Евгений Крутиков. Тибилов, Сурков, Инвестпрограмма

Москва, 16 октября 2013, 16:07 — REGNUM  Объем российских инвестиций, планируемых в РЮО до 2017 года, составляет, согласно документам, 22 млрд 806 млн с копейками. Это существенно меньше той суммы, которую прописала югоосетинская сторона в своих "предложениях". Однако и эта цифра все та же "сказка про белого бычка". Например, из дорожной инфраструктуры 11 объектов предполагается завершить к 2017 году и это, в основном, стратегические дороги, в которых заинтересована сама РФ, в том числе, и с военной точки зрения. А это не имеет прямого отношения к изменению экономической ситуации в РЮО в целом. Инвестпрограмма представляет из себя довольно хаотичный набор объектов, не связанных между собой некой общей экономической идеей, целостной программой. А именно создания новой программы добивалась от Цхинвала Москва в течение всего этого года. Югоосетинская сторона оказалась не готова изменить саму манеру мышления в этой сфере, определить стратегию выживания государства на будущее. И это несмотря на то, что по реализации текущих проектов сейчас серьезных претензий к Цхинвалу нет, по сравнению с предыдущими годами сделано очень многое.

По сути дела никакого именно снижения финансирования Инвестпрограммы не произошло, просто российская сторона избирательно отнеслась к хаотичным и откровенно завышенным предложениям Цхинвала. В чисто финансовом плане наибольший объем инвестиций приходится на раздел "инженерные сети и сооружения", что в нынешнем положении логично. Если смотреть на это из Цхинвала, то создается впечатление о "сокращении финансирования", хотя, глядя из Москвы, - это лишь разумный секвестр неразумных амбиций. Никакой привязки к "проблемам российского бюджета", о чем заговорил ряд экспертов-экономистов, здесь нет и быть не может, поскольку РЮО для руководства РФ - это вопрос большой внешней политики, курируемой "вручную", и именно экономить здесь никто не будет. Но и переплачивать за невесть что, как было еще недавно, тоже.

К сожалению, информагентства в основном цитируют только высказывания Леонида Тибилова, что связано с той атмосферой, которая сложилась в РЮО вокруг СМИ. Между тем, в контексте заявлений Владислава Суркова, которые осетинская сторона цитирует неохотно и дозированно, все становится на свои места. А Сурков особо подчеркнул, что нынешняя Инвестпрограмма - это, конечно, хорошо, и она будет реализована, что бы ни случилось, но "параллельно могут быть предложены и новые идеи", в связи с которыми "программа может быть еще скорректирована", а также необходим "переход к развитию".

Эти "новые идеи" - все то же требование предложить уже даже не просто план инвестиций, а целую связную идеологию развития государства на длительный период. Не просто построить в чистом поле завод, а объяснить, зачем он нужен и в каких экономических и юридических условиях будет работать. В связи с этим и Сурков, и Тибилов отметили необходимость гарантий безопасности инвестиций для частных лиц - неграждан РЮО. Это, конечно, прекрасно, но лишь первый шаг. Предстоит огромный объем работы по формулированию самой идеологии будущего РЮО по всем направлениям: от обороны до культуры. И без этого невозможно и стратегическое экономическое развитие, если позабыть о точечных инвестициях, из которых на самом деле и состоит Инвестпрограмма.

В этом контексте следует рассматривать и заявления Тибилова об определении первоочередной задачи для РЮО - вступление в Таможенный союз. Примечательно, что это абсолютно противоречит его высказываниям двухмесячной давности о "неизбежности" вхождения РЮО в состав РФ уже в ближайшее время. Потребовалось некоторое время, чтобы разъяснить руководству РЮО всю пагубность таких идей и, тем более, их публичного озвучивания, что спровоцировало в самой республике ожесточенную интеллектуальную дискуссию и конфликт политических сил, часть из которых использует лозунг вхождения в РФ как основу своей политической и предвыборной программы.

Для этих политических сил могут настать "темные времена", поскольку отказаться от красивого популистского лозунга, пользующегося поддержкой части населения на "генетическом уровне", им теперь будет сложно. И какой-либо поддержки из Москвы, а теперь и от действующего президента, им уже не видать. Скорее всего, этим партиям и отдельным политическим силам придется искать поддержки у российских парламентских партий, формально считающихся оппозицией, или идти до конца, переходя на совсем уж популистскую риторику.

Вхождение в Таможенный союз - задача сложная, но решаемая. Позиция президента Белорусии Александра Лукашенко воспринимается как тактическое, ситуативное заявление, которыми он привычно разбрасывается в качестве аргументов в локальных спорах с Кремлем. Куда сложнее сам процесс урегулирования законодательств, таможенных правил и прочих технических деталей, который может затянуться на год и даже более. Возможно, что в практическом плане более реально говорить о ближайшем не полноценном членстве в Таможенном союзе, а о постепенной адаптации РЮО к этим реалиям. Например, в виде какой-либо из форм ассоциированного членства или создания свободной таможенной зоны с ликвидацией поста на Зарамаге.

Таким образом, еще до начала заседания Межправкомиссии на нескольких встречах с новым помощником президента РФ, повестка которых не была заранее оговорена в деталях, были обозначены существенные изменения в подходе российской стороны к взаимоотношениям с РЮО, как и некоторые положительные тренды в позиции самого Цхинвала.

Евгений Крутиков.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.