Культ самообучения в Эстонии, язык как камень преткновения в Латвии и "утечка мозгов" из Литвы: вузы Прибалтики

Рига, 9 сентября 2011, 15:29 — REGNUM  С началом нового учебного года во всех трех странах Прибалтики с новой силой стал обсуждаться уже традиционный для этого времени года вопрос: насколько эффективна в Эстонии, Латвии и Литве система высшего образования. Этот вопрос уже давно не является предметом споров в чисто академических кругах, поскольку даже политическая элита стран постоянно говорит о будущей конкурентоспособности своих государств в общем котле Евросоюза. Мнения, как это часто бывает и как, наверное, и должно быть - разделились. Одни сетуют, что с приходом капитализма переходного периода, который в народе называют попросту "диким", Прибалтика, как и остальные страны бСССР, неизбежно столкнулась с бумом на профессии, на которых экономика не может строиться и которые, по своей сути, являются обслуживающими. Другие, наоборот, радуются помощи Евросоюза, без которой множество вузов в Прибалтике сегодня просто не могли бы существовать. Корреспонденты ИА REGNUM в Эстонии, Латвии и Литве продолжают сравнивать страны Прибалтики по различным категориям. На этот раз решено было рассмотреть ситуацию в системе высшего образования трех "балтийских тигров".

Эстония

Высшее образование - один из краеугольных камней эстонской национальной мифологии: большинство представителей титульной нации уверено, что с момента восстановления независимости Эстонии в 1991 году намеренный и демонстративный отказ от всего, что связывало с СССР, принес первые наглядные плоды успеха именно в сфере высшего образования. Так, появилось великое множество частных вузов с новыми "западными" специальностями, появилась возможность массового обучения студентов в зарубежных высших учебных заведениях и руководства кафедрами и даже факультетами в лице нового поколения незашоренных и политически неангажированных преподавателей и специалистов, включая зарубежных. С другой стороны, стоит признать, что многие национальноориентированные эстонские профессора и преподаватели вузов страны исторически обладают своеобразным "общественным иммунитетом" - многое им дозволяется и к мнению их прислушиваются, ведь культ знания и "экспертности" в Эстонии едва ли не самый высокий среди бывших республик СССР. Не случайно, в конце 90-х годов по числу частных вузов на душу населения Эстония уверенно шла впереди планеты всей - по одному вузу на 15 000 населения. Множество из них работало без утвержденных программ и даже лицензий, а получаемые такими "вузами в подворотне" документы о высшем образовании заметно уронили доверие к системе частных вузов. Истории о "неучах", купивших дипломы, стали неотъемлемой частью фона вокруг таких заведений. Было понятно, что долго так продолжаться не может.

Грянувшие на пороге двух десятилетий экономические кризисы плюс обязанности, наложенные официальным Брюсселем на эстонские вузы в свете присоединения страны к Евросоюзу (жесткие и детальные проверки на соответствие учебной программы госпрограмме высшего образования, чуть ли не ежегодное лицензирование по содержанию и качеству преподавания, финансовая прозрачность через аудит и публикацию отчетов и тестирование преподавателей) привели в середине 2000-х годов вольный рынок эстонских вузов в некий устойчивый порядок: к настоящему моменту " в строю" остаются не более 30 вузов страны с общим числом студентов порядка 50 тысяч человек. Еще порядка 1 500 эстоноземельцев обучается за рубежом. Из-за обилия частных вузов и широкого распространения платного обучения в госвузах вытекает еще одна любопытная особенность эстонского высшего образования. Эстония - одно из немногих государств Европы, где соотношение "бесплатное - платное высшее образование" решено в пользу платного. Более 60% студентов Эстонии вынуждены оплачивать свое обучение. Естественно, не от хорошей жизни, а в силу того, что на бесплатные (бюджетные) места всегда существует конкурс, и чем престижнее профессия, тем выше конкурс. Плата за обучение разнится как от статуса вуза, так и будущей профессии. Но разброс цен - от 580 до 2800 евро за семестр, т.е. более 1000 или 5000 евро в год.

