Россия ещё ответит Казахстану за Голодомор: Казахстан за неделю

Москва, 16 апреля 2012, 10:34 — REGNUM  Тема голодомора становится в Казахстане официальной идеологией. Еще в начале марта Нурсултан Назарбаев легализовал эту риторику, призвав широко отметить 80-летие голодомора в Казахстане. Судя по материалам полуофициальной, партийной прессы, тезисы широко пошли в государство. Практика показывает: если газеты, принадлежащие партии власти, пытаются навязать дискуссию по каким-либо вопросам, очень скоро последует массированная информационная кампания. При этом нельзя сказать, что выбранная тема несет потенциальную опасность чему-либо. Скорее, даже наоборот: такие дискуссии о величайших трагедиях казахского народа просто необходимы для полемики в публичном пространстве страны. Но рассматриваться они должны объективно и не предвзято, с учетом всех исторических вех и того политического и социального пространства, в котором существовал Казахстан в начале XX века. Сумеют ли участники дискуссии удержать эту планку? Особенно этот вопрос важен, если учитывать особенности информационной политики редакций казахскоязычных газет, призывающих соотечественников не делать культа из толерантности.

"Непроходимый аутизм, который мы ошибочно выдаем за национальный колорит"

Газета "Литер", входящая в медиахолдинг партии власти "Нур Отан" ("Свет Отечества" - каз.), крайне внимательно относится к высказываниям высших должностных лиц и отчасти поэтому находится на передовой пропаганды, трактуя и "правильно" комментируя основной политический контекст республики. В этом смысле любое высказывание на страницах газеты становится ценным информационным материалом, на основании которого можно предсказывать ближайшее политическое будущее. Поэтому, когда издание высказалось на тему голодомора, статья попала на страницы информационных ресурсов, озабоченных национальной тематикой.

"В Казахстане коллективизация сопровождалась переходом кочевого населения на оседлый образ жизни. Таким образом подрывалось пастбищное животноводство, которое было традиционным хозяйством и на протяжении веков обеспечивало питанием местное население. Скольких именно? По переписи населения Российской империи 1897 года, на территории нынешнего Казахстана проживало 4 млн человек. И все они не сталкивались с проблемой нехватки продуктов питания.

Однако насильственная оседлость - не единственный момент, который сыграл свою роковую роль. Не стоит упускать и политику государства, которое даже составило план по изъятию зерна и скота у населения, но этот план не учитывал потребности населения в продовольствии. По сути, он обрекал население на гибель от голода. По плану в 1928 году предполагалось конфисковать 400 голов скота у кочевого хозяйства, 300 - у полукочевого, 150 - у оседлого.

Хотя норма для оседлых хозяйств меньше, в отношении их имелся еще один план - изъятие зерна. Причем происходило это варварски. В погоне за рекордами изымался посевной материал, фуражное и продовольственное зерно. Политработники выгребали из колхозов и единоличных хозяйств весь наличный хлеб. Разговор с недовольными был коротким - раскулачивали, высылали, отдавали под суд. "Вопрос не в нормах, сколько останется на еду и пр., главное в том, чтобы сказать колхозам: "В первую очередь выполни государственный план, а потом удовлетворяй свой план", - говорил в октябре 1931-го на пленуме ЦК ВКП(б) нарком снабжения Анастас Микоян.

Особенно сильно поднаторел нарком в Казахстане. Если 1926 году в республике, согласно всенародной переписи, проживало 3,9 млн. человек, то по данным на 1937 год - уже 2,8 млн., или только 72,1 процента от численности 1926 года. Для Украины этот показатель составил 84,7 процента, чуть меньше пострадали мордва и немцы, которых голод застал в Поволжье. Население Казахстана сократилось на 40 процентов, что стало самым большим показателем. Статистика в данном случае красноречивее любых слов и позволяет представить, с чем столкнулось население в период коллективизации. Как отметил глава государства, если бы не великий голод, то сегодня население Казахстана составило 40-50 миллионов человек. Такая цифра нас сегодня более чем устроила. Поскольку такое количество населения обеспечивает нормальный внутренний рынок и позволяет эффективнее достигать целей экономического развития".

