Чем живет Польша: Украина просит у Польши оружия, а поляки у Брюсселя денег

Варшава, 1 сентября 2014, 10:03 — REGNUM  На минувшей неделе в Польше в восприятии главных событий по-прежнему господствовал раздвоенный подход (об этой характерной черте польской политической практики мы уже писали неделю назад). Для польских властей и солидарных с ними средств массовой информации темой номер один оставалась Украина — в связи с поражениями украинской армии нагнетали они истерику, связанную с якобы существующей военной угрозой для Польши и всей Европы со стороны России.

Напротив, обычные поляки с растущим беспокойством следили за последствиями торговой войны с Россией. На этой неделе после крестьян, которые первые болезненно ощутили на себе потерю российского рынка, и транспортников, которые на прошлой неделе заявили о своем драматическом положении, во весь голос о возникших проблемах заговорили представители молочной отрасли.

Оружие — нет, деньги — да

На этой неделе стало известно, что Киев обратился к польскому правительству с официальной просьбой продать вооружение. Однако Варшава при всех открыто выражаемых симпатиях по отношению к властям в Киеве не решилась на такой отчаянный шаг. Польская стороны пока вообще не отреагировала на этот запрос, рассчитывая на то, что на ближайшей встрече на саммите НАТО будет выработана какая-то совместная позиция по вопросу Украины.

Однако, по решению правительства, Польша уже в этом году предоставит Украине помощь в размере 20 млн злотых (около $6,5 млн). Как планируется, эта сумма будет предназначена для финансирование программ по молодежному обмену, лечение в Польше раненых в «битвах на Евромайдане», а также на покрытие расходов поездки и пребывания на Украине во время парламентских выборов группы наблюдателей, состоящей из 100 человек.

Характерно, что эта информация особенно не афишировалась в наиболее популярных СМИ. Очевидно, польские власти отдают себе отчет в том, что думают о такой безоговорочной поддержке Украины сами поляки. В интернет-дискуссиях, касающихся решения о финансовой помощи киевским властям, можно было прочитать множество горьких слов критики — в таком, например, духе: «Эти 20 млн злотых должны быть взяты из карманов наших политиков. Может быть они откажутся от своих зарплат ради довооружения Украины? По какому праву они хотят забрать деньги у польского общества? Если бы по образцу Швейцарии они организовали референдум, как инструмент общественных консультаций, и задали вопрос, поддерживают ли поляки помощь Украине, а особенно помощь военную, то, наверняка, его результат их бы поразил! Уважаемые политики, занимайтесь голодными польскими детьми и их родителями, которые, как милостыню, просят работу».

От переговоров к войне

— Польша не согласна на очередную эскалацию агрессии на Украине, происходит нарушение международного права. Мы разочарованы, что эта эскалация наступила так быстро после встречи в Минске, с которой мы связывали надежды, — отметил в 28 августа министр иностранных дел Радослав Сикорский после переговоров с главой дипломатии Белоруссии Владимиром Макеем. Польско-белорусская встреча в Варшаве была посвящена, в частности, обсуждению итогов трехсторонних переговоров в Минске (Евросоюз — Украина — Таможенный Союз).

Эскалация, о которой говорил глава польской дипломатии — это информация, по убеждению официальной Варшавы, о вторжении российской армии на территорию Украины, которая появилась как раз в четверг. Поэтому именно в этот день своего апогея достигла военная истерика, которая уже несколько месяцев наблюдается в ведущих польских СМИ. В воздухе буквально запахло порохом и войной с Россией. Заголовки сообщений прессы кричали: «Проверка бомбоубежищ в России», «Немцы теряют терпение по отношению к действиям Путина», «Чрезвычайное заседание у президента», а информацией дня было сообщение под заголовком, не оставляющим никакого сомнения: «Путин начал войну в Европе!».

Болезненное эмбарго

Однако, несмотря на настолько грозную атмосферу, сердцам (и карманам!) поляков значительно ближе проблематика российского эмбарго на сельхозпродукцию, чем воинственная риторика официальной Варшавы.

Напомним: 18 августа Европейская комиссия объявила о том, что она передаст фермерам из стран Евросоюза 125 млн евро в качестве компенсации за потери, вызванные российским эмбарго. Это, конечно, капля в океане потребностей, если учесть, что только польское сельское хозяйство потеряет на этом эмбарго около 500 млн евро. В Польше в связи с эмбарго появилась также проблема краха около 30 тысяч транспортных фирм, которые получали за свои услуги по крайней мере 700 млн евро в год (мы подробно писали об этом в последние недели).

