Грузинский патриарх Илия II действует как политик - только в интересах Грузии: интервью

Москва, 5 июня 2013, 13:54 — REGNUM  В абхазском обществе и интернет-пространстве бурно обсуждаются вопросы Абхазского церковного статуса. Поводом для этого стало недавнее заявление президента страны Александра Анкваб, где он дал оценку проблеме. На вопросы корреспондента ИА REGNUM в Сухуме ответил иеродиакон Давид (Сарсания), заместитель председателя "Священной Митрополии Абхазии".

ИА REGNUM: Отец Давид, президент Абхазии Александр Анкваб, недавно выступая на российско-абхазском гуманитарном форуме, выразил свое отношение к решению вопроса статуса АПЦ. В частности, им было сказано, что "эту великую миссию может и должен взять на себя Московский патриархат". Как бы вы могли прокомментировать это заявление? И можно ли, исходя из этого заявления, дать однозначную оценку того, какую сторону в абхазском церковном вопросе поддерживает Анкваб?

Я не могу конкретно сказать какую сторону поддерживает президент Абхазии. Но заявление, в котором он говорит, что "при глубоком уважении к Вселенскому Патриарху, Константинополь все же находится очень далеко от участия в разрешении проблем Абхазской церкви, и на рукоположение епископа для православной общины Абхазии можно рассчитывать при участии РПЦ", я считаю неправильным.

Официально Святейший Патриарх всея Руси Кирилл, а также председатель Отдела внешних церковных связей РПЦ митрополит Иларион (Алфеев) неоднократно уже об этом заявляли. Но самостоятельно РПЦ, без участия Вселенской Патриархии, этот вопрос решить не может. Вселенская Патриархия является первой по статусу среди независимых Православных церквей, поэтому ее отношение к проблемам Православных церквей во всем мире - это совершенно другое отношение. Вселенская Патриархия в 1990 году даровала автокефалию и патриарший статус Грузинской церкви. Целых 25 лет Грузинская церковь в отношении к РПЦ была раскольничьей группой, а для всех Православных церквей, Грузинская церковь, до признания ее Вселенской патриархией, так и оставалась автономной в составе РПЦ.

ИА REGNUM: Если говорить о встрече, которая состоялась 28 марта с.г. в Сочи, где присутствовали Александр Анкваб и представители Русской и Грузинской церквей, то президент Абхазии высказал однозначную оценку, по крайне мере так говорилось и писалось, что он поддерживает те идеи, которые выдвигает Священная Митрополия Абхазии. Он передумал вас поддерживать? С чем связано то, что он говорил на форуме, как вы считаете?

Наша власть всегда говорила, что она дистанцируется от церковного, так называемого, раскола в Абхазии. Президент Анкваб не согласовывал эту поездку в Сочи со священнослужителями Абхазии, как и со стороной отца Виссариона, т.е. с Сухумо-Пицундской Епархией, так и с представителями Священной Митрополии Абхазии.

Но для нас не ново то, что услышал Александр Анкваб на встрече 28 марта в Сочи. На этой встрече, мы более чем уверены, митрополит Иларион (Алфеев) говорил о единственном пути окормления абхазской православной общины, которое заключается в механизме двойной церковной юрисдикции на территории Абхазии, то есть РПЦ все равно признает Абхазскую церковь частью Грузинкой церкви. Это означает, что по согласованию с Грузинской церковью, Московская патриархия посвятит кого-то во епископы и пошлет его в Абхазию. Такая политика между РПЦ и ГПЦ в этом вопросе очевидна, иначе митрополит Серафим (Джоджуа), как официальное лицо от ГПЦ не присутствовал бы на этой встрече.

В этом предложении со стороны РПЦ не рассматривается статус Абхазской церкви, как независимой от ГПЦ, поэтому президент Анкваб заявил, что никакие отношения Абхазии с грузинским духовенством больше не могут продолжаться.

ИА REGNUM: Отец Давид, вам, наверняка, известен визит Илии Второго к Вселенскому патриарху. После этой встречи грузинский патриарх сообщил, что планирует посетить Абхазию. Как вы думаете, возможен ли подобный визит?

Абсолютно невозможен. Грузинский патриарх во всем действует как политик, только в интересах Грузии. Например, во время последних межнациональных конфликтов, грузинский патриарх не сказал ни одного слова, чтобы остановить кровопролитие и войну. В 2008 году, когда грузинские войска расстреливали мирных жителей и российских миротворцев в Цхинвале, патриарх Илия не сказал ни слова для прекращения этого бесчеловечного вероломства. А когда Россия вступилась в защиту Южной Осетии, то он сразу же обратился к тогдашнему президенту России Дмитрию Медведеву и премьер-министру Владимиру Путину с просьбой прекратить военные действия против Грузии. Но почему же он не делал таких заявлений к своему народу и к правительству Грузии, когда целые сутки шел обстрел Цхинвала? Получается, когда войны нет они говорят, что мы их братья, а когда война начинается, то Грузинская церковь заявляет о восстановлении границ Грузии. Потому-то, все, что говорит грузинский Патриарх, ссылаясь на РПЦ или Вселенскую патриархию, - это его личное мнение, и Абхазии это не касается.

Считаю также, что поездка грузинского патриарха в Константинополь была направлена на то, чтобы заблокировать для абхазского православного народа возможность обсуждения своего церковного будущего.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.