Некоторые аспекты казахской толерантности по многим вопросам обсуждает казахскоязычный "Туркестан", журналисты которого даже не скрывают своих национальных амбиций. Нетрудно предсказать, какой будет информационная политика издания в связи с официальным появлением довольно болезненной темы голодомора в информационном поле страны.

"Сегодня в Казахстане насаждается другая практика - теперь казахов учат быть толерантными, учат быть терпимыми. Возможно, она станет последней акцией, которая проводится в отношении казахов. Может быть, после этого казахи, "возрождавшиеся тысячу раз", "не возродятся в тысячу первый". Если эта практика реализуется в полной мере, то казахи могут исчезнуть как нация и стать небольшой диаспорой в нашем "общем доме", который называется "Казахстан". Потому что мы не умеем работать на опережение, предотвращать негативные процессы, а лишь боремся с последствиями.

А сколько таких возможностей было упущено за двадцать лет независимости. Может быть, кто-то не согласен, но мыслящим казахам пора бы задуматься над истинным смыслом словосочетания "общий дом". Возможно, кто-то сказал это по душевной простоте, не вкладывая какой-то смысл? Если во всех постсоветских государствах было бы такое положение - что любая из республик СНГ была бы "общим домом" для проживающих там и пребывающих туда людей, то не было бы вопросов. Но как понимать, когда русские в России, в составе которой есть несколько автономных республик, выходят на улицы с лозунгами: "Россия только для русских", "Долой чужеземцев!"?! Почему они не пытаются стать толерантными?!

Тем не менее, наши казахи не борются даже с последствиями этой толерантности. Ведут себя, как дети, которых лишили сладостей, насупившись, жалуются, что "в своей стране и сами, и родной язык пребывают в роли пасынков, телевидение и радио на казахском вещают только после полуночи, природными ресурсами управляют чужестранцы". Но средства массовой информации, даже казахскоязычные, опасаются говорить об этом открыто. Возьмем, к примеру, телеканалы страны. Несколько лет назад был принят закон, согласно которому удельный вес казахскоязычных программ должен составлять не менее 50 процентов программ вещания. Со временем большинство программ на казахском языке стали выходить только после полуночи. Казахи, словно совы и филины, ждут полуночи, чтобы посмотреть передачи на родном языке. Пребывают в таком состоянии и сегодня. Только на телеканале "Казахстан" можно посмотреть передачи на родном языке, да и то большинство из них переведены с русского языка. Сегодня мы уже смирились с таким положением вещей, потому что стали толерантной нацией.

(...) Мигранты, прибывающие в Россию, должны владеть русским языком. В национальных республиках в составе России делопроизводство должно вестись на русском языке. Так записано в законе РФ. А в Казахстане русский язык до сих пор занимает доминирующее положение. Мы были в растерянности, когда узнали, что в Казахском национальном университете многие документы, делопроизводство ведется на русском языке. Не это ли начало потери всего национального? Россия открыто заявляет, что она - православное государство. Почему толерантные казахстанские чиновники не проявляют терпимости в отношении казашек, которые носят длинные платья и платки. Почему они так испугались девушек, которые носят платки? И закрывают глаза на то, что молодые казашки ходят на улицах полуголые, открыто курят и пьют спиртное.

Пользуясь случаем, необходимо сказать, что в странах Западной Европы, которые насаждают идею терпимости в странах "третьего мира", как Казахстан, нет никакого намека на толерантность. Если не верите, попробуйте сказать в Англии: "я не владею английским языком, но хочу работать на государственной службе", вас просто поднимут на смех, даже дворником не возьмут. А любой англичанин в Казахстане может запросто стать советником или помощником чиновника любого ранга. Сейчас на Западе, в Америке прекратили пропаганду чужой культуры. Мультикультуризм (так в тексте, имеется в виду "мультикультурализм" - ИА REGNUM) уходит в прошлое. В США пропаганда культуры другой страны расценивается как государственная измена" (Перевод портала "Алтын-Орда" - ИА REGNUM).

