отказа Македонии во вступлении в ЕС.

В противоположность рекомендациям годовой давности новый отчет Брюсселя о политике расширения сейчас никаких надежд не оставляет и Албании. Страна получила статус «кандидата» на вступление в ЕС, но переговоры с ней решено пока не начинать. Правда, при этом Брюссель хвалит Албанию за успешные реформы. В ситуации с Албанией реформы, как оказалось, не становятся залогом продвижения по пути европейской интеграции.

Напомним, что в настоящее время путь для вступления в Европейский союз начинается с принятия т. н. «Соглашения о стабилизации и ассоциации» (SAA). Далее страна, подавшая заявку на вступление в ЕС, получает статус кандидата. Следующей важной вехой на пути в ЕС становится начало переговоров со страной-кандидатом, которые идут последовательно с продвижением по 35 «главам».

В этой связи начатые переговоры с Сербией на заседании Еврокомиссии в среду решено не продвигать ни на шаг, несмотря на сделанные в прошлом году решительные уступки Брюсселю в косовском вопросе. Сербия пока не смогла одолеть ни одной главы. От Сербии из Брюсселя требуют «политического импульса» для борьбы с коррупцией и конкретных результатов в подавлении организованной преступности.

Продвижение Сербии на переговорах с ЕС по-прежнему привязано к «нормализации» отношений с Косово. Однако сейчас появился новый мотив. 8 октября 2014 года стало известно, что Сербии выдвигают новое условие для вступления этой страны в ЕС. Сербия должна следовать еще на этапе своего кандидатства и переговоров по «главам» энергетической политике Евросоюза. Конкретно это должно выражаться в блокировании строительства сербского участка газопровода «Южный поток» под видом пересмотра соглашений с российским «Газпромом» о его строительстве. В настоящее время самый продвинутый кандидат на переговорах с Брюсселем — это Черногория. Этой стране удалось пройти 12 глав из 35 на переговорах о вступлении в ЕС. Следовательно, теперь в ближайший год Черногория не будет иметь какого-либо прогресса в переговорах. Сейчас этой стране ЕС предъявляет претензии относительно развитой коррупции и насилия в отношении журналистов.

Хуже всего дела на Западных Балканах в деле европейской интеграции обстоят у Боснии и Герцеговины (БиГ). БиГ все еще не вышла даже на уровень выполнения «Соглашения о стабилизации и ассоциации». В Европейской комиссии полагают, что трения между частями конфедерации имеют решающее значение в сдерживании процесса сближения с Евросоюзом.

Развивающийся евроскептицизм Турции в Брюсселе в среду решили чуть погасить. Европейская комиссия рекомендовала открыть две новые главы — 23-ю и 24-ю «о главенстве закона» в переговорах с Турцией относительно вступления последней в ЕС. Правда, при этом никто не скрывает, что турецкий прогресс в продвижении в ЕС относителен, хотя при этом Турция остается «особым случаем» для Европейского союза. Последнее определение означает не только трудности вступления Турции в ЕС, но и «особый статус» этого государства в его взаимоотношениях с Евросоюзом. Турция является «стратегическим партнером» ЕС в его внешней политике на Ближнем Востоке. Кроме того, Турция играет особую роль в политике энергетической безопасности Европейского союза в качестве транзитной территории доставки энергоносителей. Брюссель тем не менее по-прежнему ставит на вид Турции якобы царящий в этой стране авторитаризм, недемократические практики, насилие по отношению к журналистам и «мирным демонстрантам». 40-летний территориальный спор Турции с Кипром, за которым стоит Греция, надежно блокирует возможность продвижения Турции на переговорах с ЕС. Кипр как раз накануне обсуждения политики расширения в Брюсселе приостановил проходящие под эгидой ООН мирные переговоры с Турцией и объявил, что готов направить военные корабли в спорный район для защиты спорных газовых шельфовых месторождений.

Что происходит? Каковы мотивы торможения политики расширения? На заседании Европейской комиссии в среду выступил с отчетом комиссар по политике расширения Стефан Фюле. Фюле признал факт «усталости от расширения» в Евросоюзе, но по-прежнему обещает «европейскую перспективу» в обмен на реформы. Правда, тут же Фюле признал, что наряду с «усталостью от расширения» у ЕС у самих кандидатов налицо «усталость от реформ».

