Присягая Гитлеру "латышские легионеры SS сражались за флаг на своей форме": Интервью латвийского режиссёра

Рига, 1 ноября 2012, 12:35 — REGNUM  Латвийский режиссёр Валтерс Силис, участник XXII Международного фестиваля "Балтийский дом", рассказал ИА REGNUM почему его спектакль "Легионеры" стоит смотреть и российским и европейским зрителям и может ли искусство заставить людей слушать и быть услышанными

ИА REGNUM: Вы привезли в Петербург спектакль с названием, режущим слух - "Легионеры". А почему именно его?

Одна из главных причин, почему мы привезли именно эту постановку, приглашение приехать в Санкт-Петербург, поступившее от организаторов фестиваля. Нам было очень приятно его получить. В сочинении "Легионеров" участвовали финский актер, латвийский и художник-сценограф Иева Каулиня. Мы все - соавторы текста. И было важно, что наша работа не только о Латвии и обстоятельствах после Второй Мировой войны. Там ведь есть универсальные вопросы, которые могут оказаться важными для всех. И я счастлив, что у нас была возможность показать "Легионеров" в Швеции. Теперь в России. Сейчас у нас есть приглашения и от других стран. Мы ужасно горды, что наша работа значима для стольких людей.

ИА REGNUM: Ваш спектакль настораживает еще на уровне названия. Определение "легионеры" в России в положительном смысле связывают со спортом, и в отрицательном - с маршами, которые периодически проходят в Прибалтике.

Ну, спектакль-то не про войну, а про то, что случилось после нее - когда Швеции пришлось решать как поступить с прибалтийскими легионерами. Такая метафора - насколько вопрос был политизирован и остается таким по-прежнему.

В вашем вопросе речь идет о конкретных маршах. В Латвии есть неофициальный день памяти погибших в Первую и Вторую Мировые войны, да, но в этот день все-таки никогда не проходило маршей, прославлявших нацизм. Слово "марши" здесь вообще притянуто за уши и очевидно используется пропагандистски. Однако в этом случае не применимо. Это же день, когда пожилые люди вспоминают своих погибших товарищей. Хотя последние лет десять и то и другое используют для политических игр.

И вот это-то как раз и стало одной из ключевых вопросов в нашем спектакле. Со Второй Мировой войны вокруг этого вопроса было очень много политических игр и к тому же были люди, которые в большинстве случаев, в принципе ничего не делали. Латвийские и российские правые политики используют их. Для нас, на самом деле, важно не поддерживать одну из сторон, а опираться на факты. Ведь даже в том лагере были совершенно разные люди: патриоты, подростки, те, кто хотел вернуться к своим семьям, офицеры, уже сделавшие блестящую карьеру и желавшие её продолжить. Не исключено, что там был и агент КГБ, и замешанные в военных преступлениях. Вот потому я и сделал этот спектакль длиной в 2 часа, дабы представить максимально объемный взгляд.

ИА REGNUM: Автор пьесы и режиссер - Вы. А где брались материалы для текста? Из открытых источников или приходилось сидеть в архивах?

Я режиссер, да, и поставить спектакль на эту тему была моя идея. Но авторы текста все четверо. Когда придумывали его, использовали монографию Пера Олова Энквиста "Легионеры". Еще видеоинтервью Освальдса Фрейвалдса "Трагедия латвийских солдат в Швеции", с одним из легионеров, которому на момент окончания войны было 17 лет и после его заставили служить и в советской армии. Мы использовали видеодокументы об экстрадиции немецких солдат. Еще проходили недельный семинар в Стокгольме, чтоб разобраться как работала политическая система в то время и как работает сейчас. Большую часть работы заняли изыскания, сбор материала и поиск тех вещей, которые бы нас вдохновили.

ИА REGNUM: Были ли такие эпизоды, которые Вам хотелось включить в текст пьесы и спектакли, но Вы не сделали этого по определенным причинам? И по каким в таком случае?

Да, были. Мы их репетировали, но решили все-таки не включать в постановку. Например, там была такая история - столкновение между немецким и прибалтийским лагерями. В немецком лагере устроили вечеринку, а прибалты выступили против, из-за позднего времени. Была возможность рассказать о том как в самом начале прибалты были отделены от немцев, потому что они никогда не признавали себя частью немецкой армии. Но не использовали из-за недостатка драматизма.

ИА REGNUM: Спектакль построен в форме живого, энергичного, иногда даже слишком, диалога. Причем не только между героями, но и героев с залом. А почему была выбрана именно такая форма?

У меня в предыдущей работе был любопытный опыт общения со зрителями и наблюдения за тем как публика становится участником спектакля. В самом начале работы над "Легионерами" это было не столь важно, но поскольку очень повезло с командой, коммуникация стала совершенно естественной частью постановки. Было очень важно вовлечь зрителей в происходящее - тогда они начинали понимать лучше что же значили события для тех людей. Многие говорили по окончании, что это возможно впервые, когда им так понравилось участвовать в спектакле и я очень рад это слышать. Вполне возможно, всё потому, что в этом спектакле форма не навязывается с самого начала, но становится тем способом, которым решается большая часть сцен.

ИА REGNUM: Исторические факты, ставшие основой для вашего сочинения, весьма болезненны. И для Латвии, и для России. Подозреваю, что в России об этом вообще знают немногие. У латвийских зрителей, когда они приходят на спектакль, уже есть знание и понимание того о чем пойдет речь дальше?

Экстрадиция прибалтийских легионеров в Советский Союз не то событие, о котором и в Латвии-то знают все поголовно. Да мы и не рассчитываем на это. Например, когда играем в Риге, то основную информацию о латвийском легионе выдаем в монологе легионера, который рассказывает ее шведскому рабочему. Там и разъясняется про институтскую и университетскую молодежь, которую незаконно загоняли в это подразделение. Несомненно, были и те, кто отправился туда по доброй воле из-за того, что первая "советская оккупация" принесла латышам столько вреда. Так ведь они сражались за флаг, который был на их форме - флаг Латвии. Правда, показывая спектакль на международных площадках, решили не переводить эту речь, рассказать лишь о факте самой речи в 1945 году и о том, что шведские рабочие, в большинстве своем коммунисты, не имели никаких проблем, работая с прибалтами. Подумали, что для нас было бы интереснее адресовать вопрос о том, как тяжело сейчас найти общие взгляды, которых можно было бы придерживаться вместе.

ИА REGNUM: Кроме живости и энергии, в спектакле хватает и юмора, сарказма, иронии. То есть взгляд не трагический, а скорее трагикомический и где-то даже трагифарсовый. Вы полагаете, что о таких печальных вещах можно рассказывать лишь смеясь? Но сквозь слезы, скорее всего.

Вот это один из самых принципиальных вопросов. Как же можно шутить о тех событиях и людях? Как можно вообще шутить, когда я знаю - мои родственники, те, кого заставили идти воевать или были убиты или их жизни разрушились? Но потом подумал: они ж в то время были или моими сверстниками, или моложе, а молодые люди во все времена похожи и я убежден, что у них и времени-то не было на переживания. А вот юмор дает шанс почувствовать себя живым. Это как раз тот способ, который делает их понятнее и ближе мне и зрителям.

ИА REGNUM: Театр на улице Гертрудес, в котором Вы ставите, создан триадой: театром United Intimacy, творческое объединение Nomadi совместно с Латвийским институтом нового театра. Противоречий в художественной политике не возникает?

Театр на улице Гертрудес создан этими организации, да. Но сейчас система администрирования изменилась. Он действует как открытая площадка для режиссеров. Я работал там и как постановщик и как актер в двух спектаклях, сделанных Карлисом Круминьшом (один из актеров "Легионеров"). Но для меня здесь увлекателен такой момент - как в компании с продюсером отыскивать что-то занятное, дающее толчок к совместной работе, и дальше работаем над этим. Это ж очень важно - найти точки пересечения со всеми участниками проекта.

ИА REGNUM: В Латвии, Литве и Эстонии, после того как эти страны стали независимыми, драматический театр расцвел пышным цветом. Балтийские режиссеры довольно быстро вписались в европейское культурное пространство. По вашим ощущениям, утратил ли он что-то, перейдя в европейскую культурную среду? И что приобрел?

На самом деле, не знаю - потеряли ли мы что-нибудь. У латвийского, эстонского и литовского театров есть и свои традиции, и особенности. И это как раз то, что развивает исподволь, но всегда остается частным. Метод независимой театральной работы в Европе стал моделью двух главных независимых театров Латвии. И один из них - театр на улице Гертрудес. Полагаю, европейская театральная культура в Латвии по-настоящему была интегрирована благодаря Алвису Херманису. Он ведь нашел способ создавать такие спектакли, где автор - вся команда. А он только предлагает идеи, что-то правит и еще находит наилучший способ соединять эти методы с эмоциональностью латвийского театра. Я думаю, что ни один театральный художник не повлиял так сильно на молодых латвийских режиссеров. Последние годы для меня это самый интересный театр Латвии. А еще здорово, что делать работы, такие как у него, совершенно необязательно, хотя невозможно не заметить, что именно он нашел новые интересные возможности, которые дают толчок развитию театра.

ИА REGNUM: Валтерс, такой вопрос - видели ли Вы спектакли российских режиссеров? Какие? И что думаете по поводу увиденного?

Я видел достаточно работ российских режиссеров - Кирилла Серебренникова, Андрея Могучего, Петра Фоменко, Дмитрия Крымова и многих других. В Латвии же по-прежнему сильны связи с российским театром. Безусловно, всегда интересно, что у вас происходит. Не знаю, смог бы я обозначить определенные направления и рассказать в нескольких словах, что думаю обо всех этих замечательных личностях и подлинных художниках театра. Но об одной вещи в русском театре, которую я чувствую, скажу -актёры всегда очень серьезно относятся к своей работе, а это и есть великое познание и переживание.

ИА REGNUM: В вашем театре, я имею в виду труппу, работают в основном молодые люди. А лично у Вас был опыт работы с актерами и режиссерами среднего и даже старшего поколения? Чем все закончилось?

"Легионеры" из тех работ, что делались на независимом площадке. Но я сотрудничаю и с Латвийским национальным театром. Там почти во всех постановках работаю со всеми актерскими поколениями. Вот всегда ж есть стереотип - старшее поколение не желает слушать молодых режиссеров. А я вот всегда ощущал доверие с их стороны и результаты были отличные. И надеюсь поработать с ними еще, поскольку это ведь и отличная школа для меня самого.

ИА REGNUM: История в "Легионерах" это же, помимо всего, история о людях, которые не пожелали или предпочли не услышать и заметить рядом с собой других. Как Вы полагаете, сейчас что-то изменилось? Люди в состоянии напрячься, обременить себя, чтобы и услышать кого-то, и оказаться услышанными.

Если что и изменилось, то незначительно. Если мы не прилагаем никаких усилий, то обычно остаемся в замкнутом информационном поле. Разумеется, проще и легче находиться в нём и не выяснять мнение по какому-то вопросу или ситуации у людей, живущих в другой части мира или даже в соседней деревне. Вот в Европе сейчас время, когда люди не чувствуют себя в безопасности, и посему, вне зависимости от степени открытости границ, эмоциональные пределы проступают отчетливее, чем когда-либо. Условия самые подходящие для правых политиков-популистов, чье влияние растет и в наиболее продвинутых странах. Для них невероятно существенна человеческая неосведомлённость на предмет того, что творится снаружи того пространства, в котором эти люди живут. Вот потому, я так думаю, и нужно искусство - подвергать сомнению стереотипы о нас самих и окружающих. Может быть, существуют и более сильные ходы - политические, но искусство, полагаю, одно из самых мощных средств заставить людей и слушать и быть услышанными.

ИА REGNUM: И последний вопрос - что Вы репетируете сейчас?

