Михаил Петров: Закон о "борцах за свободу" сделает Эстонию союзницей фашистской Германии со всеми вытекающими отсюда последствиями

Таллин, 5 января 2012, 18:17 — REGNUM  Министерство обороны Эстонии и возглавляющий его председатель союза правых партий "Отечество - Рес Публика" Март Лаар подготовили законопроект о признании "борцами за свободу Эстонии" эстонцев, сражавшихся в рядах немецко-фашистских войск в период 1941-1945 годов. Планируется, что он будет направлен на утверждение парламенту Эстонии нынешней весной.

По просьбе ИА REGNUM свою позицию по данному законопроекту высказал известный эстонский публицист и литератор Михаил Петров, автор книг на тему участия жителей Эстонии во Второй мировой войне и Великой Отечественной войне и о влиянии тех событий на современную политическую и общественную жизнь Эстонии:

Каким будет содержание законопроекта о борцах за свободу, сегодня не знает даже сам его инициатор - министр обороны Эстонии Март Лаар. По этой причине невозможно прогнозировать судьбу законопроекта в Рийгикогу (парламенте ЭР). Президент Эстонии Тоомас-Хендрик Ильвес затронул проблему в своей новогодней речи. Высказался он, хотя и витиевато, но вполне понятно, увязав амбиции Лаара с темой взросления нации: "Поэтому нам больше не надо искупать грехи настоящего мифами прошлого".

Пора взросления президента Ильвеса пришлась на время его жизни в США. В отличие от Марта Лаара, президент понимает, что прямые нападки на СССР неминуемо затрагивают и всех остальных партнеров по антигитлеровской коалиции. В Тегеране в декабре 1943 года президент США Рузвельт дал обещание генералиссимусу Сталину не воевать с СССР, когда советские войска освободят Прибалтику от нацистов. Слово, данное Рузвельтом, сдержали все последующие президенты США.

Основные направления дискуссии по поводу участия эстонцев в освободительной войне на стороне Германии уже определены заявлениями парламентария Игоря Грязина и историка Яака Валге. Идеалистическая концепция Грязина оправдывает и уравнивает вклад эстонцев, воевавших по обе линии фронта: "И я настаиваю на том, что были освободители и в Советской армии. Были оккупанты и в боевых отрядах СС, были бандиты среди "лесных братьев". Вопрос не в этом. Вопрос в том, что среди " лесных братьев", как и в Союзе писателей, так и в Советской армии были честные идеалистические ребята, которые боролись за независимость".

Идеалистическая концепция, предложенная историком Валге, основана на том, что в 1943 году среднестатистический эстонец, вступая в Waffen SS, не знал и не мог знать о том, что это преступная организация, совершавшая военные преступления и принимавшая активное участие в Холокосте евреев: "... в качестве контрпропаганды мы могли бы выступить с идеей о том, что союзники оставили нас одних, что Эстония была одной из самых антинацистских обществ в мире и что советская власть так плохо с нами поступила. (...) Обычный эстонец тогда не был знаком с нацистской идеологией и не знал о геноциде евреев, однако знал о преступлениях противной стороны".

Смельчаков, которые публично выдвинули бы концепцию о том, что эстонцы вступали в Waffen SS сознательно, зная о том, что эта организация из себя представляет, пока не нашлось. Однако нет никаких сомнений в том, что к концепции Валге в том или ином виде подверстают концепцию выбора меньшего из зол: с врагом № 1 (СССР) сражались на стороне врага №2 (Германии) и его же оружием.

С моей точки зрения неизбежно возникнет целый ряд юридических коллизий. Прежде всего, должна быть соблюдена последовательность юридических действий. Закону о борцах за свободу должен, как минимум, предшествовать, закон о наказании за отрицание советской оккупации. Отдельно встанет вопрос об отношении к германским действиям 1941-1944 годов. Что это было: освобождение или оккупация?

Неизбежно встанет проблема 36-го, 286-го и 287-го полицейских батальонов, а также проблема военизированной организации Omakaitse (эст. - "Самооборона"). 36-ой полицейский батальон - соучастник геноцида евреев в белорусском местечке Новогрудки, 286-й батальон - соучастник геноцида евреев сразу в четырех польских городах Ржешове, Тарнополе, Лодзи и Пшемысле. 287-ой батальон "зачищал" от евреев концентрационный лагерь в эстонском местечке Клоога. Omakaitse только во второй половине 1941 года уничтожил не менее 5 тысяч этнических эстонцев, заподозренных в симпатиях к коммунистам.

Это данные не российского историка Александра Дюкова, которые легко можно игнорировать, а выводы международной комиссии под патронажем ныне покойного президента Эстонии Леннарта Мери, изучавшей последствия советской и германской оккупаций. О том, что государство осведомлено о выводах этой комиссии, свидетельствует отсутствие упоминания о 287-ом полицейском батальоне на таллинском мемориале, посвященном участию эстонских подразделений в войне на стороне Германии.

Очень похоже на то, что для некоторых подразделений в законе придется сделать исключение. Что-то вроде: действие настоящего закона не распространяется на военнослужащих 36, 286 и 287 полицейских батальонов. Кроме того, придется сделать исключение и для 20-й эстонской дивизии SS, поскольку вывезенный из Эстонии 287-ой полицейский батальон осенью 1944 года составил основу обескровленной 20-й дивизии SS, практически полностью уничтоженной в бою у озера Поркуни.

Еще одна юридическая коллизия заключается в том, что, согласно выводам международной комиссии под патронажем Леннарта Мери, военные преступники из числа эстонцев были осуждены на основании заслуживающих доверия доказательств. Понятно, что военный преступник не может быть борцом за свободу. Для них, видимо, тоже придется сделать исключение, причем поименное.

Не совсем понятно, как быть с теми эстонцами, кто был осужден по приговорам военных трибуналов, за измену родине (СССР) и связь с нацистскими оккупантами. Они отбыли наказание, искупив таким образом свою вину перед СССР. Именно свою вину, потому что никто из них на следствии и в суде не возражал против того, чтобы их судили как граждан СССР, а не как граждан Эстонии. Возникает юридическая коллизия: статус "борцов за свободу", т.е. борцов против советской оккупации распространяется на тех, кто в суде признал свою вину перед СССР и успел ее искупить короткой отсидкой в лагере. Признавались понарошку и сидели просто так, из уважения к режиму?

А еще есть коллизии, вытекающие из нарушения Гаагской конвенции 1907 года "О законах и обычаях войны". Статья 23 запрещает воюющему государству принуждать подданных противной стороны (оккупированное население) принимать участие в военных действиях, направленных против их страны. Статья 45 воспрещает принуждать население занятой (оккупированной) области к присяге на верность неприятельской державе (оккупанту).

Если эту коллизию попытаться разрешить в духе мифа об освободительной войне, т.е. рассматривать действия Германии, как освобождение Эстонии от советской оккупации и, таким образом, исключить в действиях самой Германии оккупацию и нарушение 23-ей и 45-й статей Гаагской конвенции, то Эстонская Республика неизбежно и закономерно попадает в одну компанию с потерпевшей поражение нацистской Германией и разделяет с ней, как минимум, вину за соучастие в Холокосте.

Это только часть очевидных юридических коллизий, о которую неизбежно споткнется законопроект. В конечном итоге прохождение закона через парламент будет зависеть, прежде всего, от основной формулировки, которая будет определять, кого именно следует считать борцом за свободу. Если пойти апофатическим путем, отсекая всех, кто не есть борец за свободу, то в сухом остатке мы найдем только тех, кто изначально воевал против всех.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.