Разочарованные позицией Брюсселя по вопросу выплаты компенсаций начали действовать. Сильная группа польских крестьян (около 200 человек) во вторник провела протест у зданий Европейской комиссии и Европарламента. Раздавали они прохожим и еврочиновникам яблоки и перец под лозунгом «Если яблоки не в Москву, то в Берлин и Брюссель!».

На этой неделе громко о своих проблемах, связанных с эмбарго, заговорили представители молочной промышленности. В прошлом году ее экспорт составил 1,6 млрд евро, а 10% этой суммы приходилось на российский рынок. При этом 70% объема экспорта в Россию составляли сыры. Особенно стремительно экспорт молочной продукции рос в последнее время: в 2013 году возрос он более, чем на 50%, по сравнению с предыдущим годом, а в начале 2014 года — еще на 50%.

В связи с таким динамичным развитием экспорта в Россию польские производители настолько разогнались, что даже забыли (а точнее — сознательно проигнорировали) так называемые квоты производства молока, которые накладывает Евросоюз. На этой неделе Европейская комиссия объявила о штрафных санкциях за перепроизводство молока, которая составит 200 млн злотых (около $65 млн). Это очередной удар для отрасли, причем с неожиданной стороны. Союз молочных кооперативов, в руках которых сосредоточено производство молока в Польше, требует, чтобы производители не платили этот штраф, а Евросоюз засчитал эту сумму в качестве компенсации за потери польской молочной промышленности, вызванные российским эмбарго.

С аналогичной проблемой квот столкнулись на этой неделе также польские рыбаки. Польша, по данным Европейской комиссии, оказалась в группе 10 стран Евросоюза, которые превысили в 2013 году квоты на промысел рыбы. Польские рыбаки выловили слишком много атлантического лосося и шпрот. К их счастью, в этом случае санкции Европейской комиссии сводятся лишь к тому, что в этом году им придется ограничить квоту на промысел рыбы на соответствующий объем прошлогоднего «перебора».

Мечты о европейских постах

Польские политики особенно активно на этой неделе, в преддверии выборов на руководящие посты в Евросоюзе, пытались поправить настроение поляков рассказами о том, какие огромные перспективы открываются перед Радославом Сикорским, который может занять место Кэтрин Эштон, и самого премьера Дональда Туска — главного претендента на пост председателя Европейского совета, который освобождает Херман Ван Рёмпей.

Однако псевдопатриотические нотки под лозунгом «Наши в Брюсселе!» поляков уже не особенно интересуют. Главным показателем их отношения к «европейским» карьерам польских политиков были последние выборы в Европарламент 25 мая этого года. Активность на избирательных участках оказалась на драматически низком уровне: в выборах приняло участие всего лишь 23,82% избирателей. Тем не менее, политики, как всегда, польские политики быстро забыли об этом явном вотуме недоверия.

Несмотря на все опасения, связанные с негативными последствиями российского эмбарго, пока полякам в значительно большей степени, чем демагогия политиков, поправляет самочувствие состояние экономики страны. По опубликованным только что данным Главного статистического управления, во втором квартале этого года рост ВВП Польши составил 3,3% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Это совсем не плохой результат на фоне других стран Евросоюза. Но все-таки главной проблемой для поляков остается высокая безработица, показатель который сохраняется на уровне 12%.

Об армии с улыбкой

Польская бронетанковая бригада объявила набор кандидатов, желающих служить на немецких танках «Леопард 2А5» (напомним: 105 таких танков и 14 штук «Леопардов» модели 2A4 из демобиля Бундесвера Польша купила за 180 млн евро в ноябре прошлого года). Из 250 кандидатов простой тест физической пригодности (подтягивание на турнике, бег с препятствиями) прошло только 80 человек. 20 мест остаются вакантными.

— Польше не хватает должности «Верховного вождя» (от автора: на такой пост 1 сентября 1939 года, после нападения Германии на Польшу, был назначен сподвижник Юзефа Пилсудского маршал Эдвaрд Рыдз-Смиглы; уже 18 сентября он пересек польско-румынскую границу, оставляя сражающиеся польские войска без «верховного» командования), — заявил в эфире одной из радиостанций генерал Вальдемар Скшипчак. — Эта должность помогла бы польской армии лучше подготовить своих солдат к ведению военных действий в возможном вооруженном конфликте, — добавил бывший главнокомандующий сухопутных войск, а позже (в 2012-2013 годах) вице-министр национальной обороны в правительстве Дональда Туска.

Александр Шторм специально для ИА REGNUM из Варшавы

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.