Василий Кравцов: Разделение Афганистана как утопия региональной стабильности

Москва, 14 Октября 2013, 11:08 — REGNUM  "В последние три года активно раскручивается идея разделения Афганистана как одна из наиболее оптимальных форм стабилизации Афганистана после вывода основного контингента НАТО в 2014 году". Об этом в ходе международной конференции "Средний Восток и Центральная Азия в общем геополитическом пространстве" в Алма-Ате, заявил кандидат политических наук, независимый исследователь региона Af-Pak(Афганистан-Пакистан) Василий Кравцов. На правах партнера конференции ИА REGNUM полностью публикует выступление эксперта.

Разделение Афганистана как утопия региональной стабильности

В последние три года активно раскручивается идея разделения Афганистана как одна из наиболее оптимальных форм стабилизации Афганистана после вывода основного контингента НАТО в 2014 году. Однако продвижение этой идеи пытаются осуществить вне исторического контекста по данному поводу, равно как и иные современные вариации афганского урегулирования большинство экспертов пытается не увязывать с имевшими место ранее многочисленными как положительными, так и отрицательными попытками подобного рода.

На протяжении всей истории Афганистана враги этой страны разворачивали самые разнообразные интриги по расколу Афганистана. И только подлинные друзья Афганистана, к которым безусловно следует отнести Царскую Россию, Советский Союз и современную Российскую Федерацию, всегда выступали категорически против раскола и фрагментации Афганистана в любых формах.

Как известно, наиболее вопиющим проявлением политики разделения Афганистана является проведение т.н. "линии Дюранда" по соглашению с Мортимером Дюрандом о разграничении сфер влияния, подписанное эмиром Абдуррахманом только в одном экземпляре для английской стороны. Как оказалось, это была лишь первая, но далеко не последняя попытка разорвать Афганистан и поставить его народы на колени перед якобы более могущественными властителями.

42 года назад, осенью 1971 года Пакистан без объявления войны напал на Индию. Пакистан предпринял тогда третью за 25 лет своего существования вооруженную агрессию против Индии. Советский Союз естественно встал на сторону Индии. США и Китай отказались поддержать Пакистан. В течение короткого времени пакистанская армия была разгромлена и Пакистан потерял Восточную Бенгалию (Бангладеш). То был тяжелейший период в истории Пакистана, заставивший Исламабад серьезно переосмыслить свою роль и место в регионе.

Пришедший к власти синдх-шиит Зульфикар Али Бхутто и его окружение пришли к достаточно простому, на их взгляд, выводу: прекратить любую подрывную и военную деятельность на индийском направлении и сосредоточить все свои усилия на направлении афганском с тем, чтобы методично ослаблять Афганистан и добиваться его последовательной аннексии с перспективой превращения Афганистана в пятую провинцию Пакистана. Уже в 1975 году с санкции З.А.Бхутто в Афганистан были засланы первые вооруженные банды и были предприняты первые вооруженные попытки поднять мятежи в различных районах Афганистана: в Панджшире, Нангархаре, Пактии. Все они были оперативно подавлены. Характерно, что население Панджшира самым активным образом участвовало в подавлении антидаудовского мятежа и считало это своим патриотическим долгом. Эта авантюра З.А.Бхутто явно указывала на то, что в тот период пакистанцы претендовали на формирование вооруженной оппозиции на территории всего Афганистана, не подвергая его какой-то фрагментации.

Из этой неудавшейся истории пакистанскими властями были извлечены достаточно полезные уроки и в антиафганской деятельности на первое место был поставлен национально-этнический фактор, не без оснований позволявший, по мнению Исламабада, добиться ослабления и раскола Афганистана на части как можно быстрее. С того момента, то есть с 1975 года разжигание межнациональных противоречий и межэтнической вражды становится генеральной линией Пакистана по подрыву Афганистана, которая в полной мере стала реализовываться после совершения т.н. Апрельской революции.

С вводом советских войск в Афганистан, ставшим на тот момент главным фактором сохранения целостности и суверенитета Афганистана и недопущения его раскола, пакистанские спецслужбы развернули не только бурную активность по экстренному формированию отрядов вооруженной оппозиции строго по национально-религиозному признаку и разрушению всей афганской государственной инфраструктуры, но и по разжиганию обострившихся или обостренных национально-этнических противоречий. Более того, Исламабад через своих ставленников в Москве предпринимал неоднократные попытки убедить советское руководство в необходимости выделить пуштунские районы Афганистана от Кунара до Кандагара в самостоятельный отдельный автономный административный район с выводом оттуда всех советских и афганских воинских подразделений. Согласно пакистанским доводам, излагавшимся в Москве Ганковским Ю.В., создание "пуштунской автономии" позволило бы стабилизировать обстановку в Афганистане и сконцентрировать усилия Кабула на укреплении государственной власти в других районах страны. Все советские ведомства, занятые в тот период афганской проблематикой, категорически отвергли такие предложения как направленные на аннексию Пакистаном пуштунских районов Афганистана и полный раскол афганского государства.

