Фермерша: Это Путин - дай Бог ему здоровья! - вернул лошадь в село

3

Москва, 12 апреля 2012, 12:29 — REGNUM  Пять лет назад была принята федеральная программа поддержки сельского хозяйства, но она охватывала только "табунное коневодство мясомолочного направления". Россия практически лишилась знаменитых элитных пород - "орловский рысак", "донская лошадь", владимирские тяжеловозы.

Что и говорить о ценных спортивных породах "нездешнего" происхождения, которые долгое время оставались "персонами non grata" - вне закона и государственного участия.

Но в Ленобласти есть конеферма, которая уже более 15 лет продолжает разводить лошадей, опровергая мифы о безнадежности этого дела. Адрес у конефермы "Маланичевых" незамысловатый: Тосненский район Ленинградской области, лесничество Кастенское, кордон Гришкино.

Фермеры Марина и Сергей занимаются проблемами племенного коневодства уже около 30 лет (15 из них - непосредственно фермерством).

ИА REGNUM: Марина, а у вас есть понятие стабильность?

Наверное, да. У нас сейчас постоянно примерно 50 лошадей - одни рождаются, другие продаются. За долгие годы выбраковали то, что не годится, оставили только то, что нужно. Основной наш костяк - 25 конематок и 6 жеребцов-производителей. Причем, занимаемся разведением двух пород - обе спортивного направления - ганновераны и тракерны.

ИА REGNUM: Почему именно эти два направления?

Исходя из коммерческого интереса. Это лучшие породы в мире, спрос на них - высочайший. Достигнуть в разведении лошадей европейского результата - залог большого успеха плюс ко всему, посмотрите: я - большая, и породы эти крупные, красивые!

ИА REGNUM: Выходит, донская порода уже не подходит?

Знаете, обожаю эту породу и очень страдаю, что у нас, к сожалению, нет программ спасения отечественных пород лошадей, отсутствует знаменитое в старые добрые времена конеплеменное дело. Донская, буденновская, орловский рысак, исторические тяжеловозные породы - все они, горемыки, практически утеряны.

ИА REGNUM: Почему?

Когда появилась путинская программа развития села, в ней не была прописана спортивная порода, поэтому и на кредиты никто из безумцев, помысливших заняться таким делом, не мог рассчитывать. Примерно пять лет назад было уделено внимание коневодству, и то лишь так называемому табунному, мясомолочного направления. И только в прошлом году впервые на уровне государства - дай бог здоровья Путину! - принята программа развития племенного коневодства, независимо от пород лошадей. А ведь еще совсем недавно существовал парадокс - во всех государственных программах лошадь вообще не рассматривалась, как сельскохозяйственная единица.

Целевая программа "Развитие племенного коневодства в Российской Федерации в 2010-2013 гг." была утверждена министром сельского хозяйства Еленой Скрынник 28 января 2011 года. Я ездила, между прочим, в Москву, где собиралась Ассоциация союза фермеров России АККОР и слышала, как выступая на XXII съезде фермеров в марте прошлого года премьер России Владимир Путин заявил, что фермерство в России "состоялось как экономическая и социальная сила"...

ИА REGNUM: Что обещали "сверху"?

Скрынник довела до нашего сведения тонкости программы развития коневодства - в том числе, коневодческих ферм. Она составлена, как объяснила госпожа министр, на основании положительных результатов прошлой программы, и, именно, в ней прописаны лошади без указания пород. Но, увы, - поздно!

ИА REGNUM: Бесповоротно?

В течение последних трёх-четырех лет наша отечественная гордость - конные племзаводы валятся один за другим, и процесс этот не остановить.

Лошади погибали, звонили зоотехники, просили купить по мясной цене особо ценных животных. Говорили: вы ещё живы, а мы уже нет... Так мы приобрели Фактора и шесть кобыл, а буквально месяц назад нам звонили из Калининграда - там тоже погибает конный завод. Но нам, к сожалению, уже просто некуда лошадей ставить.

ИА REGNUM: Так вся надежда на мелкие конефермы?

Получается так. Мы маленькие, более юркие, и плюс еще - сами себе хозяева, а сам у себя красть не будешь... Планируем финансовую политику так, чтобы хозяйство было рентабельным. Выживаем и за счет того, что сами умудряемся заготавливать сено.

ИА REGNUM: Говорят, вы держали коров?

Пробовали, помимо лошадей, заняться кролиководством, разведением гусей, занимались коровами (яркий пример, наш породистый бычок - Антрикот). Думаю, справедливо считали, что хозяйство не может работать в одном направлении. Но опять же не смогли получить кредит. Да и всё-таки невозможно убивать этих красивых животных и птиц... Наверно, проще было не заниматься племенным делом, плюнуть, но это уже стиль жизни - как-то поздно меняться.

ИА REGNUM: Главное для лошадей - полевые испытания, верно? Выездка, конкур...

Для пород, которые мы разводим, то есть для видов классического конного спорта это, действительно, важно. Есть еще порода для скачек, но беда в том, что у нас в 90-е годы по всей стране рухнули ипподромы.

ИА REGNUM: Вроде бы собирались построить ипподрома в Московском районе Санкт-Петербурга...

Не до лошадей было - это я понимаю. Всё под ноль вырезалось, целыми совхозами. А в Питере вообще какая-то странная история с ипподромами... В Пскове был ипподром, но сейчас уже, по-моему, нет. В Череповце был, в Твери...

ИА REGNUM: Как же вам удалось сохраниться?

Мы не брали абы кого - у нас был уже многолетний опыт. И знали спортсменов, которым отдавали своих лошадей, неслучайно же они вместе до сих пор выступают.. В прошлом году, например, за чемпиона России по выездке, лучшую спортивную лошадь страны, мы получили приз в Федерации конного спорта России.

