Асиф Джавадов: Эдвард Налбандян не знаком с теорией права наций на самоопределение

Ереван, 29 января 2011, 14:23 — REGNUM  Министр иностранных дел Армении Эдвард Налбандян не знает теоретических основ права наций на самоопределение. Прежде чем говорить о чем-то, следовало бы сесть за учебники и хотя бы немного изучить теоретическую составляющую вопроса. Складывается впечатление, что кроме названия "право наций на самоопределение" в МИД Армении по этой теме не знают ничего.

Налбандян считает, что для решения армяно-азербайджанской проблемы может послужить прошедший в Южном Судане референдум. Случай с Южным Суданом не может служить примером для Нагорного Карабаха, и об этом, словно опережая возможные оптимистические заявления армянских официальных кругов, много раз говорилось в СМИ. Во-первых, это внутригосударственный конфликт, в то время как армяно-азербайджанский конфликт - межгосударственный, а во-вторых, в Судане мы имеем дело с согласованным между сторонами самоопределением и признанным со стороны Хартума референдумом, а не односторонним насильственным отделением с помощью внешней агрессии и оккупации территории другого государства. Какой же это прецедент для Нагорного Карабаха?

Восточный Тимор также не может служить прецедентом. Он был признан со стороны ООН, а затем и Индонезией, как несамоуправляющаяся территория, и, следовательно, на него в полной мере распространялись положения Устава ООН о несамоуправляющихся территориях. Налбандяну как главе внешнеполитического ведомства должно быть об этом известно. Большинство государств-членов ООН, на которыe он ссылается, также не могут служить для Нагорного Карабаха примером, так как все они стали независимыми государствами путем реализации права на самоопределение в процессе деколонизации. Случай с армянским нацменьшинством Азербайджана выходит за рамки колониального контекста (и об этом армянам в ходе визита в Ереван напомнил Терри Дэвис, сказавший "есть большая разница между Карабахом и признанием Великобританией потери своих колоний. Карабах - не колония, а часть Азербайджана") и по сути ничем не отличается от прав бывшего азербайджанского нацменьшинства Армении.

Случаи с Косово, Южной Осетией и Абхазией также никак не могут помочь Еревану добиться формализации появления на свет в Карабахе нового "государства". Во всех этих трех случаях мы наблюдаем насильственную сецессию против согласия центрального правительства, а одностороннее признание их рядом государств не означает признание всем международным сообществом факта рождения нового государства. О появлении на свет трех новых государств решили для себя лишь признавшие их государства, но не все международное сообщество и не международное право. Напомним, правительство талибан в свое время также признало "независимую Ичкерию", а Турция - Северный Кипр.

Если Налбандян ищет для Нагорного Карабаха историческое сравнение, то сегодняшний Нагорный Карабах - это не законно самоопределяющийся Кавказский Южный Судан, а оккупированные Арменией Кавказские Судеты. Представьте, что Венгрия оккупировала Воеводину и запросила для жителей этого края внешнего самоопределения, изгнав оттуда все сербское население и, вдобавок, оккупировав еще семь городов. Если Налбандян считает, что это допустимо и соответствует международному праву, то он должен будет выделить часть территории Армении для аналогичного самоопределения "гейча-зангезурского" народа, ничем не отличающегося по своим правам от так называемого "карабахского". А Армения хочет и Карабах себе забрать, и Зангезуром не поделиться. И после этого еще Армения обвиняет Азербайджан в том, что "он хочет все, не отдав ничего".

Налбандян сетует, что Азербайджан якобы принимает один принцип из трех и один элемент из шести. Это вольная трактовка им позиции Азербайджана, граничащая с ложью. Баку принимает все три принципа и не отдает предпочтение ни одному из них. Он готов на мирное урегулирование конфликта (первый принцип), при котором самоопределение (второй принцип) не приведет к нарушению территориальной целостности (третий принцип). Это совмещение трех принципов в одном в полной гармонии с положениями Заключительного Хельсинкского Акта 1975 года. Это Армения на самом деле отдает предпочтение одному принципу - хочет такого самоопределения, которое перечеркивало бы другой принцип. Разновидностей территориальной целостности нет (как нет разновидностей девственности - она либо есть, либо ее нет, и невозможно быть "немножко беременной"), в то время как в международном праве предусмотрены внутренняя и внешняя формы самоопределения.

Из шести элементов Азербайджан также принимает все шесть. Но Армения хочет решить вопрос пакетно, а Азербайджан - поэтапно. Как можно проводить голосование без вывода вооруженных сил Армении с оккупированных территорий и без возвращения жителей Нагорного Карабаха в свои дома? Как можно одновременно проводить голосование по определению окончательного правового статуса Нагорного Карабаха и при этом решать вопрос о временном его статусе? Это же абсурд, не укладывается в голове!

Слова Налбандяна в интервью Russia Today являются обычной демагогией человека, не желающего прогресса в переговорном процессе, да еще и, вдобавок, не знающего или претворяющегося о незнании им теоретических основ права наций на самоопределение. Подобная позиция называется неконструктивной. И не стоит Налбандяну и его заместителям использовать это слово применительно к позиции Азербайджана.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.