Другая сторона "казахского вопроса" - резкая критика государствообразующей нации от интеллигенции. Причем остракизму подвергается немалый культурный пласт: от истории до современного кино. С одним из тех, кто сейчас становится живым классиком казахстанского кино, Ермеком Турсуновым на страницах "Республики" поговорил публицист Вадим Борейко. Интервью получилось емким, критика всего "казахского" - довольно острой.

"Где бы я ни был и чем бы ни занимался - всегда писал: рассказики, повести. Для чего - непонятно. И всё это складывалось в стол. А когда закончил в 1990 году Высшие курсы сценаристов и режиссеров при Госкино СССР и приехал на "Казахфильм", здесь всё стояло - по коридорам собаки бегали. Стал главным редактором "Избирателя", там собралась приличная банда: Володя Рерих, Алена Островская, Лера Цой, да и ты же с нами сотрудничал. Потом в 1991-м уехал на длительную стажировку в Штаты: стало тяжело выживать. Да еще разочаровался во всём этом казахском...

В чем именно?

Ну как об стенку, понимаешь? Невозможно было ее пробить. Непроходимый аутизм, который мы ошибочно выдаем за национальный колорит. Казахи, наверное, единственная нация, которая умеет обращаться с временем, как это представлял себе Эйнштейн, придумавший теорию относительности, которую сам плохо понимал. А казахи со временем в ладах. Они способны одновременно жить в трех этих...

...временных континуумах?

В них. Есть люди, которые существуют черт знает в каких веках, причем живут по тем еще законам, с батырами общаются, с биями. Вторые поддерживают их, помогают памятники ставить, мечети всюду строить, улицы переименовывать. А третья категория - из 21 века: в Ак Орде (резиденция президента Казахстана - ИА REGNUM) дела делают, вышки нефтяные продают.

Насчет второй группы не совсем понял. Уточни.

Это ультрапатриоты, которые спекулируют на национальной идее. Сейчас же казахом становиться очень выгодно быть. Раньше пиписьками мерились, а теперь соревнуются, кто больший казах, кто народ сильнее любит. И вот они поддерживают первых, кто на самом деле живет в той эпохе: в каждом ауле должен быть батыр и памятник ему в позе Ильи Муромца, а у коня под ним - вот такие яйца! И чем больше яйца - тем патриотичнее. А батыр вдаль смотрит, врагов ищет. У казахов же всегда было до фига врагов. Я радуюсь, что нам в истории попались джунгары. Потому что мы их всегда били. На этом строится очень много киношного материала. В "Кыз-Жибек" джунгар бьют. В "Кочевнике" - тоже. Сейчас "Мынбала" снимается: там опять джунгары - мальчики для битья. Главное - чтоб было кого мочить".

Не менее едко подмечает явления в современном казахском обществе писатель Герольд Бельгер на страницах газеты "Время". В своих литературных экзерсисах "Плетенье чепухи" под заголовком "Король Артур, Наполеон и другие казахи", он отмечает некоторую историческую эгоцентричность многих своих знакомых.

"В газете "Экспресс К" я недавно прочел сенсационное открытие одного предпринимателя - Нуркасыма Абуева, большого любителя истории, который утверждал, что легендарный британский король Артур - казах из кочевого племени сарматов.

Я застыл с открытым ртом. И тут же вспомнил одного преподавателя математики ЖенПИ (худощавого, костлявого, желчного пожилого человека, имя которого забыл). На исходе 80-х годов прошлого века он иногда, заложив руки за спину, прогуливался возле памятника Чокану и горячо доказывал, что Наполеон Бонапарт - казах. "Ну почему? - настаивал я. - Как это?" И математик всерьез мне отвечал: "Во-первых, он был маленького роста и кривоног. Во-вторых, он родился в местечке Қарсақ (историки ошибочно пишут: остров Корсика). В-третьих, он был прекрасным наездником, хорошо сидел в седле. В-четвертых, не жаловал русских".

Ну да, против таких доводов преподавателя математики я возражать не мог. Какой разговор: по всем приведенным признакам Наполеон - казах.

