Космические челноки в Литве, Латвия без регионов, угроза Эстонии из Брюсселя: Как в Прибалтике осваивают деньги ЕС

Рига, 4 ноября 2011, 14:16 — REGNUM  На фоне разговоров о второй волне финансового кризиса, крахом экономики Греции и размышлений в Брюсселе о необходимости снижения дотаций ЕС, в странах Прибалтики как никогда остро встал вопрос о важности финансовой помощи Евросоюза. С 2004 года, когда Литва, Латвия и Эстония вступили в ЕС, в экономику этих стран прямыми и окольными потоками стали вливаться гигантские суммы. Предполагалось, что за короткий срок новички ЕС вырастут до своих старших братьев старожилов союза. Однако, несмотря на заявленный строгий контроль и аудит, деньги осваивали кто как умел. Пространство "балтийских сестер" то и дело сотрясают скандалы о, например, поездке клерка из правительства в Новую Зеландию для изучения государственного строя этой страны, некоторые фирмы-призраки контролирующие органы буквально накрывают за проведение несуществующих семинаров или курсов повышения квалификации, а где-то дорогу строят на сантиметр уже, чем это было заявлено. Все это, естественно, за счет ЕС. Деньги разворовывают? Да! Все? Конечно, нет. Они пользу приносят стране в целом? Однозначно! А какую? Этим вопросом и озадачились корреспонденты ИА REGNUM в Литве, Латвии и Эстонии, подготавливая очередное традиционное сравнение стран Прибалтики по различным категориям.

Литва

В сегодняшней Литве совсем не трудно наткнуться на рекламу компаний по оказанию помощи при оформлении заявки на проект с финансированием ЕС. Консультанты по "выбиванию" денег так прямо и пишут в своих рекламных буклетах: "У предприятий и организаций Литвы есть возможность воспользоваться помощью из структурных фондов Европейского Союза для финансирования своих проектов. Структурные фонды ЕС позволяют хозяйственным субъектам Литвы реализовать свои идеи и проекты, получая безвозмездную финансовую поддержку в форме субсидий. Претендовать на получение финансирования может каждый проект, цель которого соответствует стратегии 2007-2013 гг. использования Литвой поддержки из структурных фондов ЕС и программ действий".

Литве помощь ЕС предоставляется в соответствии с двумя программами. Первая - помощь регионам, развитие которых отстаёт. Вторая - помощь регионам с серьёзными экономическими и социальными проблемами.

Структурная помощь на период 2007-2013 г. составляет 23 млрд. литов (более 7,5 млрд евро), а предназначенная для всей Литвы помощь ЕС - около 36 млрд литов (более 10,4 млрд евро).

Согласно предварительной оценке, при эффективном использовании всех средств структурной помощи ЕС в период 2007-2013 г. дополнительно может быть создано 52 млрд. литов (почти 15,1 млрд евро) внутреннего валового продукта. Цифра чуть меньше ВВП одного успешного года.

Теоретически получить финансовую поддержку Европейского союза может каждый предприниматель, от специалиста по разведению лягушек и кроликов до специалистов по внедрению альтернативных источников энергии или освоению космического пространства.

По данным департамента статистики, по состоянию на 1 января 2011 года в Литве реализуются примерно 1 200 проектов, которые полностью или частично финансируются из средств структурных фондов Европейского союза. Планами бюджета ЕС на 2007-2013 годы предусмотрено, что совокупная их стоимость - 8,992 млрд. литов (2,58 млрд евро). Доля ресурсов, выделенных Европейским союзом, очень велика - 6,645 млрд. литов (более 1,9 млрд). Без малого 74%.

Структурная помощь Европейского Союза последовательно уменьшает социальные и экономические различия между странами-членами и отдельными регионами ЕС. Основополагающие ее ценности можно назвать двумя словами - "солидарность" и "сплочение". Солидарность - потому что целью является помощь по сравнению со средним показателем ЕС экономически и социально более бедным регионам. Сплочение - поскольку снижение разницы между доходами и имуществом более бедных и более богатых регионов выгодно для всех.

В докризисный период Литва лидировала в Евросоюзе по показателю усвоения средств структурных фондов ЕС. В целом Литве было выплачено 538,39 млн. евро (1,857 млрд. литов), или 7,9% средств, выделенных структурными фондами ЕС на период с 2007 по 2013 годы. Премьер-министр Литвы Андрюс Кубилюс многократно отмечал, что "с торможением экономики, когда сокращаются бюджетные поступления, средства фондов ЕС являются значимым подкреплением для отечественного бизнеса и всего хозяйства". Фонды ЕС - это тот источник финансирования, который в период кризиса Литва может использовать максимально, утверждает правительство. Кстати, на втором месте по показателю усвоения средств находилась более экономически мощная Ирландия (6,1%), Эстония (4,8%) и Германия (3,9%). Соседняя Латвия усвоила 3,3% средств, а в целом ЕС - 1,2%. В период с 2008 по 2010 год Литва утратила лидирующие позиции, но благодаря своевременному использованию возможностей, предоставленных ЕС, в некоторых областях хозяйства продолжает занимать приоритетные позиции. Например, руководители страны гордятся таким показателем, как практически 100% компьютеризация. В Литве самое большое количество пользователей Интернетом в расчете на душу населения. Между тем, без помощи из структурных фондов эти показатели были бы невозможны.

Уже в 2004 году Литва начала получать поддержку для развития информационного общества. Для реализации государственной программы "Развитие услуг и инфраструктуры информационных технологий" из структурных фондов ЕС было выделено финансирование 42 проектам по 3 сферам деятельности: электронная власть и электронные услуги, электронная инфраструктура и разработка проектной документации. Общая стоимость финансирования составляла 258 млн. литов (74,7 млн евро). Причем проекты в рамках мероприятия могли реализовать только учреждения общественного сектора.

