Дело ФАС о ценовом сговоре отечественных производителей хлора и "Башкирская химия": обзор

Москва, 13 апреля 2011, 18:43 — REGNUM  В начале недели ФАС России обвинила отечественных производителей хлора в ценовом сговоре. Аналитики сразу заговорили о давлении со стороны ФАС на активы миллиардера Виктора Вексельберга, но обвинения выдвинуты были всем производителям хлора на территории страны, за исключением стерлитамакского "Каустика". Это особое отношение к стерлитамакскому "Каустику" напоминает ситуацию, возникшую летом прошлого года вокруг продажи Березниковского содового завода (БСЗ), одного из крупнейших российских производителей кальцинированной соды.

Тогда на покупку БСЗ претендовала известная бельгийская компания Solvay (еще до революции именно Solvay и построила Березниковский завод). Договоренность о продаже БСЗ с его владельцем Валерием Закоптеловым была достигнута бельгийцами еще в конце 2009 года, однако на протяжении полугода вопрос о возможности приобретения Solvay Березниковского завода рассматривалась в ФАС. Владелец БСЗ, как и Solvay, очевидно, не сомневались в положительном решении ведомства, поскольку почти половину совета директоров БСЗ составили представители Solvay, а на территории предприятия открылось торговое представительство бельгийской компании. Однако в марте 2010 года ФАС отказала и Solvay, и еще одному соискателю на право покупки березниковского завода - стерлитамакской "Соде", входящей в состав холдинга "Башкирская химия".

Причина отказа была сформулирована довольно расплывчато, и смысл его сводился к тому, что у ФАС есть подозрения, будто БСЗ принадлежит вовсе не Закоптелову, как следовало из документов, а Михаилу Гуцериеву. Гуцериев действительно был ранее владельцем Березниковского завода, однако в 2007 года Закоптелов, его младший партнер по "Русской содовой компании", в состав которой входил тогда БСЗ, выкупил у него предприятие. Однако, денег не хватило - Закоптелов не смог выплатить Гуцериеву часть средств и вынужден был выставить БСЗ на продажу как раз для того, чтобы рассчитаться с Гуцериевым до указанного им срока - 31 мая 2010 г.

На каком основании ФАС решил, что БСЗ по-прежнему принадлежит в то время опальному Гуцериеву - неясно. Однако сделка не состоялась и могла не состояться и в будущем: ФАС мог вновь затянуть рассмотрение вопроса с Solvay, а сроки окончательного расчета с бывшим владельцем завода тем временем подходили к концу. Закоптелов начал переговоры с другим потенциальным покупателем - "Башкирской химией". Очевидно, выбор в пользу "Башкирской химии" был сделан не случайно: у этой компании не должно было возникнуть проволочек с ФАС. Так одному из владельцев "Каустика", Дмитрию Пяткину, удалось вывести другое свое детище - "Единую торговую компанию" (ЕТК) - в ряды монополистов: ЕТК контролирует более 80% продаж на рынке каустической соды, несмотря на многочисленные жалобы других участников рынка. Кроме того, "Башкирская химия" и так уже держала в руках около 60% производства каустической соды в России (через ОАО "Сода"), а с приобретением БСЗ, доля которого на рынке оценивается примерно в 17%, контроль холдинга над рынком должен был заметно усилиться. ФАС все-таки выдала разрешение на покупку БСЗ - всем трем компаниям, выказавшим желание купить завод, - и Solvay, и "Соде", и "Каустику", который тоже представлял интересы "Башкирской химии". Разрешение было выписано в пятницу, 4 июня, и только представители "Башкирской химии" знали об этом в тот же день: в тот же день была заключена сделка о продаже БСЗ "Каустику". А бельгийская компания, полгода дожидавшаяся покупки, получила информацию о разрешении ФАС только в понедельник, когда ничего уже нельзя было изменить. Интересно, что "Башкирская химия" с приобретением БСЗ получила более 75% российского рынка производства каустической соды, но, как и в случае с ЕТК, ФАС это не насторожило.

Позиция ФАС характеризуется двумя тезисами: во-первых, само по себе доминирование на рынке не опасно и не противозаконно, опасно лишь злоупотребление этим доминирующим положением; во-вторых, "Башкирская химия" сама по себе, а ЕТК сама по себе, и не важно, что у них общие владельцы.

Еще один яркий пример подобных отношений ФАС к конкретным интересам компании - конфликт, разбираемый ныне в арбитражном суде Москвы (следующее заседание назначено на 13 мая) и возникший у "Каустика" с "Газпром Нефтехим Салават" из-за цен на этилен - сырье, приобретаемое "Каустиком" у "дочки" "Газпрома" для производства ПВХ. С конца прошлого года ФАС самостоятельно рассчитала формулу цены на сырье специально для "Каустика", фактически вынудив "Газпром Нефтехим Салават" продавать "Каустику" этилен заметно дешевле, чем другим потребителям. Дочернее предприятие "Газпрома", в свою очередь, не видит причин продавать сырье одной компании дешевле, чем прочим, полагая сложившуюся рыночную цену обоснованной и разумной. И не оно одно: о заключении долгосрочных договоров с "Газпром Нефтехим Салават", заявили крупнейшие предприятия отрасли - "Казаньоргсинтез", "НефтеХимСэвилен", "Завод Синтанолов", тем самым подтвердив согласие с условиями газпромовской "дочки".

Именно эти обстоятельства заставляют критиков ФАС полагать, что заявление ФАС о виновности российских производителей хлора в ценовом сговоре, в котором упомянуты практически все значимые производители, кроме "Каустика", отпускающего свой продукт отнюдь не дешевле прочих, демонстрирует особое отношение ФАС к "Башкирской химии". Критики указывают, что в недавнем интервью глава ФАС Игорь Артемьев заявил, что, согласно проведенному ведомством опросу, порядка 7% предпринимателей давали взятку представителям ФАС либо знали об этом, и что в ФАС существует собственная антикоррупционная программа.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.