Руководство Украины всерьёз подумывает над открытием «второго фронта». На этот раз внутреннего. Или, если задуматься, даже двух фронтов, потому что предложение замглавы офиса президента Украины (ОП) Ростислава Шурмы может не понравиться многим. А суть его в том, что все подакцизные товары (алкоголь, сигареты, автомобильное топливо всех видов) хотят перевести с обычного акциза на электронный — в виде уникальных QR-кодов. И одновременно запретить отпускать эти товары за наличные.

Украинская гривна
Украинская гривна
Иван Шилов © ИА REGNUM

Разумеется, все товары, продажа которых за наличные будет запрещена, подорожают. «Мы рассматриваем повышение налогообложения вредного потребления. Это табак, алкоголь и ископаемое топливо. В рамках реформы мы будем приводить ставки налогов к среднеевропейским уровням», — заявляет украинский чиновник.

Конечно, гражданам объявят, что теперь Украина еще на шаг приблизится к Европе. Но зачем в реальности украинским властям в и без того тяжелый для них момент идти на такие, очевидно, непопулярные меры. Зачем всё это нужно?

Алаверды за кредиты

Начнём с того, что европейских друзей Украины, за деньги которых она и живёт (на 2023 год ЕС выделяет Украине «помощи» на сумму в 18 млрд долларов), уже давно крайне утомила контрабанда украинских сигарет и алкоголя через западную границу.

Предприимчивые и находчивые украинцы роют туннели в сопредельные страны, строят алкопроводы, переправляют сигареты дельтапланами, коптерами, катапультами и с помощью водолазов-любителей. Был даже вертолёт.

Это не говоря уж о несунах — жителях приграничных районов, у которых по межгосударственным соглашениям есть документы для упрощённого пересечения границы со странами ЕС. В хорошие времена такой несун мог сделать 6–10 ходок через границу в сутки. И каждый раз тащил на себе пачки сигарет. И даже разрешённые 10 пачек за ходку оправдывали эту «спортивную ходьбу».

На Украине контрафактные сигареты стоят от 0,2 евро за пачку, в ЕС — 2–2,5 евро (Восточная Европа) и до 5 евро во Франции и ФРГ.

По оценке экспертов, ЕС теряет от контрабанды сигарет до 10 млрд евро в год. 5–10% этих потерь в разные годы обеспечивала Украина. Сюда же нужно прибавить затраты стран ЕС на усиленное патрулирование границы с Украиной.

Логично, что за беспрецедентные кредиты ЕС ожидает от Украины хоть какой-то отдачи. Тем более что возврат кредитов под большим вопросом: ещё не факт, что после завершения СВО Украина будет существовать.

Вторая причина желания уйти от торговли за наличку ещё банальнее.

Затраты ЕС на борьбу с контрабандой не прошли даром. Если в 2016-м в ЕС из Украины заехало 5,5 млрд сигарет, то в 2020–2021 гг. — в среднем по 1 млрд. В итоге табачные фабрики начали работать на внутренний рынок.

Сигареты
Сигареты
© imago/Rüdiger Wölk/ТАСС

В том же 2016-м нелегальный оборот сигарет на Украине оценивался в 1,1% рынка. В 2021-м — уже в 15,9%, а в прошлом — 22%.

«Даже во времена Януковича доля нелегального рынка не превышала 10%», — причитает народный депутат Данил Гетьманцев. А ведь одним из обоснований Евромайдана была крайняя коррумпированность режима бывшего президента Украины.

Идём дальше. Презентуя общественности идею запрета наличного расчета за подакцизные товары, команда Зеленского делает вид, что это идея их собственная. И даже ссылаются на опыт прошлой весны, когда на безналичную торговлю (на некоторое время) перевели автомобильное топливо.

На самом деле, всё давно уже прописано. В нашем случае — в Соглашении об ассоциации между Украиной и ЕС. Оно обязывает Украину довести ставки акцизов до минимального уровня, установленного в ЕС (120 евро/1000 сигарет).

Ассоциация была подписана в 2017-м, и тогда Украине предложили 8-летний график постепенного повышения табачного акциза до уровня ЕС. То есть остаётся 2 года, вот власти и зашевелились.