Много лет спустя ученый-историк Мурад Аджи в споре сразил меня тем, что канцлер Германии Коль явно кипчакского происхождения, ибо көл по-тюркски (и по-казахски тоже) означает "озеро". Конечно, нельзя сказать, что Гельмут Коль - казах, но что его предки произошли от кипчаков - почти, мол, бесспорно. Я стал толковать, что Коль - совсем не көл, а немецкое Kohl, что означает "капуста", и что германский канцлер на русский лад просто-напросто Капустин, но мой оппонент только усмехался, охваченный тотальной кипчакоманией.

Что Чингисхан - казах, я слышу уже давно. Покойный Б.Кыдырбекулы еще лет двадцать назад на прогулке возле Чокана доказывал мне, что Чингис не поладил с младшим братом, повздорил с ним, убил его и убежал, скрылся в монгольских степях. И то, что китайцы считают его китайцем, корейцы - корейцем, монголы - монголом, японцы - японцем, а Чивилихин намекает на его славянское происхождение (мол, рослый, голубоглазый, рыжий и т.д.), все это несерьезно, выдумки, он на самом деле казах из древнего казахского рода.

Я профан в истории и легко позволяю себя дурить.

Но самое интересное - это то, что и я, оказывается, казах. Каким образом? О том рассказал на моем 70-летнем юбилее писатель Калмухан Исабаев. По его версии, мой далекий предок сражался в армии предводителя гуннов Аттилы. Захватывая одну за другой страны Европы, гунны (читай - казахи) оставляли на границах посты-знаки, которые назывались белгі. Караульным одного знакового поста был мой предок. От белгi образовалась фамилия Белгiр - Бельгер. Другого доказательства, что я истинный казах, и быть не может".

"...Торжественное единство Великороссии, Малороссии, Белоруссии и Желтороссии"

Тема интеграционных образований - самая выгодная для критики внутри Казахстана: преследовать за критику Евразийского пространства никто не будет, более того, некоторые из казахстанских молодых политиков сделали себе на обструкции Таможенного союза имидж патриотов. Косвенно это явление может указывать на полное отсутствие имиджевых усилий "Ак Орды" внутри страны: положительные стороны интеграции официальные эксперты перечислить не в состоянии, а все плохое отметили ура-патриоты.

Очень логично ложатся в этот тренд самые экзотические теории интеграции. В частности, на сайте Казахстанского национального конгресса, карликового политического объединения, которое создал бывший зять президента Киргизии Аскара Акаева - Адиль Тойганбаев, появился материал, в котором Казахстан назван "Желтороссией". Статью перепечатал портал "Русские в Казахстане".

"Идея проста. Есть некий Русский мир, абсолютно надгосударственный и довлеющий над сиюминутной политической конъюнктурой. Но тем не менее эту конъюнктуру требуется трансформировать. В сторону интеграции. Известны участники Русского мира. Это Россия, Белоруссия, Украина, Молдавия и Казахстан. Если наивные "аналитики" увидят в этом списке какой-то вымышленный "евразийский субстрат", то ошибутся. На самом деле - это т.н. "каноническая территория" Русской православной церкви. Другие скажут притворнее - это ареал полноценного распространения русского языка. А третьи скажут с завидной прямотой - это территория расселения русского и его младших братьев (белоруссов, малороссов). Поэтому неслучайно присутствие Казахстана в "Русском мире". Он представляет интерес как государство с большой "славянской" общиной. Про самих казахов в концепции Русского мира нет ни единого слова. Некоторые адепты теории, впрочем, иногда допускают в частных разговоров, что казахов "можно и покрестить".

Те, в чьей компетенции интеграционные проекты, не смогут внятно ответить на вопрос - какой смысл казахам участвовать в этой авантюре, где им не отведено место даже массовки, аплодирующей на заднем плане? Другое дело, о чем думает наша элита, заталкивая страну в торжественное единство Великороссии, Малороссии, Белоруссии и Желтороссии? Да, именно так нас предполагают там называть. При этом доктрина Русского мира - никакая не тайна, не план Барбаросса. Это одна из самых резонансных, самых обсуждаемых тем у соседей. Вот лишь один пример некомпетентности наших интеграторов и пропагандистов. При этом я не поддерживаю и другие крайности. Не призываю отгораживаться от мира. И интегристские постсоветские проекты могут быть хороши для нас, в том числе.