На следующей неделе приступаю к репетициям классической латвийской пьесы "Индрани" Рудольфа Блауманиса. Трагическая история о конфликте между поколениями в семье фермеров. Эта пьеса - один из самых великих драматических текстов на латвийском, да еще и отличная возможность поговорить о ситуации в латвийской деревне, что в реальности происходит с людьми и их связями с младшим поколениями. Большинство молодых людей уезжают из деревень и эта тема и сейчас столь же животрепещущая, как и сотню лет назад.

Справка ИА REGNUM: В мае 1943 года на основе шести латвийских полицейских батальонов (16, 18, 19, 21, 24 и 26-го), действовавших в составе группы армий "Север", была организована Латвийская добровольческая бригада СС. Одновременно был произведен набор добровольцев десяти возрастов (1914-1924 годов рождения) для 15-й Латвийской добровольческой дивизии СС. В июне 1944 года наименование "добровольческая" дивизия было заменено на "Waffen". Летом 1944 года в составе легиона были сформированы две дивизии: 15-я гренадерская дивизия СС (1-я латышская) и 19-я гренадерская дивизия СС (2-я латышская). Их общая численность по состоянию на июнь 1944 года составляла 29 тысяч человек.

Части и подразделения "латышского легиона" не только участвовали в боях с Красной Армией, но и использовались командованием СС для проведения массовых расстрелов, осуществления карательных операций против партизан и мирного населения на территориях Латвии, Польши, Белоруссии, Украины и России, несения охранной службы в гетто и концентрационных лагерях. Подразделения латышского легиона принимали непосредственное участие в операции "Зимнее волшебство", проведенной с 15 февраля до начала апреля 1943 года и более известной как Освейская трагедия. В операции, которой руководил лично обергруппенфюрер СС Ф.Еккельн, участвовали 7 латышских батальонов, одна украинская рота и одна литовская рота. Всего было уничтожено несколько сотен деревень, среди них и такие, где насчитывалось до тысячи и более жителей. Только в одном Освейском районе было сожжено 183 деревни, расстреляны и сожжены 11383 человека (из них 2118 детей в возрасте до 12 лет), 14175 жителей были вывезены на работы - взрослые в Германию, дети в Саласпилсский концлагерь. Юстиция ФРГ квалифицировала операцию "Зимнее волшебство" как преступление против человечности.

Вступая в легион, каждый боец давал следующую клятву: "Именем Бога, я торжественно обещаю в борьбе против большевиков неограниченное послушание Главнокомандующему вооружёнными силами Германии Адольфу Гитлеру и за это обещание я, как храбрый воин, всегда готов отдать свою жизнь". Первый раз латвийские части СС (15-я и 19-я дивизии) совместно участвовали в боевых действиях против наступающих советских войск 16 марта 1944 года. Это произошло в Псковской области в районе города Остров. Немецкие войска, в этом сражении, потерпели поражение С 1945 года эта дата отмечалась членами Латвийского легиона, бежавшими после войны на Запад, как День памяти Латышского легиона. Именно в честь этой даты и проходят торжественные мероприятия в центре Риги с шествием ветеранов СС и их поклонников от Домского собора к памятнику Свободы.

Директор Иерусалимского бюро Центра Симона Визенталя Эфраим Зурофф в интервью латвийским СМИ по поводу марша легионеров СС 16 марта 2010 года заявил следующее: "Если вас устраивает, что они маскируются под борцов за независимость, то вы, по-моему, не понимаете сути вещей. Правда в том, что людям приходилось принимать тяжелое решение. Но если вы выбрали неправильную сторону, если поддержали режим, который убил десятки миллионов людей, то не думайте, что вы - герои.... Самое печальное, что я сегодня видел во время шествия молодых людей, которые шли с флагами современной, демократической Латвии, чтобы выразить почтение этим людям. Это создает представление о том, что в Латвии поддерживают людей, которые воевали за нацистскую Германию. И если кто-то это поддерживает, то он занял неправильную сторону."

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail