Вторая жизнь и сказка для пациентов: интервью главврача Федерального центра травматологии в Чебоксарах

Москва, 17 марта 2011, 16:54 — REGNUM  3 марта 2011 года в Федеральном центре травматологии, ортопедии и эндопротезирования в Чебоксарах была проведена семитысячная операция. И по многим причинам это стало знаковым событием для всей страны. Именно в этот мартовский день два года назад здесь поставили первый протез. Именно после первой высокотехнологичной операции, проведённой в Чувашии, начали стихать критические настроения относительно перспективности масштабного проекта по созданию сети из пяти федеральных центров травматолого-ортопедического профиля. Об основных вехах и о том, чего удалось достичь, а над чем ещё предстоит серьёзно и комплексно поработать, рассказал корреспонденту ИА REGNUM главный врач Федерального центра травматологии, ортопедии и эндопротезирования в Чебоксарах Николай Николаев.

ИА REGNUM. Центр травматологии в Чебоксарах был открыт первым. Участь первопроходца, с одной стороны, - это показатель высокого доверия со стороны федеральной власти и соответствующая оценка эффективности развития местной системы здравоохранения. С другой стороны, она накладывает огромную ответственность, ведь доброе начало, как известно, половина успеха. С чем вы подошли к двухлетию работы центра?

Если говорить кратко, то итоги можно отразить в цифрах - это и нагляднее, и убедительнее. Если в 2009 году за счёт средств федерального бюджета было выделено 1.800 квот на оказание высокотехнологичных операций травматолого-ортопедического и нейрохирургического профилей, то в этом году - уже 3.685, то есть более, чем вдвое. Это достаточно хороший объём, но и он для нас не является предельным: мы способны выполнять до 4,5 тыс. операций в год, к этой цифре мы и будем стремиться в этом году. Кроме того, если в первый год квоты были выделены для жителей 10 регионов, то сегодня их 22. Регионы самостоятельно принимают решение о том, где бы они хотели разместить государственный заказ, и направляют соответствующую заявку в Минздравсоцразвития России. В этом году, помимо субъектов Приволжского федерального округа, к нам едут на операцию жители достаточно отдалённых от Чувашии регионов - например, из Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкессии, Коми, Северной Осетии-Алании. Если в первый год количество иногородних граждан едва достигало 20%, то сегодня - уже 45%. Такой интерес - результат того, что мы выполняем практически весь спектр высокотехнологичных операций, который свойственен на сегодняшний день всей мировой ортопедии: всё, что выполняется не только в ведущих российских клиниках, но и зарубежных. Мы к этому стремились, и я думаю, что на сегодняшний день мы к этому подошли.

ИА REGNUM. В декабре прошлого года Владимир Путин во время своего телевизионного "прямого разговора" признался, что когда принималось решение об открытии таких центров в регионах (всего предусмотрено строительство 14 центров высоких медицинских технологий), столичные специалисты отговаривали это делать, объясняя отсутствием кадров, которые бы смогли там работать. Что вы на это можете сказать по прошествии двух лет?

Уровень хирургов - очень высокий, другого и быть не может, потому что для того, чтобы выполнять столь сложные операции, хирург должен быть очень хорошо подготовленным. Если вы вспомните, прежде, чем открыть наш центр, все хирурги-травматологи, ортопеды проходили специальную подготовку на базе ведущих отечественных институтов, были многочисленные командировки в другие клиники, в том числе зарубежные. И этот процесс обучения продолжается до сих пор. У нас нет, наверное, ни одного дня, чтобы кто-то из наших сотрудников не находился на учёбе за пределами региона. Кроме этого, у нас продолжается и зарубежное сотрудничество: на базе центра постоянно проводятся мастер-классы российских и зарубежных хирургов. К примеру, в апреле приедут двое коллег из Бельгии, с которыми мы планируем начать новые операции, - одномыщелковое протезирование (частичное, не тотальное эндопротезирование коленного сустава, то есть когда поражение коснулось только одного мыщелка. Тем самым продлевается срок службы собственного сустава и, соответственно, пациент может подойти к тотальному эндопротезированию гораздо позже). Сегодня в России подобного рода операции практически не выполняются. Такая технология неплохо зарекомендовала себя в мире, особенно в Европе, и наступило время внедрить их у нас. В июне своим опытом будут делиться трое зарубежных коллег.

Теперь мы не только учимся, но и учим. К примеру, в марте впервые прошли телемедицинские обучающие семинары с Казанским образовательным центром высоких медицинских технологий, где проходит курс по артроскопии для травматологов-ортопедов из разных городов России (городов Красноярск, Самара, Москва, Казань, Набережные Челны). В этом году эти технологии будем передавать и нашим коллегам из муниципальных клиник Чувашии. Уже подписано соглашение с Минздравсоцразвития республики о создании Обучающего центра отработки практических навыков и стажировки врачей травматологов-ортопедов. Мы будем приглашать врачей на курсы и обучать тем технологиям, которые доступны для них и можно реализовать в муниципальных клиниках, то есть это минимальный базовый современный уровень с использованием современных конструкций. В этом году есть хорошая возможность в целом травматологию и ортопедию Чувашской Республики поставить на новый качественный уровень везде, потому что в рамках программы модернизации системы здравоохранения предполагается увеличение финансирования, будут повышены тарифы, и у наших коллег появится возможность работать с качественными расходными материалами.

И такой профессиональный взаимообмен, помимо командировок, постоянный. В медицине нет предела совершенству. Врач всю свою жизнь учится, так как для того, чтобы оставаться мастером в своём деле, нужно уделять очень много внимания специальности - и не только практиковать, но и читать научную литературу, в том числе на иностранных языках.

ИА REGNUM. Нагрузка у хирургов какая?

В целом считается, что хирургу нет смысла заниматься эндопротезированием, если он выполняет менее 100 операций в год. На нашего хирурга в среднем выпадает более 210 операций, то есть это достаточно высокий уровень. А наши ведущие специалисты выполняют по 500-600 операций в год. Всего у нас 76 врачей, их средний возраст - 38 лет. Семеро хирургов приглашены для работы из других регионов.

ИА REGNUM. Вы сами продолжаете хирургическую практику?

Да, делаю по 1-2 операции в день. Я убеждён, что главврач - это не только управленец и хозяйственник, но врач, прежде всего.

ИА REGNUM. В ходе общения хирурги констатировали, что регионы предпочитают в первую очередь направлять в Чебоксары самых сложных, порой запущенных больных, ощутимо растёт число пациентов, которые нуждаются в ревизионной операции. Это результаты врачебных ошибок?

Я бы не стал так говорить. Да, сложных больных в последнее время много. Бывают, когда к нам приезжают с полученными осложнениями вследствие не совсем удачно выполненной операции. И в таком случае приходится делать ревизионное эндопротезирование, двухэтапное - сначала удаляется протез и устанавливается временный, с которым пациент живёт несколько месяцев. Когда уходит инфекция, очищаются ткани и человек готов перенести новую операцию - устанавливается уже постоянный протез. Для ревизионных операций требуется совершенно другой уровень квалификации хирурга, совершенно другой уровень подготовки должен быть и у самого лечебного учреждения. В то время, как техника первичного эндопротезирования уже давно стандартизирована во всем мире, ревизионное эндопротезирование является достаточно непредсказуемой операцией, требующей от хирурга творческого подхода и большого профессионализма. За два года выполнено 116 ревизионных операций, что составляет 2,6% в общей структуре хирургических вмешательств.

Но рост таких больных, на мой взгляд, закономерен, так как в целом эндопротезирование в стране растёт, случаи осложнения и ошибок всегда были и будут, от них никуда не уйти. Кроме того, даже хорошо установленные протезы тоже имеют определённый срок годности, их надо менять. Поэтому таких больных будет всё больше и больше, это неизбежная тенденция. Страшного здесь ничего нет, тем более мы полностью к этому готовы, у нас есть всё необходимое ресурсное обеспечение, но самое главное - мастерство наших хирургов позволяет выполнять даже самые сложные операции.

ИА REGNUM. В вашем центре бывают повторные операции?

Крайне редко. Есть разные причины этих повторных операций. Самая банальная - это не соблюдение режима, когда больной приступает к преждевременным нагрузкам. Иногда это бывает в силу несчастных случаев, травм.

ИА REGNUM. Мы уже затрагивали тему новых операций. Какие виды хирургических вмешательств были освоены более, чем за два года, и какие уникальные виды операций вы можете предложить?

Ещё раз подчеркну, что мы выполняем практически весь спектр высокотехнологичных операций. Это эндопротезирование при патологии суставов, верхних и нижних конечностей, патологии позвоночника. В целом свыше 39% операций - это протезирование тазобедренного сустава, 24% - тотальное протезирование коленного сустава, 10,7% - артроскопические операции на коленном суставе, 7,9% составляют операции на позвоночнике, в том числе 41,1% - нейрохирургические. Самая распространённая причина - свыше 80% - заболевания костно-мышечной системы и соединительной ткани, свыше 11% - это последствия травм. Отмечу, что мы занимаем лидирующее положение по развитию и использованию малоинвазивных технологий (технология, направленная на минимизацию хирургического вмешательства в организм и степени его травмирования - в основном это касается коленного и плечевого суставов). Если посмотреть неформальный отчёт по итогам прошлого года, то мы - в тройке лидеров по объёму таких оперативных вмешательств. Суть таких операций в том, что, не разрезая кожи, вводятся специальные микроинструменты в полость сустава и всё выполняется при помощи специальных инструментов под видеоконтролем. Тотальный разрез сустава с открытым проникновением - это устаревший метод. Соответственно, период реабилитации очень быстрый - иногда достаточно и одного дня.

С прошлого годы мы занимаемся эндопротезированием плечевого сустава. В марте начались первые операции по протезированию локтевого сустава. Есть уникальные операции на позвоночнике при помощи робота. Мы делаем 1-2 таких операций в неделю. В России, помимо нас, такие операции проводят ещё в институте нейрохирургии имени академика Н.Н.Бурденко. Вообще в мире не более 30 клиник, которые делают операции при помощи робота. Смысл технологии в том, что на основе данных, полученных при сканировании на компьютерном томографе, формируется трёхмерная виртуальная модель позвоночника. Хирург сначала моделирует операцию на компьютере. Уже непосредственно на операционном столе робот направляет дрель, руку хирурга таким образом, чтобы не было схода с выбранной траектории и не было никаких ошибок.

В целом на позвоночнике мы также проводим весь спектр оперативных вмешательств. У взрослых обычно это следствие травм, а у детей - очень сложные операции при сколиозе. Когда, например, в подростковом возрасте в силу ряда обстоятельств происходит деформация позвоночного столба, что часто приводит даже к обезображиванию (идиопатический сколиоз). В основном подвержены этому заболеванию девочки-подростки и для них, конечно, это целая трагедия. Конечно, подобная операция - некое такое спасение, когда дети полностью практически приобретают нужную осанку, ось позвоночника исправляется, соответственно, становятся они такими же полноценными детьми, как и их сверстники.

ИА REGNUM. Кстати, в гостевой книге на вашем сайте прочитала свыше десятка страниц отзывов от благодарных пациентов. Ведь они, пожалуй, ценнее любой награды. Люди из разных регионов благодарят за подаренную "ребенку вторую счастливую жизнь", за то, что "дочь, благодаря вам, преодолела ужасный недуг", за то, что "поставили на ноги". Даже посвящают стихи. Есть и отзыв из Берлина, от Антона Волкова, который отмечает, что центр травматологии в Чебоксарах "демонстрирует прекрасный пример позитивных изменений медицинской помощи в России", а кто-то даже восторженно пишет, что "это рай" и "всё, как в сказке". Дважды свой отзыв в гостевой книге оставил олимпийский чемпион, легкоатлет Юрий Борзаковский, который признаётся, что вспоминает врачей центра "при каждой тренировке добрым словом".

Некоторым порой действительно приходится заново учиться ходить, заново жить. Достаточно часто бывают у нас спортсмены, так как спортивные травмы тоже могут быть очень серьёзными.

ИА REGNUM. Если пациент заново начинает свою жизнь, это значит, что нужен большой период реабилитации после операционного вмешательства. Вы этот вопрос тоже уже задавали Владимиру Путину во время прямого эфира. А что сейчас уже делается в этом направлении силами самого центра?

Да, одно дело хорошо прооперировать пациента, другое - очень важна ранняя реабилитация и уход, поэтому большое внимание уделяется сестринским технологиям. Для того, чтобы человек полностью отказался от подручных средств, к примеру, после тотального эндопротезирования сустава, проходит иногда до полугода. Как только мы заработали, сразу поняли, что нам остро необходим квалифицированный сестринский персонал по реабилитации, поэтому создали отдельное специализированное отделение восстановительного лечения. И все пациенты у нас в первые же сутки после операции получают комплекс лечебной физкультуры, механотерапии, физиотерапии, массажа. Помимо этого существуют определённые сестринские технологии ухода за пациентами, профилактики пролежней, обработки помещений и т.д. Кроме того, после пребывания в центре многие пациенты проходят реабилитацию на базе городской клинической больницы №1. Там выделено для этих целей 60 мест, но потребность в этой реабилитационной помощи больше. Поэтому если бы у нас был полноценный корпус на 120 коек, конечно, мы могли бы делать больше операций.

А вообще, конечно, имелась в виду реабилитация в широком виде. По сути, это должен быть отдельный комплексный проект. Нужны крупные реабилитационные центры.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.