Если, конечно, в них будут прописаны наши стратегические цели и выгоды. Например, мы в Экспертном центре Национальной стратегии несколько лет назад разработали расширенную геополитическую концепцию "Сложение сил и Перераспределение ответственности", описывающую идеальную для нас ситуацию в регионе и сопредельных регионах. Продвижение таких проектов дало бы участию Казахстана в евразийской интеграции тот самый необходимый смысл.

Мы единственная страна, способная дать энергию, образование, стабильность Центральной Азии. Это наша объективная задача и ей должны быть подчинены векторы внешней политики. Если Россия готова содействовать Казахскому проекту в ЦА и далее - стабилизации по-казахски в сопредельных регионах, если Россия ставит на Казахстан в его региональном партнерстве с Китаем, то мы должны работать на единоличное усиление России в СНГ и Восточной Европе. Всеми политическими и углеводородными активами вложиться в это. Такова интересная и справедливая политика, открывающая перед Москвой и Астаной существенно иные, отличающиеся от сегодняшних, перспективы. Мы не против таможенных союзов или иных форм межгосударственной кооперации. Мы только за то, чтобы за каждым актом, подписанным Казахстаном, просматривался очевидный и однозначный национальный интерес. Наши требования немногочисленны и просты, но их нельзя пересмотреть или минимизировать. Наш народ должен жить в этом мире, а не стать инструментом реализации чужих амбиций, в конечном счете - пешкой в чужой игре".

Полное отсутствие информационной работы по интеграционным объединениям отмечают даже оппозиционные политики на страницах "Новой газеты - Казахстан". В частности, генеральный секретарь Общенациональной социал-демократической партии Амиржан Косанов рассуждает об отсутствии в публичном поле внятной позиции Астаны по Евразийскому Союзу.

"...Столь громко анонсированный Таможенный союз как предтеча ЕЭС на деле оказался сырым, и давно уже вызывает жесткую критику не только у оппозиции в этих странах, но и у малого и среднего бизнеса. В этом смысле где-то прав наш посол в Минске, который прокомментировал антиакординский выпад белорусского Батьки. "Этот договор только готовился. Времени почти не было изучить все пункты этого договора", - заявил он. Он также отметил, что и президент Лукашенко не был согласен со всеми пунктами проекта договора. Это, в частности, касалось делегирования полномочий комиссии Евразийского экономического союза выступать от имени трех государств и подписывать договоры.

Ответа из Минска не последовало. И, кажется, конфликт исчерпан. Но не исчерпана сама тема возможного вступления Казахстана в новый старый Союз. Ибо возникает сразу несколько вопросов.

Первый. Каковы основные параметры ЕЭС? И как этот проект соотносится с государственной независимостью Республики Казахстан? Где найти текст того договора? Его обсуждают все, кроме... народа. Главное, какие полномочия Казахстан намерен отдать этой неведомой, но, судя по словам посла, всемогущей комиссии? Почему обсуждение важнейшего для страны документа идет келейно, втайне от общества?

Не от наших властей, а от... британской BBC мы узнаем, что "на саммите стран ЕврАзЭС Белоруссия настаивала на праве блокировать на государственном уровне любые решения ЕЭС, в то время как Россия считает, что окончательные решения по ЕЭС должен принимать высший совет союза". А где позиция официальной Астаны? И какова она?

Второй. Почему в обществе нет открытого и честного разговора о ЕЭС, с обсуждением всех плюсов и минусов вступления в него? Ведь на ТС уже обожглись. И такая дискуссия при участии общественности, экспертов и специалистов была бы полезна, в первую очередь Акорде. Сколько дополнительных аргументов получила бы она в свою копилку. Или ей эти доводы вовсе не нужны, и вопрос давно решен в узком кругу?! Да, любой экономике интеграция, тем более с соседями, нужна. Но она никоим образом не должна даже на йоту ограничивать государственный суверенитет страны! Это тот Рубикон, который может разделить общество и власть! Неужели судьбу суверенитета будет решать не народ, а кучка чиновников-порученцев из Акорды и МИД?!"