Некоторые историки и мемуаристы утверждают, что накануне вывода советских войск из Афганистана кое-кто в советском руководстве разрабатывал планы разделения Афганистана на два сектора с тем, чтобы обеспечить сохранение власти президента Наджибуллы в Кабуле. Такого рода утверждения являются прямой ложью, дезинформацией и дезориентацией общественного мнения в регионе и направлены на фальсификацию и извращение принципиальной советской линии на сохранение Афганистана в качестве независимого, территориально целостного и суверенного государства.

С падением режима Наджибуллы в апреле 1992 года правительство Наваз Шарифа, посчитав Афганистан уже своим, предприняло новые попытки по превращению Афганистана в собственный протекторат со значительным ограничением его суверенитета. К тому времени уже ряд уездов и волостей провинции Кунар и волость Бармаль в провинции Пактика находились под полным административным управлением Пакистана. Однако против этих планов наиболее активно выступило Исламское общество Афганистана во главе с Бурхануддином Раббани и Ахмад Шахом Масудом, ставших летом 1992 года во главе Афганистана согласно плану переходного периода. Пакистанская разведка в ответ на "предательскую", на их взгляд, позицию ИОА резко активизировала вооруженную активность ИПА-Г Г.Хекматияра. В стране развернулась гражданская война. По этому поводу много сказано и написано и всё, как правило, в контексте внутриафганского соперничества и не более. На самом деле стержнем гражданской войны в Афганистане после падения Наджибуллы был вопрос о том быть или не быть Афганистану под протекторатом Пакистана.

Исламабад, вскормивший группировки афганских моджахедов, считал вполне обоснованными свои претензии на реальное управление Афганистаном и контроль над его внешней политикой по аналогии с англичанами в 19-м столетии. Однако афганские танзимы (вооруженные группировки), равно как и афганский народ в массе своей, признавая роль и значение Пакистана в афганском джихаде, не могли согласиться на любые кабальные результаты того вооруженного противостояния в стране. Афганцы считали, что в джихаде победил афганский народ и результаты этой победы должны принадлежать ему, а Пакистан был хотя и важнейшей, но все-таки одной из стран, оказывавших афганскому джихаду всестороннюю поддержку. Развернувшаяся в стране гражданская война не давала Пакистану особых шансов подчинить Афганистан, а его прямое участие уже в новой афганской компании лишь дискредитировало внешнюю политику Исламабада.

В этой обстановке премьер-министр Пакистана Беназир Бхутто приняла решение о формировании движения Талибан и развертывании его вооруженной активности по восстановлению пакистанских позиций в Афганистане. Весной 2001 года Ахмад Шах Масуд имел конфиденциальные контакты с Малдлен Олбрайт - государственным секретарем США. Последняя стала настойчиво предлагать Ахмад Шаху согласованный с Пакистаном план внутриафганского межэтнического урегулирования путем раздела Афганистана на два сектора на переходный период до определения в каждом из них государственного статуса. По свидетельству очевидцев, Ахмад Шах, выслушав доводы госсекретаря США, позвонил одному из руководителей Талибана в Кабул и после короткого разговора с ним отказал Олбрайт в согласии пойти на разделение Афганистана, поскольку это никак не решало межэтническое противостояние в стране, ибо в Афганистане нет не только одной провинции, нет даже одного уезда, где бы не проживали постоянно представители только пуштунов или только таджиков. Таким образом, следует констатировать, что как Северный альянс, так и тогдашний Талибан не соглашались ни на какие варианты афганского разделения, равно как и на признание линии Дюранда в качестве государственной границы. Понятно, что каждая из этих сил преследовала порой самые разнополярные политические цели, однако по этим двум вопросам их позиции были идентичными, что еще раз говорит не столько об их взаимной коньюнктурности, сколько об их глубокой ответственности за прошлое и будущее своей Родины.

По состоянию на лето 2001 года Пакистан находился в полшага от достижения своей "голубой мечты" - превращения Афганистана в собственный протекторат, в собственную пятую провинцию. Привлеченная пакистанской разведкой к участию в гражданской войне в Афганистане Аль-Каида верно служила ISI и отрабатывала выплачиваемые ей субсидии по принуждению афганского народа к присоединению к Пакистану. Оставалось дело за малым. Разработанная по заказу ISI акция Аль-Каиды по физической ликвидации Ахмад Шаха Масуда должна была нанести последний сокрушительный удар по Северному альянсу, привести к его разгрому и заложить основы для последовательной аннексии Афганистана. При этом важно обратить внимание на одну деталь. Пакистан, контролируя силами Талибан большую часть территории Афганистана не удовлетворялся достигнутым, а настойчиво и варварски стремился к контролю над всей территорией Афганистана, не желая мириться с контролем на частью разделенного Афганистана.

Однако определенные высшие силы не позволили Пакистану достичь своих целей даже после убийства Ахмад Шаха Масуда. Терракты 9/11 и последовавшая за ними интервенция США в Афганистан поставили большой жирный крест на планах Пакистана. Это вызвало невиданную по масштабам протестную активность в Пакистане. При этом особой активностью выделилась провинция Панджаб и наименьшей - Синд и Белуджистан. Как Пакистан не пытался противиться американской оккупации, она все-таки состоялась и, несмотря на создание в Афганистане огромного количества проблем, нельзя не видеть в этой американской оккупации один исключительно важный положительный элемент. Американская оккупация позволила Афганистану сохранить свою территориальную целостность, независимость и суверенитет. И не будь этой оккупации, афганскому народу под натиском Пакистана вряд ли удалось бы возродить афганскую государственность в обозримой исторической перспективе.

После определенного осмысления произошедшего Исламабад с утерей Аль-Каеды произвел перегруппировку сил и средств на афганском направлении и развернул в основном силами самих афганцев активное вооруженное сопротивление оккупантам.

Сегодня мы констатируем, что позади 12 лет различной по интенсивности боевых действий новой войны в Афганистане. Западная коалиция понесла многотысячные жертвы и многомиллиардные убытки. Однако война западной коалицией проиграна. Об этом открыто пишет вся западная пресса. И проиграна не столько афганскому народу, сколько проиграна пакистанской разведке ISI. Огромная военная машина западной коалиции во главе с самой передовой в мире американской армией проиграла войну пакистанской военной разведке. Именно ISI является победителем этой войны, а афганский народ - её заложником и жертвой.

И в этой обстановке победитель не может не вернуться к своим старым претензиям и амбициям. Понимая, что в нынешней обстановке в Афганистане, при качественно новом изменении соотношения сил, Пакистану не по силам в открытую и в наглую вновь добиваться протектората над Афганистаном, западной коалиции, США и НАТО исподволь предлагался так называемый план Б. Бывший американский посол Роберт Блэкуилл, имеющий смутное представление об Афганистане, предложил миру нечто якобы абсолютно новое, а на самом деле - давно забытое старое. А именно: четко расчленить Афганистан на две части как некое "меньшее из зол по сравнению с другими альтернативами". Выступая явно с пропакистанских позиций, Блэкуилл не сдерживает себя в откровениях и прямо пишет, что "пакистанские военные... не примут подлинно независимый Афганистан" и поэтому раздел Афганистана "стабилизирует ситуацию, поскольку станет понятно, какую территорию контролирует каждая из сторон". То есть для того, чтобы кому-то якобы чего-то надо понять, для этого следует расчленить страну?!

К горькому сожалению инициируемый Блэкуиллом подход имеет горячих сторонников не только среди политической элиты Пакистана, но и среди радикальных сил в самом Афганистане и даже среди некоторых исследователей региона в странах СНГ. При этом, естественно, никто не спрашивает мнения собственно афганского народа по обе стороны Гиндукуша. Автор уверен в том, что афганский народ в массе своей, наученный горьким опытом разного рода внешних интриг, кровавыми последствиями английского раздела Британской Индии на Индию и Пакистан, горьким опытом раздела Советского Союза и Югославии, никогда не согласиться с расколом своей Родины. При всех внутриафганских противоречиях совершенно очевидно, что за последнее столетие сформировалась устойчивая общность - афганский народ, афганцы, которые очевидно похожи друг на друга по множеству внешних и содержательных характеристик, приобрели конкретную идентичность и явно отличаются от соседних народов по этим же параметрам.

Афганский народ проходит уже пятую войну за свою независимость, суверенитет и территориальную целостность, за свою идентичность. И во всех этих войнах все основные народности Афганистана вносили и вносят свой достойный вклад. Воевать ради того, чтобы оказаться расколотым, оказаться в худшем положении нежели до очередной войны - это не тот путь, с которым может согласиться афганский народ. Совершенно очевидно, что любой раздел Афганистана - это неизбежные многочисленные безвинные жертвы только лишь по причине этнической или религиозной принадлежности, это неизбежное ухудшение и без того тяжелого социально-экономического положения во всех без исключения регионах Афганистана. Любой раздел Афганистана выгоден только внешним силам, ни одна из которых не желает добра афганскому народу.

