Александр Князев: ШОС должна стать альтернативой однополюсным устремлениям Вашингтона

Москва, 17 сентября 2013, 12:05 — REGNUM  18-19 сентября в городе Актау (Казахстан) пройдет третья международная конференция "Парадигмы международного сотрудничества на Каспии". В нынешнем года она пройдет под эгидой Делового совета ШОС и рабочим названием "Энергетическое сотрудничество и безопасность в Центральной Азии: ШОС и Евразийский экономический союз". В преддверие открытия один из организаторов конференции, эксперт по Центральной Азии и Среднему Востоку Александр Князев ответил на вопросы корреспондента ИА REGNUM.

ИА REGNUM: Вы были организатором актаусских конференций с самого начала, три года - срок, позволяющий подвести некоторые итоги?

Экспертные оценки и, тем более, рекомендации могут учитываться, а могут и не браться во внимание в тех кругах, которые принимают политические решения. Зачастую я и мои коллеги можем и не знать о том, что наше мнение было где-то учтено и повлияло на те или иные процессы. Но такое влияние есть, не случайно, скажем, к подобным конференциям обычно проявляют немалый интерес представители аккредитованных в стране проведения дипмиссий. На первой конференции, в 2011 году, основное внимание мы уделяли вопросам безопасности на Каспии, и была четкая констатация того, что угроза военного конфликта существует, что одним из главных раздражителей, способных эту угрозу реализовать - проекты по строительству транскаспийских трубопроводов. За прошедшее время мы видим, что трубопроводы как находились (по моему личному мнению) в состоянии мифологем, так таковыми и остались.

Наблюдали примерно годичное довольно резкое обострение отношений между Ираном и Азербайджаном, вызывавшее опасение, но пока ушедшее в латентную фазу. Видим продолжающуюся очень динамичную милитаризацию Каспия, ярким показателем реагирования на обстановку будут служить, я полагаю, российско-иранские военно-морские учения, которые пройдут впервые буквально в конце сентября. Вообще, ситуация в регионе от Черного моря до Кашмира чрезвычайно тревожная. Сирия - это ведь совсем уже близко, ее отделяет от Каспия только Иран, вокруг которого множество известных проблем.

Выборы в Азербайджане и Таджикистане, латентно кризисная внутриполитическая ситуация в Грузии и Киргизии, проблема преемственности естественного характера в Узбекистане и Казахстане, чреватый, как показывает история, неожиданностями Туркменистан... Территориальные проблемы на Кавказе и нерешенность статуса Каспия, неуверенная стабильность на российском Северном Кавказе, все это делает огромный регион чрезвычайно конфликтогенным. Без создания механизмов коллективной безопасности для Каспия, которые были бы взаимоувязаны с региональной архитектурой безопасности Кавказа и аналогичной структурой в Центральной Азии, невозможна нормальная работа с пользой для каждой из стран этих регионов. А такой архитектуры безопасности нет ни на Кавказе, ни на Каспии, ни в Центральной Азии. Тематика наших конференций в Актау направлена вроде бы на конструктив, недаром во главе всего - Деловой совет ШОС. Но любые вопросы сотрудничества упираются в гарантии безопасности. Тем более, недавние визиты председателя КНР Си Цзипиня по странам региона и затем саммит глав государств-членов ШОС в Бишкеке дают основания говорить о принципиально новом явлении: китайском присутствии на Каспии. Вхождение КНР в проект Кашаган, новые соглашения в Ашхабаде, дополнительно - в Ташкенте, все это свидетельствует о том, что отныне китайская политика в западном направлении расширяет зону своего влияния, зону своих интересов. Конечно, и поставки туркменского газа, и участие китайских компаний в нефтяном секторе Казахстана, все это уже было и раньше. Просто осуществленный сейчас Китаем скачкообразный рост инвестирования в регион говорит о ситуации из классической диалектики: количественные изменения влекут за собой качественные. Как это будет выглядеть, в каких формах, с какими результатами - эти вопросы мы в Актау и будем, в том числе, обсуждать. Помимо собственно экспертов в нынешней конференции примут участие депутаты мажилиса (нижней палаты - ИА REGNUM) парламента республики Казахстан и российской Государственной думы, может быть, затем и им удастся какие-то вопросы актуализировать на своих парламентских площадках.

