Предвыборная Армения: новая поляризация политического поля и битва экс-глав МИД

Ереван, 20 апреля 2012, 11:48 — REGNUM  Оппозиционная партия "Наследие" претендует занять в новом парламенте Армении место, доселе принадлежавшее партии "Процветающая Армения" (ППА) - "младшему партнеру" правящей Республиканской партии Армении (РПА) по коалиции власти.

Это стало достаточно очевидным после того, как зампред "Наследия" Рубен Акопян заявил, что представляемая им сила отказывается от участия в работе совместного штаба по контролю за выборами. Документ о создании этого штаба, напомним, был подписан буквально на днях ППА, Армянским национальным конгрессом (АНК), Армянской Революционной Федерацией "Дашнакцутюн" (АРФД) и "Наследием". Последняя, однако, отозвала свою подпись, хотя, как говорится, под указанным соглашением еще и чернила не просохли.

Одновременно в СМИ стали настойчиво муссироваться слухи, что лидер "Наследия" Раффи Ованнисян, якобы, начал некие закулисные переговоры с властью, которые должны способствовать попаданию партии в парламент, поскольку соцопросы свидетельствуют, что эта политическая сила, что называется, балансирует на грани 5-процентного барьера, и ее прохождение в Национальное собрание отнюдь не гарантировано.

Если добавить, что известный политолог Александр Искандарян заявил на пресс-конференции, что "после выборов сформируется настоящая, а не игрушечная коалиция", многое становится понятным.

Отход ППА от правящей коалиции поставил РПА в тем более сложную ситуацию, что судьба еще одного коалиционного партнера - партии "Оринац еркир", весьма туманна. Её может и не оказаться в парламенте нового созыва. Такое положение грозит правящей силе остаться без партнеров. И в случае, если РПА не сумеет набрать абсолютное большинство, ситуация для партии президента Сержа Саргсяна может сложиться нелегкая. АНК, АРФД, ППА и "Наследие" могут объединиться и диктовать свои условия.

Именно поэтому правящей партии необходим хотя бы один гарантированный союзник, и этим союзником, вместо ППА, может стать "Наследие". И неважно, что до самого последнего времени Раффи Ованнисян позиционировал себя в качестве непримиримого оппозиционера. Мгновенная смена приоритетов - не новость в политической жизни Армении. "Главным призом" в таком раскладе может стать должность министра иностранных дел, которую Ованнисян недолго занимал на самой заре суверенизации республики, в 1992 году. Он был отстранен тогдашним президентом Левоном Тер-Петросяном за то, что, будучи в Стамбуле, публично поднял вопрос Геноцида армян 1915 года. Время для такого демарша было выбрано не самое удачное: Ереван и Анкара приглядывались друг к другу, надеясь начать процесс нормализации отношений, Турция, несмотря на войну в Карабахе, держала открытой границу с Арменией. Которую, однако, закрыла вскоре после того, как стало ясно, что вопрос Геноцида и проблему независимости Карабаха Ереван обменивать на открытую границу не намерен.

Нечто подобное, заметим, происходит и сейчас. После парафирования в 2009 году в Цюрихе армяно-турецких протоколов об установлении дипломатических отношений и деблокаде границы, стороны ни на йоту не продвинулись в этом направлении, документы так и не ратифицированы парламентами двух стран. Ереван, по-прежнему, не согласен увязывать нормализацию с уступками в карабахском вопросе и вообще категорически против того, чтобы карабахская проблема как-то была связана с армяно-турецким процессом. Анкара, в свою очередь, не в силах отказаться от защиты интересов Азербайджана, что делает её фактическим участником карабахского противостояния. В этих условиях возвращение Раффи Ованнисяна, уроженца США, образ мыслей и подходы которого в значительной мере сходны с позицией зарубежной армянской диаспоры (в большинстве своем негативно относящейся к попытке сближения с Турцией), вполне вероятно. При этом любопытный нюанс состоит в том, что в списке "Наследия" на одном из первых мест - другой экс-глава МИД, Александр Арзуманян, некогда состоявший в команде Тер-Петросяна. Его взгляды сильно отличаются от подходов Раффи Ованесяна. При необходимости, он способен микшировать слишком радикальные намерения своего нового союзника.

В свою очередь, недавние политические противники в лице ППА, АРФД и АНК, в случае получения каждой из этих сил достаточного процента голосов, могут попытаться сформировать собственную коалицию, где роль старшего партнера будет принадлежать уже не РПА, а "Процветающей Армении" во главе с олигархом Гагиком Царукяном. Другой вопрос, что дееспособность и тем более долговечность такого альянса выглядит более чем сомнительно - слишком уж разнятся взгляды этих политических сил. Кроме того, подобная конфигурация заведомо будет иметь не конструктивный, а разрушительный характер, поскольку основной её целью станет дестабилизация позиций действующего президента с последующей попыткой привести к власти на выборах главы государства в 2013 году иное лицо. Никаких других оснований для вступления в коалицию у названных партий нет и быть не может.

И вопрос, поэтому, лишь в том, кто именно при подобной конфигурации может стать этим самым "иным лицом". В этой связи нередко муссируется имя второго президента Роберта Кочаряна, намекнувшего на возможность возвращения в большую политику. Только с этим связана нынешняя позиция ППА, ввергнувшая в определенную растерянность её недавних партнеров по коалиции. При этом лишь на первый взгляд странно, что лидеры АНК, еще недавно называвшие Кочаряна преступником, ответственным за кровопролитные события в Ереване 1 марта 2008 года, резко сменили вектор своих симпатий и антипатий. Сотрудничество с "преступником" и партией "Процветающая Армения", которая совсем недавно именовалась ими не иначе как "часть бандократического режима", оставляет надежду Конгрессу и его лидеру Левону Тер-Петросяну не быть вытесненными окончательно на глухую обочину местной политики. А такая опасность есть, о чем свидетельствует очень небольшое число граждан, посещающих предвыборные мероприятия Конгресса.

Отказ "Наследия" от участия в объединенном штабе по контролю за выборами явно встревожил остальных участников этого объединения. Возникла опасность, что с уходом Раффи Ованнисяна вынашиваемые планы создания в будущем парламенте антипрезидентской коалиции могут и не реализоваться. Неслучайно, самый активный деятель ППА, новоиспеченный член партии, лицо, близкое к Роберту Кочаряну, еще один экс-глава МИД Армении Вардан Осканян незамедлительно заявил, что последние инциденты в ряде областей республики, связанные с предвыборной кампанией (силовое противостояние кандидатов, стрельба, избиение активистов АНК в одной из ереванских общин) "бросают тень не только на предвыборный процесс, но и на результаты предстоящих парламентских выборов в целом". Смысл высказывания более чем очевиден. Если оппозиция не достигнет желаемых результатов, она оставляет для себя возможность объявить выборы нелегитимными и не согласиться с их итогами. На фоне обещания властей провести "самые честные, транспарентные и справедливые выборы" в истории новой Армении, такой сценарий имел бы весьма негативное воздействие на международный имидж республики.

Между тем, представители всех европейских структур, а также США не устают едва ли не ежедневно подчеркивать, что уровень взаимоотношений Еревана, стремящегося к заключению Соглашения об ассоциации с ЕС, в решающей мере зависит от того, как будут проведены парламентские выборы 6 мая.

Ануш Левонян, политический комментатор (Ереван)

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail