Андрей Островский: Судьба белорусской оппозиции после выборов-2010

Минск, 24 декабря 2010, 21:48 — REGNUM  В недавней президентской гонке в Белоруссии участвовали 10 кандидатов. Семь из них так или иначе были связаны с оппозицией, ещё двое - Усс и Терещенко - время от времени вели переговоры с оппозиционными кандидатами, например, о том, выходить или не выходить на площадь вечером 19 декабря. В итоге оппозиционные кандидаты остались не у дел, то есть шансов на победу у них практически не было. Даже если брать довыборные соцопросы независимых агентств, по которым Лукашенко не получал в первом туре большинства, оппозиционные кандидаты и в этом случае были далеко позади действующего белорусского президента. Ну не любят в Белоруссии оппозицию. Что ж тут поделать.

Вечер 19 декабря показал ещё одну пренеприятную для оппозиции сторону белорусской политической реальности, а именно то, во что может перерасти изначально планирующийся мирным митинг. И дело тут не в том, кто же штурмовал Центральную комиссию по выборам: оппозиционные фанатики или провокаторы от власти. Дело в том, что оппозиция оказалась в ненужное время в ненужном месте. И по-другому у неё вряд ли получилось бы.

Давайте подумаем, насколько стандартна режиссура сразу-после-выборных акций протеста, когда существуют только предварительные данные, обычно не очень-то отличающиеся от официальных, но всё-таки не официальные. То, что будет объявлено о победе Лукашенко, никто не сомневался, поэтому оппозиция готовилась именно к акции протеста, но мирной. Во всяком случае, так она сама заявляла. Но заявлять на словах и попытаться сделать то же самое в реальности - разные вещи, особенно в белорусских условиях. Власть уже неоднократно заявляла о том, что экономического кризиса в Белоруссии нет, а потом вдруг та же власть объявила, что белорусская экономика выходит из кризиса. Да и сама оппозиция не раз уверяла всех в массовой любви и поддержке простых граждан (народа, как любят выражаться и власти и оппозиция), но на практике этой поддержки так никогда и не было видно. Вот и в этот раз было заявлено о мирной акции. Можно даже предположить, что инициаторы искренне хотели провести именно мирную акцию. Но ведь в любом движении есть категория абсолютно неуправляемых фанатиков, которые готовы за своё "правое дело" идти на любые конфронтации. Причём такие личности уверены, что остальные своих не бросят, поэтому, если начнётся потасовка с милицией, то в неё постепенно втянутся и мирно митингующие. Лозунг "наших бьют!" ещё никто не отменял.

Существуют ли такие категории оппозиционеров? Существуют, естественно. В белорусской оппозиционной среде эти радикалы могут вызревать в пику абсолютно пассивному поведению лидеров оппозиции. Молодёжь требует активных действий, но, вооружённая только обрывками идей, готова остальное дополнить уличной практикой. Как вы думаете, если инициаторы мирной акции попросили бы не приходить на неё радикалов, те бы послушались? Своей службы безопасности оппозиция не имеет, обыскивать всех пришедших в оппозиционную колонну, естественно, никто не станет. Да и зачем к колонне примыкать, можно прямо на площадь подойти. Современным белорусским властям наличие такой оппозиционной прослойки очень выгодно - не надо голову ломать, как спровоцировать толпу, она сама всё сделает. Поэтому власть может допускать в молодёжной среде самые резкие осуждения себя и не препятствовать им. Зачем, если именно таким образом готовится ударная сила оппозиции, совершенно неорганизованная, совершенно неспособная к логичным действиям, но брызжущая святой местью. ОМОН таких разгонит, ведь у них нет опыта борьбы с ОМОНом, да и теории они не знают, а все СМИ покажут как злобная оппозиция пытается прорвать ряды доблестных милиционеров, но те всё равно справляются.