Реализация 14 проектов в области электронной власти и электронных услуг предполагала создание возможности всем жителям и предприятиям страны пользоваться информационными технологиями в общении с учреждениями власти и получать электронным способом услуги и информацию.

К 2007 году из 42-х были реализованы 23 проекта. Что и послужило в итоге базой для привлечения в Литву современных предприятий, работающих в сфере высоких технологий, в первую очередь - банков.

Справедливости ради стоит сказать, что не все проекты реализовывались гладко. Были и такие, которые никто и не собирался реализовывать. Под "липовые" идеи открывалось финансирование из структурных фондов, деньги разворовывались, предприятия закрывались. Особенно много злоупотреблений было и есть в сельском хозяйстве, которое сложнее контролировать.

Сельское хозяйство - единственная сфера, в которой предусмотрены прямые выплаты физическим лицам. Цель выплат - поддержать фермеров из новых членов ЕС в их борьбе за выживание на еврорынке. Однако на деле деньги в основном получают не производители сельской продукции, а собственники земли, которые нередко живут даже не в деревне, а в городе. На сегодняшний день в Литве насчитывается 238 тысяч "пользователей земли". Однако хозяйства из них зарегистрировали только 75,9 тысяч. Это означает, что прямые выплаты получат и лица, которые слабо, а то и вообще никак не связаны с сельским хозяйством.

При этом особо выгодно просто прикупить земли побольше. ЕС платит "за гектар". Зачем в таком случае пытаться интенсифицировать свое сельхозпроизводство? Сейчас в Литве задекларировано 2,57 млн. гектаров земли, за которые Евросоюз переводит 480 млн. литов (около 150 млн. евро) прямой помощи. То есть, за гектар собственник получает 190,7 литов (около 55 евро). Естественно, что в наибольшем выигрыше окажутся крупные собственники земель. Однако полученные евросредства они совсем не обязаны вкладывать в модернизацию хозяйств, а могут просто проесть.

Кстати, администрированием структурной помощи в Литве руководит Министерство финансов. При осуществлении разработанных на основании национальной стратегии программ соблюдаются следующие три основных принципа:

- принцип субсидиарности - часть функций, например, первичный отбор проектов и составление инвестиционного пакета, передаётся советам регионального развития,

- принцип пропорциональности - объём инвестиций на развитие отдельных регионов определяется по чётко сформулированным критериям, - принцип открытости.

Но бывшие "совки" не были бы таковыми, если б сразу не стали злоупотреблять ограниченными возможностями Минфина, который не в состоянии контролировать каждого "кроликовода". Поэтому не удивительно, что практически в каждом проекте, построенном на ресурсах ЕС, фискальные органы находят злоупотребления.

Причем чем крупнее проект, тем сильнее коррупция. Типичный пример - использование структурных фондов ЕС для реконструкции автомобильных дорог и сопутствующей инфраструктуры. Если сократить ширину дорожного полотна на 1 см, то на длине в 1 км можно украсть около 1 млн. литов. Автострада Вильнюс - Паневежис протянулась на 128 км. Причем она пересекает десяток речек и ручьев, на ней оборудованы "отстойники" для грузового транспорта, разделительные барьеры, проволочные заборы от диких животных. Никакого калькулятора не хватит, чтобы высчитать, сколько ресурсов ЕС ушло туда, куда надо.

Но еще лучший пример - программа реновации жилья. Деньги выделены, а программа даже не стартовала. Вряд ли на всю Литву наберется 5 десятков капитально отремонтированных жилых домов.

Основной парадокс европомощи состоит в том, что ни одного евро из структурных фондов ЕС нельзя потратить на повышение пенсий или социальных пособий. Зато, скажем, можно попросить у ЕС десятки миллионов на постройку в небольшом городе Шяуляй огромного спортивно-развлекательного комплекса, который, по мнению специалистов, никогда себя не окупит. А мэрия этого городка уже просит у ЕС средства на расширение стратегического аэродрома в Зокняй, чтобы... "принимать американские космические "челноки". Причем не исключено, что необходимые ресурсы получит.

Можно даже предположить, что на ранних этапах фонды ЕС воспринимались едва ли не как законный "распил" денег. В первых рядах получателей европомощи изначально стояли крупные и очень крупные фирмы, которые и без этой помощи процветали. Располагая средствами для лоббирования своих интересов в процессе распределения европомощи, они нанимали дорогостоящих консультантов, которые готовили проект на высоком профессиональном уровне.

Конечно, "распил" структурных фондов проходил более интеллигентно, чем распределение средств европейских программ SAPARD и PHARE на заре независимости. Тогда в этом процессе господствовали "темные технологии", что заставило говорить о фактическом разворовывании европейских фондов. Их заменили на "серые" схемы. И лишь сегодня можно начинать вести речь о более-менее чистых технологиях освоения средств ЕС.

Впрочем, согласно последним опросам общественного мнения, проведенным компанией Vilmorus, более половины литовцев не верят в честное распределение структурных фондов Европейского Союза.

Латвия

Доступ к средствам еврофондов считается одной из самых главных выгод членства Латвии в Евросоюзе. Шести-семизначные цифры, резервируемые в фондах для Латвии открывают перед брюссельской и латвийской бюрократией большой простор для манипуляции общественным сознанием. Однако, в целом стратегия и приоритеты Евросоюза в деле распределения европомощи противоречат потребностям латвийской экономики, тогда как чрезмерная централизация - препятствует развитию регионов Латвии и консервирует их отставание.

Не следует поддаваться магии больших цифр: 4,5 млрд евро, которые Латвия могла и еще может выбрать в 2007 - 2013 годах из структурных фондов ЕС, если разделить эту сумму на 7 лет, совсем не такая большая сумма. Но не это главное. Важно, что развитию предпринимательской деятельности в Латвии еврофонды не способствуют, утверждает подвизающийся на ниве их освоения консультант Рижской школы менеджеров Александр Гамалеев.

Начать с того, что написанный под еврофонды план развития на 2007-2013 годы оказался неактуален в момент кризиса и послекризисный период. В нем обозначены приоритеты с красивыми названиями "Человеческие ресурсы и занятость", "Предпринимательская деятельность и инновации", "Инфраструктура и услуги", но предприниматели могли претендовать лишь на небольшую часть денег - всего 16% или 773 млн. евро.

"Все эти приоритеты сформированы, исходя из интересов Европы. А ее интересует хороший транспорт, хороший аэропорт, приличные офисы в госучреждениях, оснащенные хорошими компьютерами и другой офисной техникой европейского производства. Между тем создаваемая на европейские деньги инфраструктура в Латвии опережает предпринимательскую мысль и потребности страны", - утверждает Гамалеев.

По его мнению, принципиальное отличие потребностей местных и западных предпринимателей и самоуправлений в том, что у европейцев материальная часть уже создана и развивать ее вширь не имеет смысла: Европа все равно неконкурентоспособна по сравнению с Китаем и другими азиатскими странами. Вот еврофонды и заточили так, чтобы вкладывать в людей и "мягкие активности" - разработку планов, стратегий, инновационных продуктов, которые подготавливают прорыв.

"Проблема же наших самоуправлений и предпринимателей в нехватке средств для обновления материальной части и вложений в основные фонды. Им еврофонды не подмога. Опираться на них для осуществления прорыва в экономике отечественный предприниматель не может. На свой Nokia денег у ЕС мы не получим", - подчеркивает Гамалеев, по мнению которого Латвии следовало бы вернуться к той модели распределения европомощи, которая действовала в первые три года членства страны в Евросоюзе (2004-2006), когда значительная доля средств предназначалась для модернизации производства, когда можно было закупать оборудование, ремонтировать производственные помещения или строить новые, полагает эксперт.

Но сегодня перед руководством страны стоит совсем другая задача: как спасти миллиард евро? Настоящие переговоры на тему разверстки европомощи на следующий период планирования (2014-2020 годы) еще не начались. Но уже известно, что вариант, которому отдает предпочтение Еврокомиссия (ЕК), таит в себе угрозу для Латвии (и ряда других малых стран), предусматривая сокращение еврофинансирования с 3,8% от ВВП до 2,5%. Вместе с Литвой, Эстонией и Венгрией Латвия направила в Брюссель петицию протеста, несколько десятков фермеров из трех прибалтийских республик пикетировали недавно Европарламент, президент Латвии Андрис Берзиньш возвысил голос в защиту интересов Латвии на переговорах с президентом Еврокомиссии Жозе Мануэлем Баррозу и другими высокопоставленными еврочиновниками, а министр финансов Андрис Вилкс пообещал поднять шум, чтобы отвоевать благоприятные условия для Латвии (только не надо забастовок, как в Греции, пояснил он смысл отвлекающего маневра).

Несомненно, поток евроденег в Латвию до некоторой степени компенсировал экономике ее потери от финансового кризиса 2009-2010 годов и хоть как-то подогревает народное хозяйство страны в условиях резкого повышения налогов и сокращения деловой активности. Еще на исходе 2010 года премьер-министр Валдис Домбровскис утверждал, что еврофонды - единственное, что может помочь разогреть экономику Латвии. "На 2011 год у нас выделен рекордный объем средств на реализацию евросоюзовских проектов - 1,69 млрд евро. В сущности, сейчас это единственное реальное средство разогрева экономики, имеющееся в нашем распоряжении", - подчеркнул он, выступая на конференции "Продвигаясь к росту экономики: Латвия и Европа". По словам премьера, такое решение было принято осознанно, поскольку в предыдущие годы консолидация бюджета осуществлялась путем сокращения софинансирования выполнения проектов ЕС, из-за чего средства еврофондов не были освоены в достаточном объеме.

Между тем, Латвия более полугода (осенью 2010 - весной 2011 года) не получала платежей из Европейского фонда выравнивания. Еврокомиссию не устроило качество и структура аудита по итогам освоенных Латвией денег ЕС. Затем ситуация выправилась. Латвию неоднократно упоминали в числе стран, успешно осваивающих еврофонды.

А совсем недавно Минфин известил, что за оставшиеся три месяца 2011 года министерства должны освоить 284 млн латов (почти 400 млн евро) в рамках программ софинансирования проектов ЕС. Да и за прошедшие 9 полных месяцев ответственные министерства освоили только 82% от запланированных сумм, не оприходовав около 70 млн латов (100 млн евро). Самое большое отставание от плана допустили при этом Минсообщения, Минэкономики и Министерство образования и науки - ключевые с точки зрения развития народного хозяйства. В качестве причин называются проблемы в сфере закупок - как нарушения, так и необоснованные жалобы, рассмотрение которых тормозит продвижение проектов. Кстати, заложенный в бюджет план освоения европомощи заместитель госсекретаря Минфина по вопросам фондов ЕС Александр Антонов назвал нереалистическими и предостерег от подобных ошибок при составлении бюджета на 2012 год.

Благополучие общей картины - показатель осваиваемости еврофондов - больше всего и заботит "ответственные министерства" и правительство. Намекает на это и Еврокомиссия. Так, замглавы представительства ЕК в Латвии Валдис Загорскис заявил недавно, что сокращение европомощи не только не повредит экономике Латвии, но даже может простимулировать ее рост.

"В Латвии в общественной риторике и управление фондами упор делается на общую цифру, то есть, сколько потратили, но не делается упор на качество расходов - в какие проекты вложены средства и что это в конце концов дало народному хозяйству. Мы призываем больше смотреть на качество вложений, а не на сумму, которую потратили. (...) Мы не говорим о сокращении, мы говорим о новых принципах распределения фондов. То есть так, чтобы они шли в более концентрированные программы, а во-вторых, чтобы это создавало странам мотивацию для хорошей работы с еврофондами", - сказал Загорскис.

И эксперты и те, кто непосредственно работают с еврофондами (кроме министерских чиновников) считают главной проблемой избранную Латвией процедуру распределения средств. Латвия предпочла пойти по пути централизации процесса освоения евроденег, сконцентрировав денежные потоки в министерствах, вместо того, чтобы передать их регионам. Формально для Евросоюза таких регионов Латвии, как Курземе, Земгале, Видземе и Латгале не существует вовсе. В Брюсселе могут только догадываться, как разнится у них экономическая ситуация, как отстают эти территории в развитии от столицы и ее окрестностей. С точки зрения статистики ЕС, Латвия представляет собой один регион. В Евросоюзе всего лишь пять таких стран: Мальта, Кипр и три балтийские сестры - Латвия, Литва и Эстония. Даже Словения, страна сравнимая с Латвией по населению (около 2 миллионов человек) и в 3 раза меньшая по территории, делится на пять регионов.

"Это старая дискуссия. Изначально было два варианта, что считать регионом в Латвии в контексте еврофондов. Остановились на том, что в контексте фондов Латвия - один регион, и координировать процесс распределения денег будет одно учреждение - Минфин. Нет смысла создавать пять учреждений, по одному на регион, каждый со своей бюрократией. К тому же на стадии подготовки национального рамочного плана по освоению еврофондов привлекаются и региональные агентства", - пояснил позицию "централистов" возглавлявший с 2007 по 2008 год Секретариат по делам освоения фондов ЕС при Минфине Нормунд Брокс.

До конца 1990-х годов предполагалось, что еврофонды будут осваиваться в Латвии, как и везде в Европе, на региональном уровне. Были созданы так называемые регионы планирования, через которые ЕС финансировал пилотные проекты с тем, чтобы подготовить региональные власти к массированному освоению евроденег. По этой схеме в 2001 году правительство впервые выделило деньги двум регионам - Латгале и Земгале. В 2002 году правительство решило продолжить эту практику, выделив средства уже для четырех регионов планирования. К Латгале и Земгале добавились Видземе и Курземе.

"Однако решение Кабмина оставалось в силе лишь неделю. Сторонники централизации переполошились. Через свои каналы в региональном департаменте Еврокомиссии они устроили письмо с рекомендацией Латвии отказаться от регионального подхода при распределении еврофинансирования. На основании этой "воли" Евросоюза латвийское правительство поручило администрирование еврофондов Минфину", - поведал в свою очередь эксперт Латвийской ассоциации самоуправлений Марис Пукис.

В 2003 году Брюссель издал указ, в соответствии с которым численность населения регионов, претендующих на прямое финансирование ЕС (так называемые регионы 2-го уровня) увеличивается с 25 до 800 тысяч человек. Рига тут же взяла под козырек, объявив, что регионом 2-го уровня является вся Латвия. Тогда как большинство стран Сообщества и не думало выполнять это требование. И ныне более 500 регионов в Европе имеют численность ниже 800 тысяч человек, в том числе и на уровне 25 тысяч жителей.

Но с тех пор европомощь в Латвии распределяется централизованно. Ее администрирует Министерство финансов. Свою долю в распределении и администрировании средств структурных фондов ЕС имеет с десяток министерств. Большинство из них противятся передаче этих функции регионам.

"Верхам выгодно такое положение. В свое время представитель Латвии при Еврокомиссии Андрис Пиебалгс сказал, что если бы мы договорились, что нам нужны регионы, то уладить эту проблему с Европой было бы несложно. Но ТБ/ДННЛ при вхождении в правящую коалицию каждый раз ставит условием отказ от регионализации Латвии. Они боятся потерять Латгалию, боятся, что политическое поражение в Латгалии чревато для них проигрышем на национальных выборах. Не уверены в своих силах и другие большие партии, вот и не занимают четкой позиции", - считает Пукис.

Однако "верхи" предпочитают указывать на иную причину не слишком высокой отдачи от использования еврофондов. Благодаря доступности этих финансов, выросло число расхитителей евроденег, заявил, например, в эфире телеканала LNT директор Латвийского агентства инвестиций и развития (ЛАИР) Андрис Озолс. По его словам, предприниматели в Латвии очень разные, есть и такие, кто делает бизнес на консультациях по оформлению заявок на европейские деньги, учит лавировать, находить лазейки в требованиях к претендентам: "Следует признать, что число таких мошенников увеличилось, а доступность структурных фондов создала мнение, что это гораздо более легкие деньги, чем частные".

"Минфин видит ту же самую тенденцию - не только в предпринимательской активности, но и в другой увеличилось число случаев, когда предоставленные фонды ЕС и средства госбюджета использованы ненадлежащим образом", - вторил Озолсу Антонов.