Безусловный лидер и авторитет среди вузов Эстонии - государственный Тартуский университет (ТУ), старейшее высшее учебное заведение Эстонии. Первый научный вуз на территории Эстонии создан по специальному указу русского императора Александра Первого. Впрочем, нынешние "историографы" университета больше предпочитают вести свою родословную от допетровской, существовавшей в Тарту, а затем в Пярну шведской религиозной протестантской Академии, для чего даже установили возле "александровского" главного здания ТУ памятник... шведскому королю. Тартуский (Дерптский) университет считался долгие годы одним из лучших в Российской империи. С момента выхода Эстонии из России в 1920 году статус вуза падал, как и его слава первопроходца в таких областях как естествознания, физика и астрономия, медицина. Но даже и в таком положении он на сегодняшний день - единственный эстонский вуз, попавший в мировой рейтинг лучших вузов "QS World University Rankings" ТОР 500 в разделе естественных наук и медицины на 381-е место. Популярность Тартуского университета как "кузницы эстонской политической и общественной элиты" общеизвестна - в недавнем социологическом опросе его поставили на первое место среди вузов страны 52% опрошенных. В анонсе официального сайта университета указывается, что в Тартуском университете можно выбрать из 70 учебных программ дневного обучения в бакалавриате, 80 учебных программ в магистратуре и 35 учебных программ в докторантуре. Тартуским университетом заключены двусторонние соглашения о сотрудничестве c 53 университетами из 19 стран мира, в том числе с семью российскими университетами. В нынешнем учебном году заявку на обучение в ТУ подали 8 536 абитуриентов, самые популярные - юридический факультет (721 заявка), медицинский факультет (324 заявки) и экономический факультет (320). В университете обучаются порядка 17 000 студентов, в том числе 630 иностранцев. На них приходится 1 700 преподавателей, в том числе 180 профессоров и докторов наук. Университет имеет четыре филиала - колледжа в разных городах Эстонии.

Второй по значимости, узнаваемости и "цитируемости" вуз страны - Таллинский технологический университет (ТТУ) - "вырос" из прежнего советского Таллинского политехнического института, больше известного по аббревиатуре ТПИ. В вузе готовят технических специалистов по многим горячим специальностям - от инженеров до технологов, от компьютерных программистов до специалистов по машиностроению. Из года в год растет число предметов на английском языке - сегодня таких предметов уже 13. Этим летом стены ТТУ покинуло 1 543 выпускника, из которых 839 - со степенью "бакалавра" и 557 "магистра". Это почти на сто выпускников больше, чем в 2010 году. Всего же в ТТУ учится 14 тысяч студентов и работает порядка 2 000 преподавателей, включая 268 профессоров и докторов наук.

На поступление в Таллинский (гуманитарный) университет в нынешнем году было подано 11 296 заявок, в том числе и 196 заявок от зарубежных абитуриентов. Из них больше всего - 32 заявки - поступило от финнов, 15 - от россиян и 12 - от латышей. Рост зарубежных абитуриентов - двухкратный. Объясняется он тем, что прагматичные и экономные студенты из разных стран рассчитывают за меньшие деньги, чем на родине либо в Англии или Германии, получить признаваемый международный в том же ЕС диплом. Росту числа иностранных студентов способствует и постепенный отказ университета от преподавания предметов на государственном эстонском языке и внедрение предметов на английском языке, например, таких как Liberal Arts. В 2010/2011 учебном году Таллинский университет закончили 1267 студентов.

