СМИ: Бизнесмен Левон Айрапетян стал заложником рейдерского захвата

Москва, 9 сентября 2014, 11:58 — REGNUM  Басманный суд Москвы 12 сентября рассмотрит вопрос о продлении срока содержания под стражей бизнесмена Левона Айрапетяна, задержанного в середине июля в аэропорту «Шереметьево» и затем арестованного по делу о хищении акций «Башнефти». Он был заключен под стражу на два месяца, несмотря на внушительный список заболеваний, которыми страдает.

Как пишет «Независимая газета», у 65-летнего Айрапетяна есть несколько болезней, входящих в «Перечень тяжелых заболеваний, препятствующих содержанию под стражей подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений»: от гипертонии 3-й степени и двух инсультов до сахарного диабета и онкологии. В его истории болезни — девять лет специальных медицинских курсов и операций в России и за рубежом. Однако, как отмечает «Московский комсомолец», главврач больницы СИЗО «Матросская тишина» Самсон Мадоян вынес решение: не просто в лечении — даже в квалифицированном обследовании — отказать. Даже одного из перечисленных недугов вполне достаточно, чтобы отпустить обвиняемого под домашний арест или подписку. Но доктор Мадоян решил «будет сидеть», значит, будет сидеть.

Не выйти на свободу под подписку о невыезде, причем в ближайшее время, для бизнесмена уже равнозначно приговору, отмечает «Комсомольская правда». «В российской властной системе есть специальная связка, которая работает по специфическим уголовным делам: Басманный суд — СИЗО „Матросская Тишина“, — продолжает тему „Новая газета“. — Она нужна, когда доказать вину обвиняемого следствию тяжелее, чем попытаться сломать человека и выбить из него необходимые показания. Ломают иногда до конца, то есть до физической смерти. Об этом мы знаем из историй Сергея Магнитского и Василия Алексаняна (который умер на воле, но потерял шансы выжить, находясь за решеткой). Эти случаи, имевшие колоссальный резонанс, никак не изменили систему».

Напомним, что Следственный комитет подозревает Левона Айрапетяна в хищении и незаконной легализации акций «Башнефти», и теперь ему вменяется две статьи УК — 160 («присвоение или растрата») и 174 («отмывание»). Под «присвоением» следствие подразумевает то, что Айрапетян мог получить комиссионные как посредник в сделке по продаже Уралом Рахимовым (сыном бывшего президента Башкирии) республиканских нефтяных активов АФК «Система». Что в принципе уголовно не наказуемо. А «отмывание» заключается в том, что «Башнефть», по версии следствия, была Рахимовым незаконно приватизирована.

В 2002 году шесть нефтяных предприятий республики — «Башнефть», «Уфаоргсинтез», «Новойл», «Уфанефтехим», Уфимский НПЗ и «Башкирнефтепродукт» были приватизированы и оказались в собственности ООО «Башкирский капитал», собственником которого считался Урал Рахимов. Спустя три года Минимущество заключило с «Башкирским капиталом» мировое соглашение. Еще через год контрольные пакеты акций предприятий попали к четырем благотворительным фондам Рахимова-младшего, пока наконец в 2009-м собственником объединенной «Башнефти» стала АФК «Система».

«Я предложил представителям обвинения найти в материалах дела, которые они сами „варили“, хоть одно доказательство вины Айрапетяна, — цитирует „КП“ адвоката предпринимателя Генри Резника. — Ну хоть что-то, что подтверждало бы, что он участвовал в хищении акций „Башнефти“. Я получил отказ и усмешку… Хищение — как сами они пишут во всех документах! — состоялось в 2006-м. А все свидетели говорят: Айрапетян появился, когда Рахимов хотел продавать эти акции (т. е. в 2009-м) АФК „Системе“… Процессуальные документы просто не выдерживают никакой критики. На стороне следствия нет ничего, кроме желания понудить больного человека оговорить себя и других».

Глава «Системы» Владимир Евтушенков счел ситуацию вокруг «Башнефти» попыткой рейдерского захвата, и с ним солидарны многие эксперты. «Те, кто проявляет интерес к „Башнефти“, пользуется и государственными институтами, и старыми добрыми рейдерскими технологиями вроде бабушек-миноритариев. Одновременно с расследованием обстоятельств продажи „Башнефти“ „Системе“ началось и разбирательство вокруг внесения Роснедрами изменений в лицензионное соглашение на освоение месторождений Требса и Титова, — напоминает генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов. — А Левона Айрапетяна арестовали просто для демонстрации силы».

Будь Левон Айрапетян здоров, его, возможно, и не арестовали бы вовсе, отмечает «НГ». А на больного человека всегда проще надавить и получить необходимые показания. Вся надежда мецената теперь — на общественную поддержку. В его защиту уже выступили и наши Александр Ширвиндт и Марк Захаров, и французский шансонье Шарль Азнавур, и чешский депутат Европарламента Яромир Штетина. Айрапетян известен в Нагорном Карабахе тем, что построил или отремонтировал там больницу и школу, завод и монастырь, военное училище и водохранилище, гостиницы и десятки километров дорог. В России он тоже был больше известен как крупный жертвователь на армянский храм и спонсор мероприятий армянской диаспоры.

«Когда президент Армении Серж Саргсян поднял этот вопрос во время переговоров с Владимиром Путиным, тот пообещал ознакомиться с делом лично, — рассказывает „НГ“. — Не исключено, что уже ознакомился, и скоро Левон Айрапетян будет либо сразу же оправдан, либо суд изменит ему меру пресечения. В его нынешнем состоянии само пребывание мецената, чья вина еще не доказана (если там вообще есть что доказывать), в стенах СИЗО уже равносильно смертельному приговору».

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.