В октябре 2010 года, к которому относятся обе вышеприведенные цитаты, ЛАИР подал в Резекненский суд иск в отношении компании Meža pasaule ("Мир леса") с требованием вернуть средства Европейского фонда регионального развития (ЕФРР). У небольшой латвгальской лесопилки появился новый ангар, оборудование, и должны были появиться 20 новых рабочих места. Стоимость проекта оценивалась в 49 999 латов (70 тыс евро), из которых 19 999 латов (28 тыс евро) погашал ЕФРР. Однако фирма с перерывами и задержкой зарплаты проработала около года и вскоре после вложения денег ЕС в производство прекратила деятельность. Единственный владелец фирмы Виктор Струпиш скрылся, как полагают, за границу.

Но это единичный случай. Вала исков со стороны госучреждений не наблюдается. Гораздо чаще слышатся упреки в адрес самого Озолиньша и Антонова, а точнее в адрес представляемых ими госучреждений по поводу необъективности конкурсов, "странности" критериев оценки проектов, а также в требовании "откатов" нужным людям со стороны "победителей". Впрочем, о судебных разбирательствах такого рода тоже ничего не слышно.

Эстония

Своеобразным эпиграфом к данной теме можно считать письмо Европейской Комиссии, присланное на имя министра финансов Эстонии, члена правящей Реформистской партии Юргена Лиги вечером 24 октября. В нем сухо сообщалось, что ЕК приостанавливает выплату Эстонии всех дотаций и денег из фондов Европейского Союза сроком на два месяца ( что с учетом традиционных декабрьских рождественских каникул означает - до начала 2012 года). За это время Эстонии предлагается провести аудит всех потраченных средств ЕС и выяснить, насколько эффективно и целенаправленно тратила она эти деньги. И хотя в информации не уточнялось, два месяца - это крайний срок или лишь начальный, большинство жителей страны тысячи озер и островов восприняли эту новость, как тревожный звоночек, который может перерасти в печальный колокольный звон по таким привычным евродотациям. Минфин поспешил успокоить, заявив, что пока суть да дело, до возвращения денег Брюсселя все уже одобренные проекты софинансирования с ЕС будут оплачиваться из средств госбюджета, взятых из других статей расхода. Кроме того, сотрудники министерства постараются как можно быстрее ответить на все интересующие столицу ЕС вопросы. В двухмесячный период, оставшийся до конца нынешнего года, ЕК не перечислит Эстонии как минимум 70 млн евро. Сумма эта немаленькая, и можно только подивиться отчаянной бесшабашности финансовых работников государства.

Однако в парламентской специальной комиссии по контролю за исполнением бюджета признали, что не удивлены реакцией ЕК на "эстонскую самодеятельность", так как буквально за пару дней до письма перед парламентом выступал Госконтролер Эстонии Михкель Овийр, который указал на проблемы с использованием евродотаций. Мол, чиновники рассматривают деньги из еврофондов чуть ли не как "карманные расходы", перебрасывая их из одной статьи расходов в другие, если возникает нужда, и не придерживаясь обязательной привязки к проектам. Кроме того, действуя по принципу "хватай сегодня, а то завтра уже не будет", соискатели евроденег не рассматривают дальнейшую судьбу таких проектов: "евроденьги вкладываются в бетон", но кто, а главное - за чей счет будет затем осуществлять обслуживание этого бетона, когда закончатся евроденьги? Евроденьги расходуются, в первую очередь, на обновление инфраструктуры (примерно 75 % всех средств) и на проведение бесчисленных, часто формальных инфокампаний и недельных обучающих курсов, а не в развитие экономики или промышленности, отметил госконтролер. В парламентской спецкомиссии предложили свою версию появления грозного письма: Еврокомиссии известно про нарушения что-то такое, что власти Эстонии пока скрывают от эстонского народа.

Впрочем, не исключена еще одна причина: ЕК таким образом демонстрирует свое недовольство тем, что в последнее время Эстония вместе с сестричками Латвией и Литвой развернула в Европарламенте настоящую травлю проекта будущего бюджета ЕС на 2014-2020 годы, требуя в разы увеличить дотации прибалтийским фермерам и "прекратить дотационное неравенство" между старыми и новыми членами ЕС. Три прибалтийских государства уже выразили официальный протест против планов Еврокомиссии включить в бюджет 2014-2020 годов единую для всех стран-членов ЕС величину процента выделяемых средств - 2,5 %. По мнению Эстонии, это несправедливо, так как уровень стран различен и Эстонии еще нужно ой как много помощи и поддержки, чтобы вырасти до уровня, скажем, Голландии. Подобное хамство новичка наверняка было воспринято в Брюсселе с возмущением, что и вылилось в это своеобразное предупреждение. Мол, успокойтесь со своей активностью, тогда срок в два месяца станет окончательным.

Как бы то ни было, но письмо Брюсселя лучше всяких слов демонстрирует всеобщее понимание того, какой весомой и значимой для Эстонии является финансовая европомощь и каким мощным подспорьем в жизни независимого государства она является.