Теперь допустим, что в колонне оппозиции не было радикалов. Ну, не пришли они эсхатологические речи безынициативных руководителей слушать. Тогда сценарий может развиваться очень интересно. Оппозиция подчёркнуто мирно митингует, её никто не трогает, ведь повода нет. Хотя небольшой повод есть, оппозиция митингует несанкционированно и в запрещённом для митинга месте. Но при современной белорусской политической либерализации и тотальном прогибе перед Западом как-то и не престало милицию на мирно нарушающих закон оппозиционеров бросать. Какой же сценарий будет дальше? Люди видят, что всё спокойно, и к митингу начинают примыкать не только сознательные, но боязливые оппозиционеры, и даже те, кто плевать хотел на оппозицию, но также плевать хотел и на официальную власть, то есть те, кто проголосовал против всех. А таких по всей стране и по Минску набралось бы большое количество. Огромные проценты Лукашенко, по мнению многих наблюдателей, это незаметное для большинства электората переползание голосов против всех в голоса за конкретного кандидата. В общем, получается огромная толпа, недовольная результатами. Эту толпу показывают по телевизору, и все остальные начинают сомневаться в 80 процентах, отданных за действующего президента. Для белоруса ощущение безопасности может быть спусковым механизмом для многих действий, в том числе связанных и с всенародным возмущением. Подумайте, надо такое течение событий "элегантно победившему" кандидату?

Отсюда следующий вывод. Если оппозиционеры не собираются давать повод, нужно дать повод вместо них, то есть теоретически власть могла пойти на провокационные действия для втягивания оппозиционной толпы в штурм здания правительства и прочих подобных акций. Достаточно большое число участников акции протеста утверждают, что двери в Комиссию по выборам начали ломать незнакомые активисты, в мирной акции участия не принимавшие.

В общем, если на сцене висит ружьё, то... А если в Минске после окончания выборов президента на площади собралась толпа недовольных, то... Сценарий ясен. Всем белорусам государственные СМИ подробно рассказывали о механизмах цветных революций, объясняли, почему в Белоруссии такие революции невозможны. Все знают, что обычно революции начинаются с якобы мирного протеста, который перерастает в антиправительственные действия, а дальше - по накатанной.

То есть оппозиционные лидеры оказались в патовой ситуации, хотя, если честно, они из неё и не вылезали. Патовость заключается в том, что какие бы действия не предпринимались митингующими, конец этому один - столкновения с милицией. И если сами оппозиционеры не рекрутируют активистов из своих рядов, за них это сделает другая сторона. У пьесы под названием "Выборы белорусского президента" очень жёсткий сценарий. И пишут этот сценарий власти, а остальным приходится или самоустраняться, или принимать правила игры, зачастую не понимая, что эти правила уже навязаны. Любой площадный протест закончится разгоном. У одной из сторон элементарно сдадут нервы, и она решиться на силовые действия. А если нервы у обеих сторон крепкие, то всё равно проиграет оппозиция. Вспомните оппозиционное сидение на Октябрьской площади Минска после президентских выборов 2006 года. Сидельцы сидели бы и подольше, еду им приносили, тёплые вещи тоже. Но после еды не мешало бы и в уборную сходить. А куда? Вот и бегали болезные к ближайшему "Макдональдсу", а назад уже не возвращались. Милиция подождёт, пока борец с режимом сделает все свои физиологические дела, да на выходе и в воронок. Ну, а если сидельцы найдут способы не бегать, то можно и продукты запретить подносить. В итоге проигрывает тот, кто окружён.

Ну и в качестве общего вывода. Белорусская оппозиция - не та сила, на которую можно делать ставки в борьбе с режимом. В любом противостоянии с ней режим всегда выигрывал. Более того, подавляющая часть граждан Белоруссии к оппозиции относилась негативно. Однако тут есть одно "но". Бывшие граждане Советского Союза очень любят тех, кого обижает кто-то более сильный. Пока оппозиция с пеной у рта критиковала президента, людям нравился президент, "ведь он старается-старается, а его вон как ругают, наверное, завидуют". А сейчас в роли гонимых и оскорблённых оказалась оппозиция. Предупреждения о серьёзных наказаниях может сыграть только на руку пострадавшим. Тот же электорат, который вчера горевал по поводу невинно оскорбляемого "всякими бэнээфовцами" президента, сегодня может сострадать задержанным: "всего же пару дверей разбили и никого не убили, за что же 15 лет?".

