Отечественному бизнесу грозит перспектива монополизации оценочной отрасли

Москва, 24 июля 2013, 15:32 — REGNUM  23 июля на сайте Минэкономразвития появился проект федерального стандарта оценки "Оценка стоимости недвижимого имущества". Сообщается, что этот проект ляжет в основу итоговой редакции федерального стандарта оценки, подготовку которого ведет рабочая группа под руководством заместителя председателя Национального совета по оценочной деятельности, президента "Российского общества оценщиков" Светланы Табаковой. Тем временем, наблюдательный совет под председательством президента Владимира Путина рассматривает дорожную карту "Совершенствование оценочной деятельности", подготовленную Агентством стратегических инициатив (АСИ) за неделю до начала работы Санкт-Петербургского экономического форума. Участники этого представительного международного мероприятия традиционно уделяют много внимания вопросам привлечения инвестиций в российскую экономику, и нынешний форум не стал исключением. Но мало кто из его участников подозревает, что и дорожная карта, подготовленная АСИ, и федеральный стандарт от Светланы Табаковой может сделать инвестирование в российские активы совершенно бессмысленным занятием. Если в Великобритании действует закон, согласно которому арестованное и залоговое имущество оценивается по максимальным расценкам, то Россия вновь ищет особый путь.

Бег на месте

На первый взгляд формулировки дорожной карты не содержат в себе ничего негативного. Если не считать, что попытки внедрить в практику некоторые из них случались и прежде. Так, "уточнение имущественной ответственности юридических лиц, заключивших договор на проведение оценки и оценщиков", которое авторы дорожной карты предлагают завершить к январю 2014 года, это уже вторая по счету попытка привлечь недобросовестных оценщиков и их заказчиков к ответственности.

Год тому назад сенатор Совета Федерации Анатолий Лысков внес на рассмотрение Госдумы законопроект "О внесении изменений в Уголовный кодекс", содержавший предложение рассматривать ошибки оценщиков стоимостью от 250 тыс. рублей как факт заведомого преступления. Этот пункт вызвал крайне негативную реакцию ряда депутатов, а также представителей крупнейших профессиональных объединений российских оценщиков. Один из авторов федерального закона "Об оценочной деятельности" с известной долей патетики заявил тогда журналистам, что предлагаемые меры "убьют профессию". В итоге предложение Лыскова не прошло, хотя на словах все ратовали за привлечение к ответственности недобросовестных специалистов.

С не меньшим энтузиазмом брались законодатели и оценщики и за повышение профессионального уровня российских оценщиков. Но и эта инициатива была провалена на стадии исполнения.

ЕГЭ для своих, чтоб чужие боялись

По действующему законодательству 1июля 2012 года российские оценщики должны были пройти аттестацию, подтверждающую их профпригодность. Но она так и не состоялась, что поставило российскую судебную систему в весьма затруднительное положение. Проводить экспертизу оценки, предоставляемой в суды, стало некому, возникли сложности с реализацией имущества должников. Де-юре оценка потеряла легитимность. Де-факто это нисколько не помешало банкам определять стоимость залогового имущества и работать с должниками. Что же произошло?

Национальный совет по оценочной деятельности (НСОД), объединяющий крупнейшие саморегулируемые организации (СРО) российских оценщиков старательно разрабатывал нормативную базу, необходимую для проведения аттестации экспертов. Однако предусмотренный законом "План проведения единых квалификационных экзаменов" к назначенному сроку представить "забыли". Да и с перечнем вопросов для проведения тестов по образцу ЕГЭ ознакомили далеко не всех желающих. По странному стечению обстоятельств в этот узкий круг попали лишь члены СРО, приближенных к руководству НСОД. Тогда же, год назад, в профессиональном сообществе оценщиков назрел раскол. Эксперты заговорили о монополизации отрасли в интересах узкого круга лиц. И, судя по всему, у них были на то веские причины.

Дело семейное

Разработкой тестов для проведения злополучной аттестации занималась президент Саморегулируемой межрегиональной ассоциации оценщиков (СМАО) Марина Федотова. По совместительству зампред НСОД и проректор по научной работе Финансового университета при правительстве РФ. А еще она мать тогдашнего заместителя директора департамента инновационного развития и корпоративного управления Минэкономразвития России Владислава Федотова. Именно он курировал российских оценщиков со стороны министерства. Впоследствии срыв аттестации и ряд других скандалов в профессиональном сообществе привели к отставке Федотова, но на клановости в оценочной отрасли это практически не сказалось. На сегодняшний день можно выделить несколько ключевых фигур, связанных между собой и настойчиво ведущих российскую оценку к монополии. Помимо упомянутой Марины Федотовой, это еще один зампред совета НСОД, председатель Российского общества оценщиков Светлана Табакова (разрабатывающая стандарт оценки недвижимости под эгидой Минэкономразвития) и депутат Госдумы Иван Грачев, также член совета НСОД, наиболее активно выступавший против введения уголовной ответственности для оценщиков. К слову сказать, еще один депутат Госдумы, автор закона "О саморегулируемых организациях" Виктор Плескачевский также успел побывать на посту председателя совета НСОД. Как считают эксперты-оценщики, не замеченные в тесных связях с НСОД, этот ограниченный круг людей сегодня не только контролирует львиную долю рынка оценки, но и всячески противится его либерализации и введению международных стандартов работы.

Кому это выгодно?

Противоречия, царящие в профессиональной среде оценщиков, достаточно ярко проявились на прошедшей в мае конференции "Регулирование оценочной деятельности. Общественный запрос на изменения - каким будет ответ". Мероприятие началось с вопроса "Соответствует ли уровень качества оценочной деятельности ожиданиям потребителей?" "Да" ответили всего 23% участников, еще 15% воздержались. И 62% сказали твердое "нет".

В целом результаты этого опроса отвечают сложившейся в отрасли расстановке сил. Спрос на услуги формирует ряд крупнейших банков. И им удобнее работать с узким кругом экспертов-оценщиков, готовым предоставить наиболее удобный для заказчика результат. Можно сказать, что монополизация оценочной деятельности стала ответом на спрос со стороны крупных финансовых структур, Что же касается дорожной карты, которую должен рассмотреть наблюдательный совет АСИ под председательством Владимира Путина, то даже в случае ее утверждения нет никаких гарантий ее исполнения. Впрочем, многие пункты карты страдают явным формализмом, обозначая лишь предполагаемые даты принятия нормативных документов.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.