Эстония может похвастать перед всем миром и тем, что культ самообучения и бесконечного совершенствования знаний пронизало все эстонское общество снизу до верху: существуют государственные программы для получения высшего образования старшим поколением, переаттестации прежних знаний и просто различные курсы по обучению. Немаловажно и то, что курсы по обучению (koоlitus - это слово без перевода понимают даже далекие от проблематики русскоязычные жители страны) эстонские вузы проводят на деньги Европейского Союза в рамках международных программ, то есть эстонские вузы и частные фирмы блестяще научились зарабатывать через систему грантов на обучении даже тех, кто, по идее, к высшему образованию не имеет никакого отношения: людей за 40 лет. Конечно, злые языки утверждают, что вся эта активность с дополнительным самообразованием будет длиться ровно до тех пор, пока ЕС и госбюджет будут выделять на эти курсы деньги, но пока деньги выделяются, процесс идет. По данным министерства образования, Эстония получила из структурных еврофондов 64,1 млн евро, предусмотренных на развитие учебных заведений и системы образования страны в период 2004-2008, причем использовала выделенные деньги на все сто процентов. К слову, одна из немногих стран ЕС. С 2007 по 2013 годов Эстония намерена получить на те же цели из Европейского регионального фонда (ERF) и Европейского социального фонда (ESF) еще 686 млн евро.

При этом государство - отдадим ему должное - всячески пропагандирует такую форму допобучения, постепенно превращая его в некий модный и неизбежный для каждого "офисного патриота" атрибут общественной жизни. Особенно если ты - чиновник, то такое "самообучение" и бесконечное участие в различных koolitus просто обязательно. То один из министров заявит, что пошел на курсы по политологии, чтобы "быть на уровне в общении с евроколлегами", то президент признается, что занимается французским языком, чтобы опять же "быть в форме". По данным все того же министерства образования и науки через различные курсы повышения квалификации и переобучения, через программу "Доучись до диплома" (для тех, кто когда-то по разным причинам бросил учебу в вузе) прошли порядка 10 тысяч человек старшего поколения, то есть почти каждый 60-й взрослый в стране.

Эстония занимает одно из первых мест в мире по числу людей с высшим образованием на душу населения, однако в последние годы все сильнее звучит дискуссия на тему: а зачем Эстонии так много ненужных дипломированных специалистов. Нагляднее всего эту позицию выразили в Союзе юристов Эстонии, обеспокоенные тем, что если темпы подготовки юристов (более 200 в год выпускают эстонские вузы) не снизятся, то скоро их придется мариновать и солить в банки и ставить на полки. Вместо привычного с начала 90-х годов девиза "Эстонцы - в вузы!" пришел куда более прагматичный: "Давайте посмотрим, а надо ли столько?" Как следствие, министерство образования и науки Эстонии решило "разруливать" ситуацию двумя способами: во-первых, развернута дискуссия в СМИ о том, какое высшее образование нужно стране. Упор высказываний делается на том, что перекос в сторону гуманитарных и общественных предметов в вузах привел к острому дефициту дипломированных инженеров и представителей точных и технических наук. Например, ссылаются на анализ потребностей энергорынка Эстонии, где уже через 10 лет возникнет нехватка в 1000 инженеров-энергетиков и технологов. Во-вторых, из года в год ужесточаются требования и всевозможные проверки частных и малых вузов, чтобы заставить их куда ответственнее относиться к заявленным возможностям обучения. Так, с 2012 года высшие учебные заведения Эстонии смогут проводить обучение только по тем учебным программам, которые получат положительную оценку Эстонского агентства качества высшего образования. Наконец, в-третьих, и, наверное, самое важное - государство намеренно постепенно сокращать бюджетные места в вузах страны. Предлог объективный - "нет денег, кризис, бюджетный дефицит", но понятно, что сделано это и с умыслом. В стране, где юристов, масс-медиа и PR-специалистов готовит больше заведений, чем физиков, математиков и химиков, вряд ли такое положение может сохраняться бесконечно.

Латвия

"Перенасыщение высшим образованием", причем, как правило, в некогда модных профессиях, таких как экономисты, юристы и т.д., почувствовала на себе и Латвия. "Система высшего образования Латвии себя полностью дискредитировала и работает против интересов страны", - считает известный неотразимой резкостью суждений инвестиционный банкир Гирт Рунгайнис. По его мнению, в Латвии слишком много вузов и при этом они не могут обеспечить качественное образование в отраслях, необходимых народному хозяйству, выпуская неконкурентоспособных специалистов. Доступность бюджетных мест не повышает мотивацию студентов учиться лучше, поскольку у них нет стимула предъявлять требования к учебным заведениям. "За госсредства мы обучаем людей, лучшие из которых на финише покидают Латвию и не несут нам пользы", - утверждает Рунгайнис.