Живут под собою не чуя страны

Будет ли от всего этого какой-то толк? Какой-то, несомненно, будет. Но украинские чиновники плоховато знают свою же страну.

Большая часть контрафактного алкоголя и сигарет, а также нелегально производимого топлива, идет не только мимо акциза, но и мимо легальной розничной сети — с кассами, POS-терминалами и прочим контролем оборота.

Водка и спирт продаются через интернет. 10 литров водки (пластиковый бэг с краником в картонной коробке) стоят 550–600 грн (1050–1150 руб), то есть средняя стоимость 0,5 л — 55 рублей. Спирт — 5-литровыми канистрами, от 700 грн за штуку (1350 руб) — отправляют через службы доставки, поэтому никакой продажи подакцизного товара нет. Получатель просто оплачивает доставленную ему посылку.

Водка
Водка
© Михаил Мордасов/РИА Новости

Там же можно найти и сигареты.

Контрафакт уже давно маскируется эвфемизмом «дьюти-фри». Блок «дьюти-фри» стоит примерно вполовину дешевле «акциза» (400–450 грн/770–870 руб). Плюс раскладки с контрафактными сигаретами можно найти на любом украинском рынке. Не устраивают украинские — есть Молдова, Китай и даже Белоруссия. Если поискать, наверняка и производства ДНР найдутся.

Поскольку всё это происходит за пределами легальной розничной сети — как можно запретить торговать за наличку?

Кстати, частично электронный акциз на Украине был введён ещё в 2020 году (для алкогольной продукции): QR-код размещался на бумажной акцизной марке. Искоренило ли это нелегальный рынок?

По оценкам экспертов, в тени находится 54–56% рынка алкоголя. То есть примерно столько же, сколько и до введения QR-кодов (60%).

Даже украинские СМИ признают, что в стремлении избавиться от теневого рынка подакцизной продукции и приблизиться к нормам ЕС Украина почему-то пытается копировать российскую систему ЕГАИС. Почему?

«…все опрошенные UBR. ua эксперты не только считают модель ЕГАИС необоснованно дорогой для бизнеса, но и полагают ее неэффективной с точки зрения достижения основной цели — борьбы с нелегальной продукцией».

Вопрос дороговизны — вещь относительная.

До СВО российский рынок в 4 раза превышал украинский. Теперь — в 5 раз. А значит, на Украине удельные расходы на внедрение такой системы выше с учётом этой разницы и обвалившейся покупательской способности.

Хотя денежный вопрос всё равно выплывет.

В UBR. ua подсчитали, что для «табачников» закупка техники для маркировки продукции обойдётся в 6,7–14 млн евро, для «водочников» — в 50–105 млн евро. И это на фоне той самой покупательской способности, отъезда 8 млн человек в страны ЕС.

Производитель всё это заложит в стоимость товара, в отличие от теневиков.

А вот вторая часть этой оценки говорит о многом.

То есть можно предположить, что на Украине изучили российскую систему, нашли в ней слабые места. И теперь хотят и перед европейцами оправдаться («вот, ввели электронные акцизы») и теневой рынок для заинтересованных лиц сохранить.

Акцизные марки
Акцизные марки
© Илья Питалев/РИА Новости

Есть и третий момент.

Акцизы — важнейший источник наполнения бюджета. Бюджет, в свою очередь, обеспечивает Украине возможность воевать.

По признанию самих украинцев, примерно половина нынешнего бюджета в том или ином виде расходуется на ВСУ и/или связанные с ними нужды. И если акциз с импорта сопоставим с прошлогодним (76 млрд грн в 2022 году и 73 млрд — прогноз на 2023-й), то акцизные поступления с внутреннего производства, как ожидается, сильно просядут (64,5 млрд грн против 85,8 млрд в 2022 году).

Вот эти-то 20 млрд и хотят выбить через QR-коды.

Всё это сильно напоминает известную хохму: «Быстро, качественно, дёшево — выбери 2 любых пункта». Угодить ЕС, собрать больше налогов и сохранить теневой рынок (с которого украинские власти и кормятся) — от чего-то придётся отказаться.