ИА REGNUM: В название конференции вынесены Шанхайская организация сотрудничества и Евразийский экономический союз, в повестке дня присутствуют вопросы, связанные с энергетической политикой. Это имеет какое-то отношение к прошедшему саммиту ШОС, первые оценки которого уже отзвучали в СМИ? Каспий - это зона ответственности, это пространство ШОС? Насколько ШОС вообще способна в реальности влиять на происходящие процессы в сфере безопасности? Как соотносится ШОС с ЕЭС и с уже действующим Таможенным союзом?

Тема Таможенного союза очень болезненна для наших китайских коллег. В июле я был на большой конференции по тематике ШОС в Шанхае, все китайские эксперты, когда задаешь им вопрос об отношении КНР в ТС, невозмутимо отвечают, что ТС это хорошо, и для Китая даже удобнее было бы, дескать, работать со странами-участницами ТС по неким единым правилам. Но звучит все это в тональности, четко ограниченной дипломатическим этикетом. Понятно же, что все интеграционные процессы евразийского формата вступают в противоречие с китайскими планами. Существует масса китайских проектов для региона, откровенно конкурентных российским, казахстанским интересам, как, скажем проект строительства железной дороги "Китай - Южная Киргизия -Узбекистан", с выходом на Иран и к Персидскому заливу. А Казахстан только что, в мае, открыл свой транспортный коридор в этом же направлении, проходящий как раз через Актау. Симптоматично, что на саммите в Бишкеке президент России Владимир Путин акцентировано упомянул о реабилитации Транссибирской магистрали и БАМа. Транспортные коридоры - это лишь один из конкурентных вопросов, в реальности такие вопросы существуют в самых разных сферах. В энергетике пока прямых противопоставляемых интересов не всплывает, но они будут возникать...

Китайский приход в каспийский нефтегазовый сектор имеет один очень позитивный результат: снимаются с повестки дня все проекты по транспортировке туркменского газа и казахстанской нефти на запад через Каспий. Китай намерен забирать такие объемы, что в Европу продавать будет нечего, за исключением уже состоявшихся контрактов по КТК, например. С российской нефтегазовой политикой китайская активность в большую конкуренцию пока не вступает. Снижение потребления газа в Европе делает для российского "Газпрома" туркменский газ не особо важным, по крайней мере, на среднесрочную перспективу. Примерно так же обстоит и с казахстанской нефтью. Это то поле, где можно договариваться бесконфликтно. Но коль уж Китай заявляет о своих амбициях на участие в региональных делах, то и перед ним ставятся вопросы. Это уже по другой энергетике, по водно-энергетической сфере. Предложение президента Казахстана Нурсултана Назарбаева на саммите в Бишкеке об обсуждении известных конфликтных проблем между странами верховий Аму-Дарьи и Сыр-Дарьи, Тажикистаном и Киргизией, и всеми остальными странами в рамках энергетического клуба ШОС, это предложение всем членам ШОС взять на себя ответственность за решение проблем. В принципе, это тот случай, когда от ШОС может быть польза. Энергетический клуб нужно еще создать, определить его функции, цели и задачи, потом можно и обсуждать и не торопиться строить устаревшие, создававшиеся под условия СССР, абсолютно авантюрные к нынешнему времени, на мой взгляд, проекты Рогунской и Камбаратинской ГЭС.

Географическая конфигурация, в которой сегодня существует ШОС, выглядит, на мой взгляд, неполной, разорванность геополитического пространства не позволяет организации в таком виде брать на себя ответственность даже за совокупность территорий стран-участниц или наблюдателей, не говоря уже о более глобальной задаче. Образовались своего рода геополитические лакуны, такие как все страны-наблюдатели, а также Туркменистан, Азербайджан и Армения, Турция и Ирак, не говоря уже об Афганистане или Грузии. В геополитике не может быть вакуума, пространство hartland'a должно быть подчинено единым международно-правовым обязательствам и нормам. Беспомощность ООН и ОБСЕ дает шанс для стран региона заполнить создавшийся вакуум и взять ситуацию под собственный контроль. Это могла бы быть ШОС. Такой вариант с точки зрения региональной безопасности и стабильности всегда более целесообразен и во многом именно потребность в широкой региональной и эффективной структуре такого рода обуславливает к ШОС большой интерес многих азиатских и не только стран.