Не менее категоричен анонимный автор информационной группы "Пик", скрывающийся под псевдонимом Манкурт Шалаказахов (шала-казахи - "асфальтные", русскоязычные казахи - ИА REGNUM). По его мнению, Казахстан вынужден двигаться в сторону интеграции от безысходности.

"Движение в сторону Евразийского союза для Акорды происходит от безвыходности. Нужно зацепиться хотя бы за российский локомотив, чтобы дать импульс оставшемуся еще потенциалу для качественного развития. Последние протесты российского креативного класса дали надежду на то, что локомотив под названием Россия перестанет хиреть и начнется его реальная модернизация. Дело в том, что развращенная легкими доходами российская элита тоже не хочет ничего делать и намерена покупать все готовое за границей. Однако особенность креативного класса в том, что он предъявляет высокие требования к государству в части образования и здравоохранения. Если таких условий нет - креативный класс имеет ресурсы для обучения и лечения за границей. Спецификой России стало то, что креативный класс набрал критическую массу и заставляет государство идти в том направлении, которое ему нужно. Чем все это завершится - пока большой вопрос, но вектор однозначно ощущается и властью, и обществом. В Казахстане государство как организация деградировало еще больше, чем в России. Имея до предела простой социально-экономический базис, государство по определению не может быть сложным. Как результат, эффективно реагировать на сложные проблемы и вызовы оно тоже неспособно. За примерами далеко ходить не надо. Заводы по производству биотоплива, металлического кремния, целлюлозы построены, но не работают. Рядовая в принципе история с забастовкой нефтяников вылилась в трагедию национального масштаба. Исламизация нарастает как снежный ком. Правоохранительные органы погрязли в коррупции и недееспособности. В чиновничьей среде такое понятие как "исполнительская дисциплина" просто отсутствует. Смысл и значение налогоплательщиков система государственного управления не понимает, при этом количество контрольно-надзорных органов сопоставимо с количеством предприятий среднего бизнеса.

Чтобы той или иной стране сохранить либо занять место под солнцем, жизненно необходимо обладать в чем-либо конкурентными преимуществами. В настоящее время глобальный акцент перенесен в область экономики, а в ней в сферу знаний и информации. Казахстан в этом процессе превращен в поставщика сырья и рынок сбыта готовой продукции. Ловушка данной ситуации в том, что по исчерпании природных кладовых страна останется без денег, без технологий и без людей с высокой или хотя бы конкурентоспособной культурой труда. Да и нефть - главный источник хозяйственной активности в Казахстане, большей своей частью уже чужая (то есть продана зарубежным недропользователям). Те углеводороды, что еще свои, продаются за американские доллары, а потом эти деньги держатся в западных "ценных" бумагах.

Вроде бы давно прописаны рецепты от специалистов, что и как надо делать, чтобы реально войти в число пятидесяти конкурентоспособных государств. Но на практике мало кто хочет все это осуществлять, а действующий политический и административный формат производительный труд совершенно не поощряют. Во всем мире пришло понимание, что главный ресурс - это люди. В Казахстане условия для их развития трудно назвать благоприятными: от выморочной системы образования до здравоохранения, где врачи с низкой заработной платой не мотивированы к эффективному труду на дорогостоящей медицинской технике. Подключение к Интернету невежественных людей само по себе прогресса в развитии не делает. Даже наоборот, при определенных обстоятельствах Всемирная паутина способна запросто сыграть в сторону деградации человеческого капитала. Порой невозможно четко провести границу, где заканчивается коррупция и начинается некомпетентность, а где наоборот.

При любых раскладах первый спрос всегда с правящей элиты. Правительство должно найти приемлемый выход из имеющегося положения. В конце концов, топ-чиновникам за все это по идее и платят хорошие деньги. Если импульс на упрощение не будет преодолен в пользу усложнения и более высокой организованности, тогда Казахстан точно станет как Монголия, только побольше в размерах".