В Латвии нет ни одного вуза, который вошел бы в первую европейскую сотню. Отрасль хронически недофинансируется, а выделяемые средства расходуются целесообразно. Латвия тратит на поддержание системы высшего образования около 0,6% от ВВП при среднем показателе в Европе - 1,2%. Всего в Латвии свыше 30 высших учебных заведений, из которых 19 - государственные. Помимо вузов действуют еще 24 колледжа, 17 из которых также государственные. Самыми востребованными высшими школами Латвии из года в год остаются Латвийский университет, Рижский технический университет и Рижский университет им. П.Страдыня (как и многие другие вузы, пытается объять необъятное, но специализируется на подготовке медиков). В этом году повышенным спросом у абитуриентов пользовалась Сельскохозяйственная академия в Елгаве, из региональных - Даугавпилсский университет. Не испытывают недостатка в желающих приобщиться к высокому также Художественная и Музыкальная академии. Среди частных вузов наибольшим спросом пользуются дипломы Рижской высшей школы экономики, а массовостью берет Балтийская Международная академия. При этом фишкой первой из двух является преподавание на английском языке, а преимуществом второй - преподавание на русском. В частных вузах и колледжах 80% студентов получают образование в области социальных наук.

Язык преподавания является камнем преткновения системы высшего образования Латвии. Государственная политика, направленная на вытеснение русского языка из всех сфер жизни, лишает госвузы возможности привлекать русскоязычных студентов и преподавателей из-за рубежа. Запрет на русский язык в госвузах (кроме программ по русской филологии) оформлен законодательно. Неоднократные попытки устранить это препятствие на пути развития высшей школы неизменно терпели поражение. Всего в Латвии обучается около 500 иностранных студентов и еще порядка 400 - по линиям программ обмена студентами.

На получение высшего образования претендуют 9 из 10 выпускников латвийских школ и подавляющее большинство из них выбирает учебу в Латвии. Тем не менее, в силу демографических причин, начиная с 2006 года, число студентов в стране неуклонно снижается. В 2010/2011 учебном году в Латвии было 103 782 студиозуса, из которых на бюджетных местах устроились свыше 30 тысяч человек (24 165 бакалавров, 4 927 магистров и 1049 докторантов).

Наибольшей популярностью пользуются программы по подготовке специалистов в сфере информационных технологий, правоведения и экономики. Конкурс при поступлении на бюджетные места в среднем составляет 4,5 человека на место.

Свыше 70% латвийских студентов учатся за деньги, в том числе и в государственных вузах. Причем в последних образование стоит нередко дороже, чем в частных высших учебных заведениях. Так, например, стоимость обучения на юрфаке Латвийского университета составляет 1350 латов (1887 евро) в год, а та же программа в Бизнес-школе Triba всего 970 латов (1356 евро) в год. Стоимость экономических программ в государственных Банковской школе и Рижском техническом университете 1040 латов (1454 евро) и 950 латов (1328 евро) в год соответственно, а в частной Международной Балтийской академии всего 650 латов (909 евро) в год.

В Латвии возможно получение кредита на обучение, в том числе и под госгарантии В 2010 году таковых было выдано 4547, из которых 77% являлись кредитами на оплату обучения и 23% - студенческими ("на жизнь", до 120 латов или 167 евро в месяц), на общую сумму свыше 14 млн латов (более 19,5 млн евро) со средним сроком возврата - 15 лет. И только 3% кредитобрателей не обслуживают свой долг своевременно.

Литва

Те же болезни, что переживают другие "сестры по Прибалтике", переживают и в Литве. Однако начать "литовскую часть" хочется с истории, поскольку именно эта страница является предметом особой гордости современной Литвы.