ИА REGNUM: То есть, проблема и в расширении ШОС?

Едва ли не в первую очередь. Но не только в этом. ШОС должна заявить о себе как об альтернативе однополюсным устремлениям Вашингтона и Лондона. Помимо проблемы расширения организации, есть и еще одна проблема, в высокой степени препятствующая внутренней консолидации и определению стратегий организации. Несмотря на значимость России и Китая в формировании концептуальных и организационных основ ШОС, нельзя отрицать, что важным фактором, является и внешнеполитическое поведение других стран-участниц. Любые внешнеполитические колебания с высокой амплитудой (нельзя иметь в стратегических партнерах одновременно Россию, США и Иран, как это судорожно умудряется делать Таджикистан к 2007-2009 гг.), именуемые "многовекторностью" в рамках давно уже дискредитировавшей себя теории "транзитологии", в условиях нового посткризисного мира будут в итоге не просто неэффективны, но и, возможно, безвозвратны. Практически любая небольшая страна сегодняшней Евразии - от Казахстана до Грузии, это объекты, а не субъекты международной политики, поэтому, формируя свои внешнеполитические стратегии, они должны воспринимать тот дискурс, который воспроизводится значимыми для данной территории субъектами глобальной системы, то есть державами. Для постсоветской Центральной Азии таких субъектов всего лишь два - это Китай и Россия. Стремительно происходящее сужение рамок так называемой "многовекторности" времени на выбор уже не оставляет. Зато пространство ШОС пока оставляет этим странам и без того немалое поле для маневров между Россией и Китаем. Наверное, более четкая институализация ШОС, которая должна произойти в обозримой перспективе, к такому итогу и приведет, и новая внешнеполитическая доктрина стран региона будет иметь в своем лексиконе такую дефиницию как "двувекторность".

Выработать и институционально реализовать некие правила региональной безопасности для Центральной Евразии в новых геополитических условиях - наподобие Хельсинского акта 1976 г. - вот что могло бы стать важнейшей задачей ШОС. Но пока явно присутствует и преобладает тенденция к структурному разрыхлению основ организации, придание статуса наблюдателя Афганистану, с его нынешним правительством, носящим марионеточный характер, и статуса партнера по диалогу Турции, являющейся членом НАТО, говорит о полном отказе от какого-либо оппонирования США и НАТО, о противодействии деструктивной деятельности Запада в регионе речь даже не идет. Несмотря на солидный уже стаж организации, до сих пор нет четко определенной миссии организации, ее концептуальных целей и задач, и искусственно притормаживаемое расширение организации за счет действительно заинтересованных в членстве и полезных самой ШОС стран означает и отсутствие развития. Процесс превращения ШОС в структуру, способную не только реагировать на внешние импульсы, но и формировать геополитическое и геоэкономическое пространство, а также повестку дня, исходя из агрегированных интересов и целей стран-членов, так и не заявлен. Накануне бишкекского саммита в прессе присутствовала интрига: сдвинется ли с мертвой точки вопрос о расширении ШОС за счет прежде всего "проблемного" Ирана. Иран - лакмусовая бумажка для ШОС. Случись подобное, это был бы, конечно, и вызов Западу, но и одновременно - сигнал о превращении ШОС в самостоятельное и способное действовать без оглядки на оппонентов международное институциональное образование. Я еще в 2007 году писал о том, что необходимо расширение ШОС за счет тех стран, которые в этом объективно заинтересованы и действительно стремятся. Если все понимают, что ООН - неэффективна, что МАГАТЭ - ангажированная организация, неспособная дать честную оценку иранской ядерной программе...

Почему не отказаться от МАГАТЭ, создав в структуре ШОС собственный орган по контролю над ядерными программами всех стран ШОС, не только Ирана? Да, это серьезный вызов западному сообществу, но он был бы вполне адекватным, и был бы полезным для стран региона. Но тут возникают другие интересы, частные. У каждой из стран - свои. Ни КНР, ни РФ, ни остальные члены ШОС к такому уровню оппонирования Западу пока, видимо, не готовы. Единство позиций по Сирии, выраженное в бишкекской декларации саммита ШОС - это очень важный момент, но если он не станет началом тенденции, ШОС может постепенно превратиться в сугубо декларативный артефакт.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.