"Итого, в не очень отдаленной перспективе, мы получим три миллиона безработных"

Проблемы моноиндустриальных городов Казахстана - мина замедленного действия для всего региона, поскольку в случае отсутствия внятной формулы, позволяющей решить трудности, резко высвобождает социальную энергию. По некоторым данным, казахстанские города, обслуживающие определенные крупные месторождения полезных ископаемых, буквально через 7-10 лет столкнутся с самыми серьезными проблемами из-за полного истощения имеющихся там запасов. Количество потенциальных безработных может достигнуть в этом случае трех миллионов человек. Это означает появление "Жанаозеней" по всей стране.

Крайне внимательно подошли к этой проблеме эксперты Института политических решений, которые провели экспертное заседание по этой теме, где и обозначили основные вехи грядущих трудностей. Примечательно, что информационным поводом для заседания стала программа министерства экономического развития и торговли по развитию моногородов. Именно ведомственная программа стала основанием для дискуссии.

"Монопрофильные города - это города, основная часть трудоспособного населения которых занята на одном или нескольких градообразующих предприятиях. Как правило, они бывают одного профиля и определяют практически все экономические, социальные процессы, происходящие в городе. Разработчики применили следующую классификацию действующих моногородов: наличие в городе одного или нескольких градообразующих предприятий сырьевого сектора. В казахстанской практике объем промышленного производства одного или группы градообразующих предприятий составляет более 20% от общегородского объема производства, и на градообразующих предприятиях работают более 20% трудоспособного населения. Всего разработчики насчитали 27 моноиндустриальных городов, в которых проживают 1,5 млн человек или 16% городского населения Казахстана.

Классификация по текущему состоянию градообразующих предприятий: в 19 городах они функционируют; в пяти - функционируют частично, в трех городах предприятия не функционируют. По численности населения: от 100 до 200 тыс. - 4 города, 50-100 тыс. - 9 городов, до 50 тыс. - 14 городов. По отраслевой направленности: 1) обрабатывающие-химические - Серебрянск и т.д.; 2) металлургическая - Аксу; 3) добыча угля - Экибастуз, Абай, Шахтинск, Сарань; 4) добыча нефти и газа - Жанаозен, Кульсары, Аксай; 5) добыча металлической руды - Аркалык, Балхаш, Зыряновск, Каражал, Кентау, Лисаковск, Риддер, Рудный, Текели, Хромтау; 6) добыча прочих видов сырья - Жанатас, Жетикара, Каратау и Степногорск; 7) научно-экспериментальные центры - Курчатов.

Проблемы малых городов. Экономические проблемы - это остановка или угроза остановки основных градообразующих предприятий, истощение рудной базы добывающих предприятий, низкая степень диверсификации экономики страны, неконкурентоспособная продукция, высокая зависимость занятости населения от градообразующего предприятия, высокая степень зависимости городского населения от налоговых поступлений от градообразующих предприятий, сокращение налоговой базы. Социальные проблемы, присущие этим городам: высокий уровень самозанятости, низкий уровень доходов населения, низкое качество жизни, сокращение численности населения в большинстве моногородов, возможные тенденции роста социальной напряженности. Проблемы инфраструктуры - это высокая степень износа инженерной социальной инфраструктуры и высокая экологическая нагрузка на территорию.

(...) Цели и задачи программы. Цель: устойчивое социально-экономическое развитие моногородов в средне- и долгосрочной перспективе. Основные задачи - оптимизация моногородов в зависимости от производственной емкости стабильно работающих предприятий; диверсификация экономики и развитие МСБ; обеспечение оптимальной структуры занятости населения моногородов; рассредоточение трудового потенциала через повышение трудовой мобильности в точки экономического роста; поддержка социальной и инженерной инфраструктуры городов в расчете на оптимизированную численность населения.