Постараемся эту зависимость выразить в цифрах. В статье доходов бюджета 2011 года средства из европейских фондов составляют 17 %. В проекте бюджета 2012 года величина примерно такая же - почти 17 %. То есть получается, что каждое шестое евро государственных денег поступает прямиком из брюссельской кассы. На первый взгляд, сумма небольшая, но стоит отметить, что именно благодаря этой "еврохаляве" Эстония пока - в самый тяжелый период финансового кризиса - справляется без прямых кредитных замствований, как это уже вынуждены сделать многие страны ЕС. Суммы поступают, в основном, из трех фондов ЕС: фонда регионального развития (примерно 65 % всех денег), социального фонда, европейского гарантийного фонда развития сельского хозяйства и фонда поддержки рыболовства. Есть еще пара совсем маленьких фондов, но это уже сущие "копейки". С момента вступления страны в ЕС в 2004 году и вплоть до 2006 года ЕС выделил Эстонии 800 млн евро, а в период с 2007 по 2013 год - уже 3,4 млрд евро. Пока планируется период с 2014 по 2020 годы получить из Брюсселя 3,3 млрд евро, но тут есть свои тонкости: денег вроде столько же, но они будут, в основном, потрачены на крупные региональные проекты, например, Rail Baticа, то есть брюссельского пирога всем, как раньше, уже не достанется.

Деньги эти, что хочется особо отметить, даются на безвозмездной основе и без процентов, то есть по сути даром - доля софинансирования со стороны Эстонии составляет в различных проектах от 25 до 50 %. Ну, какой рачительный хозяин откажется от такого счастья?! Не случайно, Эстония наряду с Латвией и Литвой являются самими активными пользователями евродотаций. Пока многие государства-новые члены ЕС, например, Болгария и Румыния, только-только разбираются с возможностями "подоить" еврофонды и раз за разом просят продлить сроки предоставления заявок, Эстония уже к осени 2009 года использовала полагающиеся ей евродотации на 98,8 %! По итогам исследования за 2010 год известно, что в Эстонии в среднем на одного жителя приходится почти 660 евро евродотаций,в то время как в странах Центральной и Восточной Европы в среднем - по 360 евро. Для справки: в целом с 2007 по 2013 год новым странам ЕС выделено на так называемую экономическую и социальную интеграцию 208,2 миллиарда евро.

Откуда у эстонцев такое мастерство по выбиванию евроденег? Вы, наверное, удивитесь, но из "страшного коммунистического прошлого"! Эстонская партийная и хозяйственная элита одной из первых среди нацреспублик СССР освоила маршрут в сторону "столицы нашей Родины Москвы", покоряя сердца советских министерских секретарш не то шоколадкой "Калев", не то ликером "Старый Таллин", не то таким симпатичным "баааааалтийским акцентом". Эстонская ССР была от начала и до конца своей полувековой истории дотационной республикой, проще говоря, жила на средства всесоюзного бюджета, но жила, надо признать, заметно лучше главного бюджетного наполнителя - России.

Благодаря успешной лоббистской работе в Москве Эстонии удалось выбить себе экслюзивные права оставлять основную часть валютной выручки в республике, льготно и массово обеспечиваться товарами народного потребления, в том числе, импортными, по московским нормативам, первой переходить на хозрасчетные формы деятельности, развивать частное кооперативное движение задолго до того, как это разрешили в остальном СССР, смотреть финское телевидение. Но главное - безмерно выбивать всесоюзные деньги на себя. Без этих денег Таллин не был бы модернизирован к Олимпийской регате-1980 и не стал ныне привычным для всех нас городом, а Старый Таллин не был бы реставрирован так, как этого не делалось за последние 400-500 лет. Без всесоюзного бюджета в Эстонии никогда бы не появился крупнейший в СССР на середину 80-х годов экспортный Новоталлинский порт (специализация - нефтетранзит, минеральные удобрения, уголь). Забавно, но последний счет на выделение валюты был подписан министерством финансов СССР в декабре 1991 года... на строительство Национальной библиотеки в Таллине! СССР уже по сути не было, Эстония уже три месяца как объявила себя независимой, но лоббисты работали до последнего боя кремлевских курантов в коридорах московской власти. И, что характерно, не отказывались от подобного финансирования вопреки распространенному среди эстонцев в начале 90-х годов мнению "Русские съели всю нашу колбасу"... Видимо, из того "страшного оккупационного" времени и идет умение эстонской элиты распоряжаться чужими деньгами, как своими.

Характерно, что как только в период второй независимости открылись возможности "просить", эстонские чиновники первыми среди своих собратьев из государств- новых членов ЕС бросились на курсы иностранных языков и курсы по умению составлять проектные заявки на евродотации. Бум платных частных курсов по "проектному обучению" обрушился на Эстонию в середине 2000-х годов и, похоже, до сих пор продолжает поддерживаться через различные НКО и просто АО. А если ты работник "третьего сектора", частный предприниматель или чиновник среднего звена - тебе практически нечего делать без этих знаний!

О том, что означают евродотации для современной Эстонии, лучше всех сказал нынешний министр экономики и коммуникаций, член союза правых партий "Отечество - Рес публика" Юхан Партс: "Без евроденег дороги в Эстонии были бы похожи на дороги в Псковской области России". Ему невольно вторит Департамент шоссейных дорог: если в 2001 году общая протяженность дорог с разрешенной максимально допустимой скоростью составляла едва 500 км, то в 2011 году их протяженность составила до 900 км. Почти в два раза увеличилось количество современных, отвечающих евростандартам автошоссе - и каждый километр основных трасс маршрута Таллин - Нарва, Таллин - Пярну, Таллин - Тарту уложен и неоднократно переложен при помощи евроденег. А деньги не малые - так, в 2012 году планируется потратить из фондов ЕС ни много ни мало более 250 млн евро! Еще одно образное высказывание о роли евродотаций принадлежит депутату парламента, в прошлом - председателю Нарвского городского собрания Михаилу Стальнухину, который признал, что без поддержки ЕС приграничный город и его инфраструктура так и остались бы в девяностых годах. О том, что в Эстонии построено на деньги Евросоюза повсюду напоминают синие информационные таблички с золотыми звездами - табличек так много, что кажется, что их развешивают некие маньяки-извращенцы.

Перечислять то, что построено на евроденьги в Эстонии за последние 10 лет, бессмысленно - построено все! Можно назвать самую современную в Прибалтике тюрьму под Тарту, крупнейший в регионе завод по переработке отходов под Таллином, законсервированное и превращенное в природный парк хранилище радиационных отходов под Силламяэ, Дворец оперы и балета в Йыхви, водные очистные сооружения в Таллине, Пярну, Нарве, Тарту, новые велодорожки и прогулочные трассы для любителей "скандинавской ходьбы" в окрестностях чуть ли не всех более-менее крупных населенных пунктов страны... Сотни новых зданий и километров автодорог, коммуникации и технологии, проведение бесчисленных информационно-рекламных кампаний типа "Мой руки перед едой" или "Не бей ребенка" и различных курсов по переквалификации и обучению - от безработных до социальных работников. Даже мероприятия по внедрению государственного эстонского языка в русскоязычную среду. Список бесконечный - иной раз просто изумительно, под какое обоснование получены евродотации.

Сейчас государственный кредитный фонд Эстонии KredEx вовсю рекламирует кампанию по реновации жилых многоквартирных домов в целях энергосбережения. Уже 203 квартирных товарищества воспользовались этим кредитом, предоставляемым фондом регионального развития ЕС на условиях софинансирования в 35 %. Еще один хитрый проект по выкачиванию денег ЕС - Europe Aid ("поддержка глобального образования"): общая сумма программы - 9 млн евро, каждый проект, под который выделят деньги, "весит" по 100 тысяч евро. Имеет смысл побороться за эти деньги, верно?

Не получить евродотации - смерти подобно: в Раквере при помощи Брюсселя рассчитывали построить современный музыкальный центр имени композитора Арво Пярта. Денег не получили - пришлось проект "переформатировать" под молодежный развлекательный центр и вновь подавать в ЕС на софинансирование. Авось, этот вариант прокатит... Общереспубликанский фонд борьбы с ВИЧ-инфекцией "Анти-СПИД" и вовсе пропал с его бесплатной раздачей больным и наркоманам шприцов и презервативов, сотрудники фонда пишут и пишут новые проектные представления - вдруг получится? При этом эпидемия СПИД в Эстонии никуда не делась, а борьба с ним вписана в новый коалиционный договор правительства... Что уж говорить, если даже министерство культуры Эстонии намерено здорово нагреться на евроденьгах в чувствительном вопросе национальной гордости: на строительство Музея эстонского народа запланированы были первоначально 50 млн евро (80 % оплачивал бы ЕС), Евросоюз посчитал проектную стоимость явно завышенной. Сейчас те же лица надеются получить из еврофондов на ту же цель 32 млн евро из "новопроектных" 35 млн евро.

Говоря об очевидных выгодах Эстонии, стоит признать, что данная форма помощи выгодна и... самому Евросоюзу. Точнее, его странам - старым членам с их довольно мощным лобби финансово-промышленных групп как на уровне Еврокомиссии, так и Европарламента. В качестве примера возьмем крупный региональный транспортный проект Rail Balticа - прокладка новых ж/д путей через Литву, Латвию и Эстонию по так называемой "европейской колее". Его общая протяженность планируется длиной 728 км, а со всеми подъездными и запасными путями - и вовсе 815 км. "С нуля" будет закуплен не только весь подвижной состав (поезда, вагоны, сцепки, платформы), но и построены новые транспортные развязки, реновированы ж/д станции, подъездные пути и переезды. Вся эта многокилометровая трасса будет обустроена современными средствами коммуникации, связи и безопасности, тысячами светофоров, десятками электроподстанций, сотнями депо и технических служб поддержки и контроля, не говоря уже об унитазах и рукомойниках с салфетками в пластиковых коробах. И все это - оборудование, техника, аппаратура и технологии западных концернов, фирм Франции и Германии. Согласитесь: что может быть лучше для западного производителя, чем гарантированный многолетний и хорошо оплаченный госзаказ? И пускай бывший министр транспорта Латвии Ульдис Аугулис признается эстонским СМИ, что данный проект не просчитан и явно убыточен, а латышским транспортникам куда выгоднее сотрудничество с российской железной дорогой. Кто его слушает? Только на инфраструктурные транспортные проекты Еврокомиссия в период 2014-2020 года намерена потратить почти 32 млрд евро, и понятно, что это сумасшедшие деньги, за которые в коридорах брюссельской власти имеет смысл бороться так же изворотливо и беспринципно, как когда-то в Москве.

Также нельзя не отметить, что в последние пару лет к привычной схеме "распила" евроденег "Евросоюз - Эстония" активно присосались представители "третьей стороны". Это настолько уникальный механизм, что его стоит рассмотреть на реальной истории. Некий предприимчивый бизнесмен из России организовал АО в Эстонии, которое подало заявку в Эстонский фонд поддержки предпринимательства на предмет получения евродотаций. Цель - организация в Эстонии экспортно ориентированного производства. Через три месяца "добро" было получено, ЕС выделил 100 тысяч евро, на которые все тот же бизнесмен купил в Германии и Финляндии станки и оборудование, переоборудовал небольшой цех в складских помещениях в Нарве и начал при помощи 10 "дешевых" работников под контролем одного инженера и неусыпным оком Skype-видеокамеры клепать простенькие конструкции из российского металла для дворовых детских спортивных и мусороконтейнерных комплексов (привет, федеральная программа России "Приведем дворы в порядок!"). В Эстонии данную продукцию у него не берут - местные фирмы и так все поделили давно, зато он гарантированно продает в Санкт-Петербурге, Самаре и Нижнем Новгороде эти конструкции втридорога, не давая ни единого шанса российским предпринимателям и мастерам при помощи знакомого таможенника на границе и "своих" муниципальных чиновников на местах. Реальная история, примечательно в которой даже то, что данный предприниматель на всех встречах с эстонцами громогласно критикует свою страну за "жуткую коррупцию" и "никуда негодных работников".

Итак, классическая схема "ты - мне, я - тебе". Евросоюз получает "галочку" в графе "помощь слаборазвитым партнерам" и стабильные заказы для ведущих западных концернов на долгие годы. Эстония - по сути халявные средства на усовершенствование своей инфраструктуры и создание единомоментных рабочих мест. Россиянин - дополнительный приработок за рубежом и право на получение многолетнего "шенгена". В общем, все как в телекартинке Animal Planet: сначала тушу антилопы рвут на куски лев и львицы, затем, осмелев, шакалы и орлы-стервятники... Каждый в этой пищевой цепочке доволен. Кроме антилопы, естественно. Известная пословица гласит "Умный теляти двух маток сосет". В отношении Эстонии можно сказать, что таких "дойных коров" у Эстонии - не одна и даже не две. Потому что, сказав о евродотациях, мы должны упоминуть и других "доноров" Эстонии. Бюджет 2012 года увеличен в статье доходов на 650 млн евро - о чем громко и гордо сообщает правительство. Чего не любит уточнять правительство, так того, что практически все эти деньги получены за счет продажи Японии эстонских квот на выбросы углекислого газа! Причем, опять - спасибо покойной Эстонской ССР: Эстония по сути эксплуатирует повышенные цифры своего промразвития двадцатилетней давности, когда промышленность республики работала на весь СССР, а потом за считанные годы независимости вся эта крупная индустрия с сотнями тысяч рабочих попросту сгорела в топке реформ.

Еще один крупный спонсор Эстонии - НАТО, на эти инвестиции идет перевооружение армии и обновление ее инфраструктуры - от военного аэродрома в Эмари до радарной установки ПВО на Муху. Помогают Эстонии финансово такие крупные международные организации, как ООН, ЮНЕСКО, ЮНИСЕФ, ВОЗ, реализуя различные региональные проекты - от конференций до курсов переобучения. Не входящие в ЕС страны также финансируют различные внутриэстонские программы. Например, Норвегия - на 40 млн евро. США - на миллион долларов в год. Так же свою "копеечку" кладут в копилку страны различные фонды вроде Фонда Сороса ("Открытая Эстония"), Фонда Фридриха Эберта ("Общество НАТО" в Эстонии), Британского Совета, Института Гете, Comenius Regio, Urb Energy... Плюс небольшие, но не лишние дотации и донорство эстонской науке, вузам и последним из оставшихся в живых НИИ, а также проектам start up поступают со стороны западных концернов и фирм (Асоциация фирм Кремниевой долины в США тратит на подобные цели в Прибалтике до 10 млн долларов в год).

Забавно признавать, но даже Россия финансово помогает Эстонии не разориться в сложные годы экономического кризиса. Так, посольство в Таллине берет на себя полностью расходы либо софинансирует обучение и переквалификацию учителей и преподавателей русского языка для эстонских школ, гимназий и вузов, техническое перевооружение воскресных школ, а также уход за военными кладбищами. Недавно Россия оплатила издание в Эстонии сразу нескольких академических книг на тему 300-летия вхождения Эстонии в Россию.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
25.05.17
Радио REGNUM: первый выпуск за 25 мая
NB!
25.05.17
Детский омбудсмен Кузнецова больше вопросов не вызывает
NB!
25.05.17
«Запад стремится сохранить уровень потребления, в том числе за счет России»
NB!
25.05.17
Пушков: Единство с Брюсселем по вопросу о Крыме заведет США в тупик
NB!
25.05.17
«Шелковый путь» или «бикфордов шнур»?
NB!
25.05.17
Минздрав РФ, люди требуют помощи!
NB!
25.05.17
Кризис ушел, иностранный инвестор пришел. Вести из Казахстана
NB!
25.05.17
«Испанские танки впервые после Второй мировой вплотную подойдут к России»
NB!
25.05.17
«Испания считает, что русских можно напугать численностью войск»
NB!
25.05.17
Приднестровье: Додон — враг
NB!
25.05.17
Венесуэльское противостояние: каждый занят своим делом
NB!
25.05.17
Знали ли японцы о планах Германии напасть на СССР?
NB!
24.05.17
«Манчестер Юнайтед» — победитель ЛЕ 2016/17
NB!
24.05.17
Военный Донбасс: ЛНР проводит учения для детей, ВСУ подтягивают наемников
NB!
24.05.17
Керри порекомендовал американцам учить русский язык
NB!
24.05.17
Ответ на победу Рухани: США, Саудовская Аравия и Израиль против Ирана
NB!
24.05.17
Режим ЧС введён на Ставрополье: вода наступает на новые города
NB!
24.05.17
Широко шагает Азербайджан (Л. И. Брежнев)
NB!
24.05.17
МИД РФ о Молдавии и ПМР: Нам не привыкать слышать обвинения в «оккупации»
NB!
24.05.17
«Бизнес без инфаркта»? Предприниматели Кургана ждут помощи Путина
NB!
24.05.17
Путин: Надо повысить зарплаты бюджетникам, не попавшим в «майские указы»
NB!
24.05.17
Госдума призвала ПА ОБСЕ осудить запрет интернет-ресурсов РФ на Украине