Американский эксперт об отношениях России и США: НАТО, ПРО, Грузия, Украина, Иран, Нагорный Карабах, Афганистан

Баку, 8 июля 2009, 15:35 — REGNUM  Об итогах визита президента США Барака Обамы в Москву, перспективах российско-американских отношений, противоречиях Вашингтона и Москвы на постсоветском пространстве ведущий эксперт The Heritage Foundation Ариэль Коэн дал интервью еженедельнику "Российские вести", которое издание в электронном виде публикует сегодня. А.Коэн, в частности, ответил на следующие вопросы:

Как Вы оцениваете результаты визита президента США Барака Обамы в Москву?

Я думаю, что этот визит является хорошим началом. Стороны продвинулись по тем направлениям, по которым имеется совпадение интересов обеих стран. А именно, по контролю над ядерными вооружениями и Афганистану. Началась работа новой комиссии, которая напоминает комиссию "Гор - Черномырдин" девяностых годов. Она будет называться комиссия "Медведев - Обама".

Но на повестке дня много тяжелых проблем, которые будет разрешить сложнее. А именно, вопрос о противоракетной обороне, о политике по отношению к Ирану. Вопрос о верховенстве права, вопросы правоприменения и деятельности правоохранительных органов в России - а это очень непростые вопросы - Дмитрий Медведев несколько раз высказывался по ним. У Соединенных Штатов есть, конечно, свое мнение и свои приоритеты. Я надеюсь, будет развиваться в положительном направлении совместная работа. Надеюсь, без лекций и чтения моралей.

Как Вы думаете, может ли сотрудничество Москвы и Вашингтона по Афганистану стать первым камнем в фундаменте будущего российско-американского стратегического партнерства?

Уже есть две ножки у этой табуретки. Это Афганистан и контроль над вооружениями. Я надеюсь, что к этому прибавится еще вопрос о нераспространении, потому что, безусловно, Россия и США, как отцы-основатели нынешнего ядерного мира, имеют прямой интерес, чтобы нераспространение было под контролем. И чтобы новые страны, особенно страны внутренне нестабильные, такие, как Иран, Пакистан и Северная Корея, ответственно подходили к вопросу о своих ядерных программах и ракетно-ядерном потенциале. У этих стран имеется и арсенал баллистических ракет. И тут Россия, Соединенные Штаты, Евросоюз и Китай должны вырабатывать совместную политику.

Как известно, различие интересов на постсоветском пространстве является одной из основных причин российско-американских противоречий. Как Вы думаете, сумеют ли Россия и США при новой американской администрации каким-либо образом их сгладить? И возможно ли найти некий консенсус относительно того, что называется "зонами ответственности"?

Это серьезная проблема. Концептуальные подходы у обеих сторон очень разные. Я думаю, что Соединенные Штаты не будут переходить на тот понятийный ряд, который артикулируется в Москве так называемой евразийской школой. Воззрения ее адептов заключаются в том, что Россия будет неким евразийским полюсом, а "под ней" будут ходить другие страны постсоветского пространства. При этом я думаю, что обе стороны будут искать взаимоприемлемые решения по таким вопросам, как суверенитеты Грузии и Украины. Эти две страны являются наиболее болезненными точками. Все остальное как бы может решаться. А вот поиски решений по Украине и Грузии будут действительно очень непростыми. И к этому надо подходить взвешенно, постепенно и с пониманием интересов обеих сторон.

Как Вы думаете, произойдет ли присоединение закавказских республик - Грузии, Армении и Азербайджана к НАТО, а так же вероятно ли включение их в инфраструктуру Альянса без предоставления формального членства в нем?

Против расширения НАТО действуют несколько факторов. Среди них в качестве главных я вижу противодействие России, а также нежелание главных европейских держав включать Закавказье в зону НАТО. При этом администрация Обамы не будет публично отказываться от политики, которая продолжается еще с президентства Билла Клинтона и Джорджа Буша-младшего, от идеи того, что в НАТО имеет право вступить любая страна, выразившая к этому интерес, и отвечающая критериям членства в НАТО. С точки зрения продвижения идеалов демократии, это один из важных приоритетов, но при этом не единственный приоритет в политике США в этом регионе.

Как Вы оцениваете перспективы армяно-турецкого сближения и в увязке с этим - перспективы карабахского урегулирования?

Я думаю, что российская сторона сейчас пытается взять лидерство по карабахскому направлению, другое дело - что из этого получается. Вот я, например, был на петербургском экономическом форуме и перед форумом встречались три президента. Но очевидно, прорыва достигнуто не было.

Турецко-армянское сближение очень напрягает Баку. И подвигает Баку в направлении Москвы. Этому свидетельство и подписание соглашения по транспортировке газа и открытым текстом сказанная высокопоставленными азербайджанскими чиновниками мысль о том, что, чем ближе Анкара будет сближаться с Ереваном, тем ближе будут отношения между Баку и Москвой. Так что, мне кажется, это - сигналы в сторону Турции о том, что двум тюркским сестрам нужно вести себя осторожно и сдержанно. Я тут же добавлю, что Баку сейчас со всей очевидностью сближается и с Иерусалимом. Учитывая, что отношения между Турцией и Израилем последние пару лет ухудшились, это тоже является сигналом Анкаре.

Не кажется ли Вам, что политика лоббирования американцами турецко-армянского сближения, архитектором которой являлся Мэтью Брайза, была ошибочной, так как "бросила" Баку на Север?

Нет, я так не считаю. И не потому, что я однокашник Брайзы по магистратуре. А потому, что завершение трагического конфликта между турками и армянами объективно в интересах обоих народов и региона в целом. Другое дело, как к этому подходить. И тут Турция могла "передавить" это сближение, продвигаясь слишком быстро и не учитывая интересы Азербайджана по Карабаху. В этом вся проблема.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.