Механизмы реализации программы: группировка моногородов на города с высоким, средним и низким экономическим потенциалом; дифференциация подходов мер по развитию моногородов в зависимости от их экономического потенциала. Для моногородов с высоким и средним потенциалом - диверсификация экономики и развитие МСБ; подготовка кадров для новых проектов; развитие социальной инженерной инфраструктуры на оптимизированную численность населения. Для моногородов с низким потенциалом - поддержка занятости через развитие малого и среднего предпринимательства; рассредоточение трудового потенциала в точки экономического роста; поддержка социальной и инженерной инфраструктуры на минимально необходимом уровне; расселение населения с изменениями статуса городов.

Критерии отнесения городов к моногородам с высоким, средним и низким потенциалом: это наличие градообразующего предприятия и наличие сырьевой базы на перспективу, самодостаточность бюджета, расположение моногородов на пересечении крупных транспортных коридоров, расположение моногорода вблизи крупного города или в составе агломерации, наличие потенциала для диверсификации экономики, возможность оказания спектра широких услуг прилегающим населенным пунктам, высокая доля активно действующих предприятий МСБ, отрицательная динамика сальдо миграции за последние 10 лет, износ социально инженерной инфраструктуры, экологическая ситуация".

В полемике принимает участие и портал "Контур", поставивший проблему по-журналистски четко и внятно.

"По оценке Министерства экономического развития и торговли, в стране существует как минимум двадцать семь потенциально депрессивных городов с общей численностью населения более полутора миллионов человек. Если говорить о географии, то восемь моногородов расположены в Карагандинской области, по четыре моногорода в Восточно-Казахстанской и Костанайской области, по два моногорода в Жамбылской и Павлодарской области. При каждом из них, присутствует еще несколько пригородных поселков городского типа и близлежащих аулов, жители которых так же напрямую зависят от функционирования градообразующих предприятий и "привязаны" к тамошней инфраструктуре. Поэтому, количество людей рискующих остаться без средств к существованию и главное - без каких либо внятных перспектив, можно будет смело умножить на два. Итого, в не очень отдаленной перспективе, мы получим три миллиона безработных, которым срочно надо переселиться в более благополучные населенные пункты. Правда, не надо быть особым провидцем, чтобы понять, что благополучие таковых, буквально в одночасье закончится с началом потока столь массовой и неконтролируемой миграции, по сравнению с которой, ставший уже привычным отток с насиженных мест сельских жителей, покажется сущей безделицей. А практически сразу в нескольких регионах страны, опять, как и в самом начале 90-х годов, могут появиться зловещие "города-призраки" с пустующими домами, разбитой инфраструктурой и полным отсутствием перспектив.

Забегая чуть вперед, сразу скажу, что в рамках одной статьи четко ответить на два неминуемо возникающих вопроса "Кто виноват?" и "Что делать?" вряд ли удастся, тем более, что однозначного мнения на этот счет похоже, нет и у самих представителей исполнительной власти, а есть только предположения и теоретические предложения, которые, увы, далеко не всегда совпадают с реалиями.

Начнем с того, что далеко не все ясно даже с самим проектом программы: "Где-то до тридцатого июня программа развития моногородов должна быть утверждена", - то ли предположил, то ли потребовал от коллег заместитель председателя комитета регионального развития Министерства экономического развития и торговли Санат Тунгышбеков. - "Тогда уже в текущем году в рамках программы развития моногородов около шести миллиардов тенге будет направлено на развитие их коммунального хозяйства..."

Правда, кому конкретно будут предназначаться выделенные деньги, господин Тунгышбеков ответить все таки затруднился, потому как "в Казахстане 87 городов, из них малыми считаются 53-60, моногородов примерно 23-30, но этот список еще уточняется...".

Не сильно был близок к конкретике и вице-министр индустрии и новых технологий Нурлан Сауранбаев: "Здесь выходов не так много. Первое - мы начинаем новые поисковые работы и в случае нахождения новых крупных месторождений даем городу новую жизнь. Ну а в случае, если не находим, то надо принимать какие-то меры социального характера по дальнейшей жизни, то есть создавать новые производства, развивать малый бизнес...".

В общем, как бы выразился герой одного популярного кинофильма: "ромашка" какая то получается" - найдем/не найдем, разведаем/не разведаем. А время, между тем, стремительно работает против нас..."

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.