Екатеринбургский фонд «Город без наркотиков» может быть распущен

Екатеринбург, 18 сентября 2014, 19:17 — REGNUM  Екатеринбургский фонд «Город без наркотиков» может быть распущен. Как сообщают СМИ, соучредитель фонда Андрей Кабанов требует расформировать организацию. Заявление Кабанова прозвучало в разгар расследования уголовного дела по факту убийства екатеринбургской пенсионерки. Среди обвиняемых — врач Олег Кинев, долгое время сотрудничавший с фондом «Город без наркотиков», а в свидетелях — мэр Екатеринбурга, лидер фонда Евгений Ройзман. Сегодня оба были допрошены.

«На сегодняшний день фонд „Город без наркотиков“ — это ужасный монстр», — убежден Андрей Кабанов, выступивший в эфире екатеринбургского телеканала «4 канал» и давший интервью kp.ru. Кабанов — давний соратник Ройзмана, столь же авторитетный в Екатеринбурге, как и оппозиционный политик. Они одновременно занялись работой фонда, и продолжали ее 15 лет.

«Основная идея, когда создавался фонд, что фонд политикой заниматься не может. Но когда очень легко и просто избрали Ройзмана в Госдуму, видимо, ему там очень понравилось, Потому что это наркотик. Власть и политика — это натуральный наркотик. Когда он там побывал и больше не попал, начались игры с Мироновым, а потом с Прохоровым, и все выборы, где участвовал Ройзман, участвовал не он», — вспоминает сейчас Кабанов.

Соучредитель фонда считает, что организация, ставшая примером для многих регионов совершила целый ряд ошибок: «Первая ошибка, которую мы допустили — это реабцентры. Это все замечательно, но там и мина замедленного действия. Потому что все, кто к нам поступал, это наркоманы. Вся их жизнь — это преступный промысел, чтобы уколоться, нужно кого-то убить, ограбить, задавить, вплоть до родителей. И за год мы из них должны сделать нормальных людей. Причем методика — супер. Ограничиваем им доступ к наркотикам… Да, мы их избавили от наркотиков, но башку-то ведь надо поправлять! К нам ходили священники. Кто-то обращался к Богу, кто-то крестился и уехал в монастыри. Но поддерживать дисциплину в таком гадюшнике очень тяжело. И там постепенно начала зарождаться такая маленькая „красная зона“. То есть дисциплина была под страхом. Это до какого-то времени всех устраивало.

Второй момент очень ужасный. Когда мы создали оперативное движение. Мы начали набирать ребят, которые прошли реабилитацию. Оторвали их от героина и бросили на амбразуру. То есть, что такое операция? Наши парни с правоохранительными органами заходят на адрес, на котором героин, деньги, золото и тому подобное… И такая молчаливая сцена: „Как дербанить будем?“. Понятно, что были истерики, их выгоняли, садили, наказывали, но это имело место быть». Это то, что мы знаем. А то, что мы не знаем? Я считаю, что напрямую Ройзман не связан ни с одним преступлением, но он виноват в том, что создал этого монстра".

Андрей Кабанов уверен, Евгений Ройзман несет персональную ответственность за результаты перерождения фонда, поскольку отказался создать систему контроля за работой организации: "Когда у нас возникал какой-нибудь момент, я ему говорил: «Женя, лучше закрыть это все нафиг быстрей, пока все это… Потом нам самим не разгрести». А он всегда мне говорил так: «Андрюха, но ведь это же не мы, это наркоманы! К нам дерьмо не прилипнет». Дословно. Когда убили [реабилитанта], там два года сидела супер-команда во главе со старшим следователем Глухих. И они выкопали все! По секундам и по минутам. Я говорю: «Женя закрывать надо! Человека убили!»

Евгений Ройзман сегодня отказался комментировать слова Андрея Кабанова. Его супруга Юлия Крутеева на своей странице в Facebook пообещала при встрече плюнуть в Кабанова. При этом известно, что свердловские правоохранители проверяют ее на причастность к разбойному нападению на квартиру коллекционера в середине 90-х, когда нападавшие пытали жертву раскаленным утюгом и вынесли из квартиры дорогостоящие иконы.

Андрей Кабанов говорит, что понимает общую влюбленность в народного героя Евгения Ройзмана: «И я был очарован. Я сделал из него героя. Прошу у всех прощения, потому что то, что сейчас творится — это моя вина. Я из него сделал героя. Теперь он предатель. Я позвонил Ройзману и сказал: „Давай встречаться“. И я ему сказал все в глаза».

Сейчас соучредитель «Города без наркотиков» призывает остановить своего бывшего друга: «В любой деятельности — у него далеко идущие планы. Если вы думаете, что цель Ройзмана — это мэрство, вы ошибаетесь. Он мне в глаза сказал, что он хочет быть губернатором».

Особого сожаления о судьбе фонда у Андрея Кабанова нет, поскольку организация живет «в вялотекущем состоянии»: «Есть несколько реабилитантов, два десятка. Есть оперативная группа, которая так, не шатко, не валко работает». "Когда я в свое время сказал, что я фонд закрою, мне Ройзман сказал в глаза: «Мне позвонила тысяча людей, сказали, пусть Кабанов уберет руки». Я сказал: «Женечка, покажи хоть один телефон. Хоть один». Сейчас можно звонить или писать мне, на телефон, я всегда отвечу. 8-900-19-73-218 или на пейджер «Страна без наркотиков», — предлагает Андрей Кабанов.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.