Доподлинно известно, что первые литовские студенты появились в 1380 году в Пражском университете. С учреждением в 1579 году Вильнюсского университета, более 300 лет подавляющая часть литовской молодежи обучалась на родине. Когда в середине 19 века университет был закрыт, студенчество в основной массе уехало в Москву, Петербург, Варшаву, Краков, Париж, Вену и Киев. В 1922 году был открыт университет имени Витаутаса Великого в Каунасе, который был в межвоенный период временной столицей Литвы. Например, в 1939 году в этом университете обучалось 3 990 студентов. По данным департамента статистики при правительстве Литвы, в 2010 году на 1 000 жителей приходилось 138,5 студента университета, 52,2 студента, обучающегося в коллегии, и 46,3 студента в профессиональной школе. При этом почти 200 тыс. человек обучались в высших учебных заведениях и еще почти 3 тыс. выпускников различных вузов - в докторантурах.

Любопытно, что в 2004-2005 годах количество студентов достигло абсолютного пика и составило 23,5% от всех жителей. Это оказалось даже выше, чем среднеевропейские показатели. Начиная с 2006 года, количество студентов стало постепенно уменьшаться. Однако причины сокращения были различны. Если во времена экономического расцвета в 2006-2008 годах часть студентов могла позволить себе выехать на учебу в университеты других государств ЕС, то с наступлением экономического кризиса отток молодежи для учебы за границей уменьшился, но вырос поток трудовых эмигрантов, среди которых потенциальные студенты составляли едва ли половину уезжающих навсегда.

В кризис и посткризисный период произошла и девальвация некогда популярных профессий. Молодежь стала предпочитать менеджменту и юриспруденции во всех ее проявлениях фундаментальную экономику, точные и прикладные науки и медицину. То есть, специальности, которые способны прокормить сегодня, профессиям с длинным карьерным плечом.

По данным 2011 года, на первом месте у абитуриентов стояла медицина. Для поступления в Каунасский университет медицинских наук Литвы (бывший КМИ - каунасский медицинский институт) был зарегистрирован 581 поступающий. Однако больше всего первокурсников пришло в Вильнюсский университет.

Интересно, что правительство в 2011 году было готово принять на бюджетные места во всех университетах 9680 человек. Например, на гуманитарные специальности - 1137, а на биомедицину - 497. Еще 9165 бесплатных мест для обучения пришлось на коллегии. Для управленцев и руководителей бизнесом разного уровня предусмотрено 2 355 бесплатных учебных места, а студентам, изучающим искусство - 40 мест, оплачиваемых за счет бюджета. То есть можно сделать вывод, что образование в Литве платное более чем для 60% студентов. Государством же установлены максимальные пределы оплаты образования по специальностям. Например, математикам за образование придется выложить более 5 тыс. евро. Филологам - около 6 тыс., медикам - еще больше.

Наверное, нет нужды говорить, что для очень большой части молодежи это неподъемные суммы, а система кредитования образования на деле выглядит запутанной и непривлекательной. Однако студенты вынуждены обращаться в банки за кредитами, поскольку очевидно, что без образования устроиться на современную работу не возможно.

Если же говорить о тех, кто завершил учебу в вузах Литвы, то значительная часть выпускников (нет даже приблизительных данных, однако, не менее половины), не связывают будущую карьеру с Литвой и стремятся уехать в более благоприятные страны. Это побудило группу депутатов Сейма нынешней весной даже предложить принять закон, согласно которому уезжающий обязан рассчитаться с государством за обучение. Прозвучало и более радикальное предложение - обязать выпускников вузов до пяти лет отработать в Литве.

Оба предложения вызвали настоящий бунт среди студенчества, заявившего, что оно "не намерено жить и работать за колючей проволокой". Стоит отметить, что реформа высшего образования в Литве по-прежнему проводится. Несмотря на то, что столь радикальные предложения для сохранения интеллектуальной силы хоть и не были приняты, главный вопрос на повестке дня остается прежний - как остановить "утечку мозгов" из страны. Впрочем, это уже другая история, про эмиграцию, о которой мы также обязательно поговорим.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.