ИА REGNUM: А в этом году есть успехи?

Один наш жеребец - по выездке - занимает примерно четвёртую позицию в России. Думаю, для такого маленького хозяйства, как наше, это почетно. Никто и не догадывается о наших каждодневных трудностях.

ИА REGNUM: А ведь вы ещё принимаете детские экскурсии?

Мы находимся рядом с городом, и действительно принимаем детей. Мне за село обидно, поэтому попутно занимаемся профориентацией. Рассказываем не только о лошадях, потому что приезжают странные дети, которые на меня смотрят и чувствуется не понимают...

Спрашиваю: "Кто самый главный в стране?" Отвечают: "Президент!" Говорю: "Ошибаетесь, сельскохозяйственный работник. Вот мы сговоримся, и перестанем выращивать продукцию - что тогда будет?!" Обидно, учителя не говорят о престиже сельского труда. В их собственном понимании село - это вилы, лопаты...

ИА REGNUM: Но ведь и государственные мужи иной раз также думают?

Что правда, то правда. Мы входим в несколько федеральных программ, но не дают кредит, хоть ты убейся! А хотели-то выстроить фермочку современную, с роботом-дояром, потому что видели, как к этому заморскому дояру коровы стоят в очередь. В передовом животноводческом хозяйстве Гатчинского района "Красногвардейский" как увидели, так нас и "переклинило" - захотелось купить страшно! А то к нам студенты Аграрного университета, да из Тимирязевки приезжают, а что им покажешь: навоз и вилы?.. Но вот с какой проблемой столкнулся "Красногвардейский": когда только установили супер-оборудование, вспомнили - дояркам-то по семьдесят лет, а при новом оборудовании надо сидеть за стеклянной стеной, у компьютера, с мышкой в руках. А старушке, даже самой заслуженной, эту самую мышку вообще "не поймать", глазом не зафиксировать, если она этот компьютер в первый раз видит.

ИА REGNUM: Сейчас модно везти лошадей из-за границы. Вам это не мешает?

Конечно, мешает. В последние годы очень сильно забивают перекупщики - они же везут лошадей, продавая в десять-двадцать раз дороже не слишком качественный товар, причем, кричат о том, что у нас в России невозможно вырастить хорошую лошадь.

ИА REGNUM: Но ваши же награды показывают, что это возможно!

Мы стали "Лучшим коневодческим хозяйством России" в 2011 году по признанию федерации конного спорта. Были несколько раз награждены, как лучшее хозяйство Ленобласти. Жеребец-производитель Хадар получил звание лучшего-жеребца производителя по качеству потомства в России, и до 2010 года входил в число пяти лучших жеребцов страны по качеству потомства для классических видов конного спорта. Его сын Хоровод стал лучшей лошадью России по выездке. Каждый год кто-то из наших лошадей занимает призовые места на скачках.

ИА REGNUM: Если речь идёт о спасении лошадей, находятся ли сейчас люди, готовые включиться?

Такие есть, слава богу. Чего стоило спасение обитателей погибающего племенного завода в Лужском районе Ленинградской области. Лошади грызли земляной пол, ели опилки. А ведь там находилось ядро племени уникального русского орловского рысака, какого нигде больше нет в России. Так вот, у нас в Тосненском районе Ленобласти живет одержимый этой породой Николай Иванов. Едва заслышав о подобных несчастьях, он прыгает в свой грузовик, и по мясной цене покупает почти безнадежных, умирающих лошадей. Тех, которые могут встать, вывозит к себе в хозяйство.

ИА REGNUM: Но наверно, не всегда успевает?

Когда случилась беда на Лужском племзаводе, сделал несколько "ходок". Одну лошадь отвезёт, возвращается, а вторая уже встать не может... Таким образом, спас немного - голов пятнадцать. А ведь был ценнейший завод - граф Орлов вывел уникальную породу - такой больше нет в мире - самая быстрая на коротких дистанциях.

ИА REGNUM: Говорят, у каждой лошади собственная биография...

Ничего удивительного, всё, как у людей. Есть у нас красавица голштимской породы. Мы её выменяли у частника, который держал лошадь взаперти, боялся, что простудится, и росла она не по правилам, но молодняк дает - уникальный. Имеются красавицы и умницы: заслуженная Александрия, молоденькая Баллада - у неё только что были трудные роды. Есть жеребята, которым буквально по несколько дней.... В конюшне всегда много кошек, но не обращайте внимания - у нас ни одной крысы, а они - сплошь подкидыши, как эрмитажные.

ИА REGNUM: Как оцениваете кобыл?

Первый критерий отбора - родословная. Второе важное качество: чтобы обладала работоспособностью, третье - чтобы давала здоровый приплод, была молочной, и четвертое, чтобы жеребята были крепкими. И судим о кобыле не по одному, а по двум-трем жеребятам.

ИА REGNUM: А как новорожденным дают имена?

Существуют определенные правила. Несколько дней назад родился у нас ганноверский жеребёнок, и кличка ему дается по первой букве имени отца (папу этого малыша зовут Копенгаген). Кроме того, в слове должна присутствовать первая буква из имени матери. Значит, на "к" должно начинаться имя, а в слове должна быть буква "р", потому что маму зовут Руба. Подошли бы имена: Кораль, Карат, Король...

ИА REGNUM: Остается спросить о планах на будущее.

Нам надо добиваться, чтобы коневодство вошло в число национальных проектов - вода камень точит. А ещё наша задача придумать супержеребенка - с исключительными качествами. Правда, мы каждого новорожденного считаем таким.

Евгения Дылева

Фото автора

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail