Гущин: "Центр согласия" сносит к праворадикальной идеологии (Латвия)

Рига, 12 сентября 2011, 17:07 — REGNUM  Объединение "Центр согласия" идет на поводу у латышской политической элиты, под влиянием праворадикальной идеологии оно отказывается от борьбы за интересы национальных меньшинств, проводником которых себя провозглашает, считает координатор Совета общественных организаций Латвии, историк Виктор Гущин. Остутствие всеобщего избирательного права в Латвии привело к деформации политической системы, а возможность покинуть Латвию тормозит ликвидацию антидемократического режима в стране, заявил он сегодня, 12 сентября, корреспонденту ИА REGNUM.

ИА REGNUM попросил Гущина прокомментировать инициативу "Центра согласия" ввести 3-летний мораторий на обсуждение национальных и исторических вопросов, впрочем не поддержанный политическими партиями мейнстрима. Оговорившись, что это предвыборный вопрос и, что он не хотел бы, давая свою оценку в рамках предвыборной кампании каким-то образом влиять на ее исход, общественный деятель сказал: "Абстрагируясь от предвыборной кампании, следует сказать, что инициатива объединения "Центр согласия" наложить мораторий на обсуждение так называемых русских вопросов оторвана от реальности. Проблематикой неграждан, проблематикой прав национальных меньшинств в странах Прибалтики озабочены не только местные политические элиты, но в первую очередь Россия, страны Евросоюза, ООН. Если попытаться реализовать этот мораторий, то надо заставить все страны вообще ничего не говорить на эти темы. Иначе получается странная ситуация: Россия будет поднимать эти вопросы, Евросоюз на разных уровнях будет поднимать эти вопросы, Комитет по правам человека ООН будет поднимать эти вопросы, а в Латвии об этом газеты писать не будут? Будут писать и говорить об этом будут".

По словам Гущина, в той аргументации, которой сопровождается выдвижение инициативы моратория, содержится явное противоречие. "Один из руководителей ЦС (председатель объединения, мэр Риги Нил Ушаков - ИА REGNUM) говорит о необходимости привлечения в Латвию мигрантов, поскольку на рынке труда не хватает рабочих рук. Но это национальный вопрос. Это вопрос связан не только с трудоустройством этих мигрантов. Если эти приезжие окажутся из стран Евросоюза, то им придется предоставлять право голоса на местных выборах. И что получается? Мигранты будут голосовать, а неграждане - нет? Или другое заявление [Ушакова] о том, что, став премьер-министром, он все равно будет ходить к памятнику Освободителям Риги 9 мая. Это делает ему честь как человеку и гражданину, но это, извините, исторический вопрос. Хождение к памятнику Освободителям вне контекста исторической интерпретации того, что произошло в 1945 году невозможно. Здесь мы видим явное противоречие с инициативой моратория", - пояснил Гущин.

На вопрос ИА REGNUM, не свидетельствует ли подобная инициатива ЦС о слабости русского спектра гражданского общества в Латвии, позицию которого, четко выраженную на недавней региональной конференции российских соотечественников в Риге, крупнейшая "русская" партия позволяет себе игнорировать, Гущин ответил: "Думаю, дело в другом. Отсутствие всеобщего избирательного права деформировало развитие политического режима и политической системы Латвийской Республики: политические партии считают для себя возможным не учитывать интересы народа, который они якобы представляют. В Латвии в условиях доминирования и все большего усиления влияния праворадикальной идеологии, формируется ситуация, когда даже те партии, что относят себя к числу партий, выражающих интересы национальных меньшинств, даже эти партии, дабы удержаться у власти или ради того, чтобы попасть во власть, оказываются во все большей зависимости от праворадикальной идеологии. Латвия дрейфует в праворадикальном направлении".

По мнению Гущина, вся риторика относительно "советской оккупации" Латвии, относительно преемственности в развитии государства, завязана на вопрос: кому принадлежит государство, кому принадлежит политическая власть в стране? "По Конституции, государство создал народ и, следовательно, власть в государстве принадлежит народу. Представители политических партий трактуют это положение иначе: они исходят из того, что политическая власть и страна в целом принадлежит политической элите. Это полный абсурд. Если в 1940 году народ сказал "нет" тогдашней политической элите, то эта политическая элита не имеет больше права на то, чтобы вернуться к управлению государством. К примеру, Великая Французская революция, ликвидировав монархию, привела на какое-то время к реставрации, но в целом, с течением времени, во Франции утвердилась республиканская форма правления. Вот и в Латвии мы переживаем процесс реставрации, но я очень надеюсь на то, что он не будет длительным и, рано или поздно, завершится формированием подлинно демократического государства. Власть в стране должна принадлежать народу, а не политической элите, и народ имеет полное право сказать этой политической элите: "Пошла вон!". Если этого не происходит, то потому, что в условиях отсутствия всеобщего избирательного права, в условиях доминирования праворадикальной идеологии, в условиях закрытости латышских СМИ и латышского общества в целом ситуацию изменить очень сложно. Требуются радикальные перемены, а в отличие от конца 1930-х годов у нас есть возможность выпустить пар - уехать за границу, что и продлевает жизнь этому абсолютно недемократическому политическому режиму", - сказал общественник.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.