Вот и возникает вопрос, сможет ли оппозиция подхватить это нарастающее в умах электората убеждение, чтобы как-нибудь постараться сыграть по своим правилам. Я уверен, что нет. И не потому, что в оппозиции нет сознательных лидеров, просто эти лидеры хотят за свою деятельность ещё и хорошо жить. Рискнут ли они ввязаться в долгое дело, если оно не подразумевает зарубежных грантов? Остаётся надежда на радикалов, готовых идти на всё ради идеи, но к чему приведут действия радикалов, смотрите выше. Вот и получается замкнутый круг. Ну и учтём ещё то, что если вдруг оппозиция приходит к власти, то страна автоматически влетает в очередной кризис. Ведь у новых рулевых опыт политической работы ограничивается митингами и выступлениями перед представителями зарубежных правительств. Те же, кто раньше имел опыт государственной работы, за некоторое время его должны подрастерять без практики-то.

Остаётся надежда на скрытых гениев и внезапные озарения, но с этим у белорусской оппозиции туго. Да и как-то спокойнее сидеть в оппозиции и критиковать власть, и себя умным показываешь, и ответственности перед страной не чувствуешь. В таком положении президенту можно дать любой оппозиционный совет. Если президент его проигнорирует и тем самым усилит кризис, можно будет заявить, что если бы нас слушал, тогда... Если президент им воспользуется, а совет окажется неудачным, можно будет заявить, что вы же президент, должны же взвешивать принимаемые вами решения... А если президент послушает и это сработает, будьте спокойны, президент это запишет на свой счёт, а оппозиция, сколько бы она не кричала по поводу авторства, так и останется оппозицией.

Так что, как бы ни старалась оппозиция, в Белоруссии она так и останется неким декором, оттеняющим власть. Взгляд внимательного члена электората может останавливаться на декоре, может даже залюбоваться им, но все будут понимать, что это всего лишь необходимое украшение, которое не заменит центрального элемента всей белорусской политической композиции.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
27.03.17
Der Kurrier: Как долго уже идет третья мировая война?
NB!
27.03.17
МИД Литвы угрожает властям Белоруссии от имени всего ЕС
NB!
27.03.17
63 нарушения режима тишины в ДНР: сводка боевых действий за сутки
NB!
27.03.17
Выбранный Трампом курс «осложняет борьбу США терроризмом»
NB!
27.03.17
Из кризиса к опережению: В Прикамье появилась первая ТОР
NB!
27.03.17
Суровые дальнобойщики Приамурья: «Мы против этой гадости — системы «Платон»
NB!
27.03.17
Нахлебничество: «США должны позволить НАТО самому себя защищать»
NB!
27.03.17
«Рубль: не стоит ждать максимумов»
NB!
27.03.17
Оргкомитет «Евровидения» предложил Киеву отменить решение СБУ
NB!
27.03.17
На Урале закрыта одна из старейших в стране народных библиотек
NB!
27.03.17
«Нефть зажата»
NB!
27.03.17
В России изменена процедура выдачи и замены водительских прав
NB!
27.03.17
Радио REGNUM: первый выпуск за 27 марта
NB!
27.03.17
Ле Пен: Франция должна возглавить «глобальное восстание людей»
NB!
27.03.17
Юань продолжает стремительно укрепляться по отношению к доллару США
NB!
27.03.17
Эрдоган грозит прекратить ведение переговоров по вступлению Турции в ЕС
NB!
27.03.17
В Госдуму РФ внесут законопроект о запрете на суррогатное материнство
NB!
27.03.17
«Для государства мы все — безработные»: Госдума забыла про моряков
NB!
27.03.17
Католическая церковь Мексики осудила фирмы, готовые строить стену для США
NB!
27.03.17
Китай: «Новый шелковый путь» — это глобализация 2.0»
NB!
27.03.17
Трамп отменит директивы Обамы в области климата в ближайшие дни
NB!
27.03.17
Турция ввела пошлины на ввоз российской сельхозпродукции