Отсутствие новых рекомендаций по расширению на Западных Балканах стало естественным ответом Еврокомиссии на заявление входящего в должность нового председателя Европейской комиссии Жан-Клода Юнкера о том, что в пятилетний срок его председательства приема в ЕС новых стран-членов не будет. Годовой мораторий на расширение ЕС налицо. Сама политика расширения теперь сводится лишь к расширению переговоров, которые не будут иметь практического завершения. В процесс в Брюсселе по-прежнему будут вовлечены 900 чиновников из штата еврокомиссара по политике расширения. В ведение нового комиссара по политике расширения Йоганнеса Хана переходят и дела по политике «соседства» Евросоюза с Украиной. Можно констатировать, что Европейский союз вышел на свои естественные границы. Правда, при этом он не отказывается и готов даже расширять и укреплять зависимую от него смежную периферию.

Если политика расширения Европейского союза в направление Западных Балкан явно буксует, то продвижение НАТО в этот регион продолжается в прежнем темпе. Под НАТО следует понимать в первую очередь, разумеется, США. На минувшем саммите НАТО, прошедшем 4−5 сентября 2014 года в Ньюпорте, о сдерживании процесса речь не шла. Ближе всех к вступлению в НАТО сейчас оказалась Черногория. В июне 2014 года премьер-министр Черногории Мило Джуканович и генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен объявили о начале «активной фазы переговоров», по результатам которых планируется сделать предложение Черногории вступить в НАТО в конце 2015 года. Саммит в Ньюпорте не возражал против подобного темпа развития событий. Очевидно, что в 2015 году произойдет последняя фаза переговоров НАТО с Черногорией. При этом уровень общественной поддержки вступления в НАТО в Черногории не достаточно велик. Однако для вступления в НАТО он как раз и не требуется. Референдум по случаю вступления в НАТО, как это продемонстрировала ранее Хорватия, проводить не следует.

Фактически НАТО сейчас без официального членства балканских государств осуществляет полноценный военный контроль в регионе. НАТО уже более 15 лет имеет здесь свое военное присутствие. Крупнейшая база США на Балканах — «Бондстил" — находится в Косово. Эта ключевая точка позволяет США осуществлять военный контроль по периметру в направлении Греции, Сербии, Македонии и Албании. Миротворческие миссии и военные базы НАТО находятся и в Боснии и Герцеговине. Парадоксом ситуации является то, что на территории наиболее вероятного кандидата — Черногории пока нет баз НАТО. Зато военное присутствие НАТО осуществляет именно в «проблемных» государствах, которые из-за этих проблем официально не могут вступить в альянс. Заметим, что вступление в НАТО для самих балканских государств будет означать стабилизацию внутреннего устройства и закрепление новых государственных границ. Это и является очевидным стимулом, особенно для Македонии и БиГ, да и той же Сербии. В этом отношении у России нет каких-либо значимых рычагов для противодействия процессу.

Итак, НАТО, в отличие от Европейского союза, готово рассматривать возможности дальнейшего расширения на Балканах. В военном отношении потенциал балканских государств незначителен, и после реформы их вооруженных сил по стандартам НАТО он стал еще меньше. Однако НАТО, т. е. США, интересуют другие возможности в регионе. Во-первых, это занять дополнительную клетку на шахматной доске континента. Во-вторых, сделать фрагментированное пространство Балкан для себя максимально управляемым и единообразным. Вступление в НАТО требует от потенциальных кандидатов на Балканах решения внутренних и взаимных проблем по лекалам США.

И есть еще один важный мотив для укрепления присутствия НАТО на Балканах. В связи с украинским кризисом США будут стремиться обеспечить устойчивость тыла по отношению к кризисному региону. В этом отношении роль Балкан в операционной цепи НАТО от Румынии до Турции явно возрастает. Подобное обстоятельство становится решающим в продвижении Североатлантического альянса на Балканы.

Дмитрий Семушин — обозреватель ИА REGNUM

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.