Ануш Левонян: О чем просил в Ереване армянского президента президент Ливана?

Ереван, 11 декабря 2011, 16:39 — REGNUM  Одной из отличительных особенностей завершившегося двухдневного визита президента Ливана Мишеля Сулеймана в Армению стал тот факт, что на переговорах с президентом Сержем Саргсяном очень большое внимание было уделено не только двусторонней торгово-экономической повестке, но и сугубо "армянской" проблематике - в том числе и в приложении к карабахскому вопросу.

Речь не идет о таких протокольных мероприятиях, как, например, посещение Сулейманом ереванского мемориала Цицернакаберд и возложении цветов к памятнику жертв Геноцида армян 1915 года в Османской Турции. На парламентском уровне Ливан давно уже признал факт Геноцида армян. Не особенно выходят за традиционные рамки и высказывания ливанского лидера относительно большой роли ливанских армян в жизни страны, которыми Бейрут "гордится", и которые "внесли ценный вклад в политическую и культурную жизнь Ливана". Речь о том, что между сторонами, в частности, существует широкое взаимопонимание относительно методов и путей разрешения карабахского противостояния.

По словам Сержа Саргсяна, он сказал Сулейману, что Азербайджан последовательно пытается представить исламским странам этот конфликт как результат конфессионального противостояния. Саргсян полагает такой подход не только "абсурдным", но и крайне опасным: на "круги, не осведомленные о деталях происходящего", такая пропаганда способна оказать свое негативное воздействие. Согласившись с тем, что Азербайджан часто поднимает карабахский вопрос в рамках Организации исламской конференции (ОИК), Мишель Сулеймен заявил, что Ливан всегда препятствовал принятию любых решений в рамках ОИК, которые "направлены на осуждение Армении или Нагорного Карабаха". Данный вопрос должен быть урегулирован в рамках международных норм и на основе права наций на самоопределение", - сказал президент Ливана.

Что могло заставить руководителя страны, большинство населения которой составляют мусульмане, выступить с такой однозначной формулировкой? В конце концов, многие лидеры государств, также дружественно настроенных в отношении Армении и даже симпатизирующих армянам Карабаха, находят в подобных обстоятельствах более обтекаемые формулировки, говоря, скажем, о недопустимости силового решения вопроса и необходимости следовать требованиям международного права и рекомендациям посредников Минской группы ОБСЕ. Разумеется, Сулейман также сказал об этом, но, как видим, пошел намного дальше, хотя, конечно, прекрасно понимал, что такие высказывания в мусульманском и особенно в тюркском мире будут восприняты весьма негативно.

Думается, что этот подход продиктован тяжелой ситуацией, которая в последнее время складывается вокруг Ливана и порождает существенные проблемы для Бейрута. Гражданская война в Сирии и возможное свержение режима президента Башара Асада неизбежно дестабилизируют Ливан, разрушив с трудом выстроенную после гражданской войны, (длилась с перерывами с 1975-го по 90-й годы и привела к установлению фактического сирийского контроля над страной в 80-х гг.), систему внутриполитических сдержек и противовесов, позволяющих функционировать государственным институтам и поддерживающую межконфессиональный и межнациональный мир. И в этой связи следует учитывать, что армянская диаспора Ливана и ее политические организации играют в сложившейся конфигурации достаточно существенную роль.

Хотя в результате гражданской войны часть ливанских армян эмигрировала, в ходе многолетнего противостояния вооруженным отрядам армянской самообороны удалось оградить основные места компактного проживания армян от необратимых разрушительных последствий. И поэтому даже сегодня армянская община (прихожане Армянской Апостольской церкви) насчитывает около 180 тысяч человек, контролируя на любых выборах, как минимум, 120 тыс. голосов. К этому следует добавить армян-католиков, предки которых основали свою колонию в Ливане еще в XIV-XV веках. Они представляют собой специфическую и очень влиятельную группу, близкую к местным маронитам. Например, экс-президент Ливана Элиас Саркис (1976-1982 гг.) был представителем этой части армянской диаспоры.

И сегодня армянская община Ливана продолжает играть заметную роль во всех сферах жизни страны, более того - является своего рода организационным, политическим и духовным центром всей ближневосточной армянской диаспоры. Именно здесь функционируют оргструктуры традиционных национальных политических партий, в частности - Армянской Революционной Федерации "Дашнакцутюн" (АРФД), которая является видным игроком на политическом поле Ливана, имеет ряд представителей в парламенте и правительстве, где на должность государственного министра назначен генерал Фанос Манджинян, а министром строительства является Вреж Сапунджян. Кстати, в ходе визита Сулеймана в Ереван именно Сапунджян подписал от лица ливанской стороны некоторые межведомственные и межправительственные соглашения.

Важно отметить, что и АРФД, и армянская община Ливана в целом поддерживают нынешний сирийский режим и президента Башара Асада, поскольку Асад считается гарантом безопасности сирийских христиан, в том числе - и армян. Именно по этой причине несколько лет назад АРФД вступила в ситуативный политический альянс с просирийскими силами Ливана в лице "Хизбаллы" и Свободного патриотического движения - ведущей христианской организацией страны, которой руководит генерал Мишель Аун. Благодаря достигнутым между этими силами договоренностям и с привлечением части просирийски настроенных суннитов удалось сформировать дееспособное правительство и стабилизировать обстановку в государстве.

Теперь эта достаточно хрупкая стабильность вновь находится под угрозой. Христианское население Ливана сокращается - и в абсолютных цифрах, и в процентном соотношении. Для президента Мишеля Сулеймана, который является маронитом, для всех христиан Ливана могут наступить весьма тяжелые времена. Совершенно очевидно, что силы, которые сегодня пытаются свергнуть режим Башара Асада (и при этом всемерно поддерживаются Турцией), во-первых, попытаются вновь установить военно-политический контроль над Ливаном, а во-вторых, в этом случае христианам здесь станет жить еще тяжелее.

В свете всего этого открытую поддержку Сулейманом права армян Карабаха на свободное самоопределение можно понять как своего рода просьбу о помощи в складывающейся неоднозначной, чреватой тяжелыми последствиями обстановке. Эта просьба адресована как армянской диаспоре Ливана, так и - не в последнюю очередь - Еревану. Ведь не секрет, что Армения имеет возможности оказывать определенное влияние и поддержку политическим и общественным структурам зарубежного армянства. Это влияние может сыграть мобилизационно-консолидирующую роль, особенно в случаях, когда тому или иному диаспоральному сегменту грозит серьезная опасность. В данном случае такая опасность очевидна. Интересы Еревана, жизненно заинтересованного в сохранении действенного армянского присутствия в странах Ближнего Востока, сегодня совпадают с интересами правящей элиты Ливана. И - далеко не в последнюю очередь - Ирана, с которым, как известно, у Армении существуют добрососедские партнерские отношения, и где также имеется 150-тысячная армянская община. Поэтому без риска ошибиться можно предположить, что связанные с этими обстоятельствами вопросы были в центре переговоров президентов Сержа Саргсяна и Мишеля Сулеймана.

Ануш Левонян - политический комментатор (Ереван)

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail