О планах по приватизации и работе в условиях ВТО: интервью главы УВЗ

Екатеринбург, 12 июля 2013, 14:22 — REGNUM  Крупнейшие корпорации и небольшие компании готовятся удивлять посетителей и своих коллег, однако одной из наиболее технологичных и инновационных компаний по-прежнему остается "НПК в кулуарах форума рассказал корреспонденту О новейших разработках корпорации "Уралвагонзавод", танке "Армата", о работе в условиях ВТО, планах по приватизации предприятия и о том, что нужно сделать, чтобы к 2016 году страна не скатилась в "депрессию" в интервью "Накануне.Ру" на международной выставке "Иннопром" в Екатеринбурге рассказал гендиректор УВЗ Олег Сиенко.

Олег Викторович, расскажите, какие новинки вы привезли на "Иннопром" в этом году, что изменилось по сравнению с 2012 годом?

В прошлом году мы показывали трамвай, в связи с тем, что нам предстояло участие в конкурсе на поставку трамваев в Москву. Мы совместно с Bombardier представляли прототип трамвая, который будет изготовлен в будущем. Эта программа уже в действии, мы работаем над ней. Мы победили в конкурсе, и это уже реалии. Что представляем в этом году? Мы все время говорим об инновациях в машиностроении. В этом году мы испытали, запустили и поставили в серию транспортный модуль - это альтернатива маневровому тепловозу, он более экономичный, для него не нужно будет осуществлять разные маневровые работы, передвигаясь от стрелки к стрелке. Эта машина способна делать все на одном месте. Это - реальный инновационный продукт, который необходим. Мы все боремся за экономию - вот вам экономия. Он уже апробирован, протестирован, мы не в состоянии сделать столько, сколько нужно рынку, но будем выходить на определенные мощности.

Вы упомянули о соглашении с Bombardier, которое было подписано здесь ровно год назад. Как оцените это сотрудничество?

Мы в процессе, пока оценки давать сложно. Все нацелены на конечный результат. Когда будет конечный результат, вот тогда оценку и сделаем.

Дмитрий Рогозин на днях сказал, что на выставке вооружений в сентябре в Нижнем Тагиле в закрытом режиме будет продемонстрирована готовая платформа "Армата". Танк уже действительно существует "в железе"?

Мы, как правило, стараемся слов на ветер не бросать. Задача такая стоит, и военно-промышленная комиссия Министерства обороны, комиссия при Правительстве Российской Федерации, президент поставили нам задачи, мы, естественно, двигаемся вперед. Надеемся, что на выставке в Нижнем Тагиле это событие произойдет.

Буквально на днях появлялась информация о том, что ВЭБ намерен продать "Тракторные заводы" "Уралвагонзаводу". Что это означает для корпорации?

Если ВЭБ готов это сделать, то вопрос надо обращать к нему. Мы - государственное предприятие, соответственно, как предприятие, являемся механизмом для любых действий, связанных с машиностроением - поглощение, передача акций в основной капитал и т.д. Банк развития тоже является государственным механизмом поддержки. Если будет принято такое решение на наблюдательном совете, его возглавляет премьер-министр, то мы будем использованы как механизм. Если решение не будет принято, то будет реализовываться другой сценарий. Мы на сегодняшний день готовы к любому сценарию. Но любая передача активов с долгами является проблемой для корпорации, потому что у нас и так экономика находится в кризисной ситуации, и дополнительная долговая нагрузка - это, конечно, обременение. Но нет ничего невозможного - нужно будет засучить рукава, двигаться вперед. Мы были в этой ситуации в 2009 году, нам понятно как из нее выходить, но не хотелось бы, чтобы вошло в привычку, что все плохое нам, а все хорошее другим.

Год назад страна вошла в ВТО, отразилась ли новая ситуация на работе корпорации?

Она отразилась не только на работе "Уралвагонзавода", она отразилась на всех секторах экономики. Это касается всех без исключения - металлургов, машиностроителей и вообще всех, кто вовлечен в реальный сектор. Мы просто были к этому не готовы. Там нас не ждали, а мы здесь открыли все двери. Рынки свои мы не защищаем, стимулирующих механизмов не придумали. Если так будет продолжаться, то горизонта дна мы пока не видим. Для того чтобы выйти из этой ситуации, нужно заняться рядом серьезнейших вопросов. Самый главный из них - развитие инфраструктуры. Если у нас не хватает собственных средств в бюджете, а Правительство говорит об этом повсюду, значит, надо искать рынки средств за рубежом. Кто может быть таким партнером? Страны, которые имеют серьезные валютные запасы: Китай и страны БРИКС, и не размещать наши средства в разных сомнительных фондах, не надо облигации покупать. Fanniemay под 2%, а привлекать средства под 7% - это абсурд. Но не мы это решаем, этим занимаются другие институты власти, а мы свою точку зрения, может она не экспертная, зато жизненная, мы ее высказываем.

Вы возглавляете российско-алжирский деловой совет, здесь же запланирован ряд мероприятий с представителями Азии, Африки. Это направление реально перспективно для России, для нашего региона?

Не знаю, как для Свердловской области, возможно, здесь есть предприятия, у которых есть там интересы. С точки зрения своего функционала, я готов оказать любую поддержку для предприятий Свердловской области. Для меня будет большим удовлетворением, если какая-то компания, не входящая в периметр нашей организации, в любом секторе, будет там успешно работать. Хочу сказать, что Алжир - самодостаточная страна. Это страна, которая экспортирует энергоресурсы, прежде всего, газ и нефть для европейского рынка. Во-вторых, это страна, которая имеет собственные серьезные валютные резервы. У них предусмотрены планом развития страны большие вложения в инфраструктуру, в жилищное строительство, в развитие различных комплексов, в том числе, направленных не только на обеспечение внутренних потребностей, но и всего севера Африки. Я считаю, что это достаточно перспективный рынок. Туда нужно идти, нужно создавать механизмы, нужно отрабатывать все действия, направленные на получение экономических выгод. Может идти речь о создании совместных предприятий в отдельных секторах экономики. Работы там - непочатый край.

В представленной недавно программе приватизации предусмотрена, в том числе, приватизация УВЗ - пакета в 25%-1 акцию. Достанутся ли эти средства корпорации или пойдут в другие места?

По этому поводу я хочу сказать следующее. Наша задача - качественно подготовить программу. У нас есть поручение Правительства. В соответствии с этим поручением мы программу подготовили. Точно могу сказать, что реализация этого проекта будет по максимальной точке. Не знаю, как это отразится на предприятии, но когда мы говорим о приватизации, это, прежде всего, программа пополнения бюджета за счет продажи государственных активов. Как это повлияет на предприятие, я не могу сказать, но то, что это не является средствами, которые напрямую идут на завод, это могу сказать совершенно точно, это очевидно для всех.

Какой механизм приватизации предполагается?

Не думаю, что мы пойдем в IPO, думаю, что речь пойдет о стратегических партнерах. Не исключено, что это будут банки, которые захотят пополнить свои портфели и им нужно будет где-то разместить свою ликвидность, может быть, какие-то компании, фонды. Наверно, IPO - вещь хорошая, когда речь идет о сугубо рыночной компании, когда мы хотим все время отсекать свою стоимость и привлекать деньги. Однако, в нашем случае - это другая ситуация, поскольку мы находимся в разных программах, в том числе, в программах вооружения, которые рассчитаны до 2020 года, а сейчас рассматривается и до 2025 года. И в этой ситуации двигаться в рынке с секретными программами - это как-то не очень вяжется.

Все же речь идет о российских партнерах, или есть вероятность привлечения иностранных компаний?

В современных условиях, в нынешней экономической ситуации, допланировать бы до конца года, а не забегать вперед до 2016 года. Вы знаете, что будет в 2016 году? Я нет. Либо мы стагнируемся вообще в никуда, либо все же найдем механизм, как развить экономику.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.