Гипотетически о "плане Б" в отношении Афганистана как о средстве военно-политического и межэтнического урегулирования можно было бы говорить лишь в одном случае. Поскольку в Пакистане межэтнические и межконфессиональные противоречия носят гораздо более глубокий и более острый характер нежели в Афганистане, то можно предложить Пакистану и его внешним саттелитам реализовать план Б вначале в Пакистане. То есть расколоть Пакистан на несколько этнических секторов, а афганский народ в это время понаблюдает за тем, к каким позитивным результатам для народов Пакистана приведет такой раскол и только по истечении 10 лет после раскола Пакистана можно будет посоветовать Роберту Блэкуиллу предложить план Б Афганистану. Такой вариант, на мой взгляд, наиболее приемлем для искренних друзей Афганистана и абсолютно неприемлем для искренних друзей Пакистана.

По поводу перспектив после 2014 года. Следует заметить, что на фоне невероятных истерик, раздирающих политические кланы в США, в НАТО, в соседних с Афганистаном странах собственно афганский народ ведет себе абсолютно спокойно и даже порой индифферентно. Веками его пытались и пытаются построить в одну шеренгу самые разного рода региональные и международные игроки и все эти попытки заканчивались провалом. Афганский народ никогда не принимал и не примет никаких прямых или промежуточных вариантов внешнего гегемонизма, кроме концепции собственного государственного устройства, основанного на балансе интересов объективно фрагментарного Афганистана.

Пакистанская элита и пакистанские спецслужбы питают иллюзии и обнадеживают себя тем, что с наступлением 2014 года афганский Талибан станет в Афганистане легальным политическим игроком, благодаря которому Пакистану удастся удерживать Афганистан в орбите своего жесткого давления. Однако это иллюзии краткосрочные. На первых порах возможно так и будет, но уже в среднесрочной перспективе афганский Талибан как политическая сила вынужденно встанет на позиции Афганистана, ибо природа этого повстанческого движения все-таки афганская.

В заключение хотелось бы отметить, что как ранее Советский Союз, так и в последнее время Российская Федерация выступали и Россия будет последовательно выступать за независимый, суверенный и территориально целостный Афганистан. И никакая внутри афганская, или вне афганская сила не найдет в Москве союзников по афганскому разделению. Это действительно традиция советской и российской внешней политики, заложенная еще в далекие царские времена. Афганистан был и будет суверенным, независимым и целостным. И в России этот урок четко усвоен в 80-е годы ценой многочисленных потерь наших солдат и офицеров. Наша собственная афганская история научила нас многому.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
09.12.16
Остановит ли Великая Китайская стена парад западных суверенитетов?
NB!
09.12.16
Японцы хотят создать против нас общий фронт
NB!
09.12.16
Брюссель — Порошенко: где деньги, Пётр?
NB!
09.12.16
Идеология Фиделя Кастро
NB!
09.12.16
Web-разработчики ИА REGNUM запустили свои «фишки» в массы
NB!
09.12.16
«Задержание журналистов в Белоруссии — сигнал Минска к сближению с Западом»
NB!
09.12.16
Страшно предположить, что журналисты натворили... Что, по-русски писали?
NB!
09.12.16
Свобода слова под угрозой: орловский политик о задержании авторов ИА REGNUM
NB!
09.12.16
«Театр абсурда» — воронежский депутат о задержании журналистов
NB!
09.12.16
Братская Белоруссия? Это всё прозападническая «оттепель» и евроинтеграция
NB!
09.12.16
Задержание журналистов в Белоруссии — «грубейшее нарушение свободы прессы»!
NB!
09.12.16
В задержании российских журналистов в Белоруссии слишком много вопросов
NB!
09.12.16
Задержание журналистов в Белоруссии можно расценить как провокацию
NB!
09.12.16
Генштаб ВС РФ: сирийская армия контролирует 93% территории города Алеппо
NB!
09.12.16
Задержание журналистов в Белоруссии может затруднить отношения с Россией
NB!
09.12.16
Радио REGNUM: второй выпуск за 9 декабря
NB!
09.12.16
Госдума не запретила трансгендерам вступать в брак
NB!
09.12.16
В интересах Москвы и Минска не препятствовать работе журналистов
NB!
09.12.16
Михалков: деятельность «Ельцин-центра» — это яд для наших детей
NB!
09.12.16
Авторитет власти или мнение народа: нужны ли воронежцам выборы мэра?
NB!
09.12.16
«Задержание корреспондента REGNUM в Белоруссии — политически мотивировано»
NB!
09.12.16
Заместитель владимирского губернатора стал фигурантом еще одного дела