В Бишкеке открылся офис координации ускоренного строительства железной дороги Китай — Киргизия — Узбекистан. Пока китайцы разрабатывают технико-экономическое обоснование проекта, которое должно появиться уже к 1 июня 2023 года.

Китай
Китай
Иван Шилов © ИА REGNUM

По словам министра иностранных дел Киргизии Жээнбека Кулубаева, в республику приехали около 200 китайских специалистов, которые приступят к подготовительным работам, связанным с прокладкой железнодорожной магистрали. В конце прошлого года эксперты из КНР уже успели провести полевые работы на маршруте, по которому пройдет железная дорога.

Магистраль, если верить проектным данным, протянется по маршруту Джалал-Абад — Макмал — Арпа — Торугарт — Кашгар. Стоимость проекта оценивается по-разному. Согласно одним источникам, ориентировочно его реализация обойдется в 4,14 миллиарда долларов. Согласно другим, более ранним, — в 2 млрд долларов. Кроме того, есть прогнозы, что если процесс в очередной раз затянется, а такое в прошлом уже бывало, то сумма может вырасти до 8 млрд долларов, что серьезно затруднит поиск инвесторов, готовых вложиться в этот проект.

В самой Киргизии власти не скрывают ликования по поводу этой трассы. По словам президента республики Садыра Жапарова, строительство обеспечит Киргизии выход к морю и сделает ее железную дорогу транзитной, что даст большие возможности для экономического развития. Бывший президент Киргизии Сооронбай Жээнбеков заявил, что проект нужен его стране «как воздух и вода».

По словам экс-директора Института Центральноазиатского регионального экономического сотрудничества Кубата Омурзакова, когда железная дорога будет построена, путь из Китая на Ближний Восток и в Южную Европу сократится примерно на 900 км, а сроки доставки товаров уменьшатся на 7–8 суток, при этом откроется доступ к портам Персидского залива.

«Для Китая это более быстрая доставка его товаров в Европу, на Ближний Восток и к портам Персидского залива при одновременном снижении транспортных издержек. Производители Узбекистана получают доступ к региональным рынкам Китая и других стран Юго-Восточной Азии. Как и Кыргызстан, он становится транзитной страной, имеющей безопасные и востребованные коридоры для транзита пассажиров, товаров и грузов», — цитирует Омурзакова издание «Вечерний Бишкек».

Китай получает возможность снизить зависимость от российских маршрутов и поддерживать устойчивую железнодорожную торговлю с государствами Европейского союза. Есть прогнозы, что новый железнодорожный маршрут может привлечь 10–15% грузов с казахстанско-российской границы на новую железную дорогу, что обернется новыми экономическими убытками для РФ.

Президент Киргизии Садыр Жапаров и президент Узбекистана Шавкат Мирзиеев
Президент Киргизии Садыр Жапаров и президент Узбекистана Шавкат Мирзиеев
© Сергей Гунеев/POOL/ТАС

Садыр Жапаров сетует, что «до сих пор никто не смог объяснить российской стороне», что дорога крайне важна для Киргизии. Но, говорит он, ему наконец-то удалось договориться с российскими властями и Москва будто бы не против появления новой железнодорожной ветки. Впрочем, возможно, дело вовсе не в дипломатическом искусстве киргизского президента. Гораздо логичнее предположить, что свою роль сыграли антироссийские санкции, которые изменили отношение Москвы к восточному направлению.

Отметим также, что и в самой Киргизии далеко не все радуются возможному появлению этой железной дороги. Как отмечают эксперты, дорога пройдет в высокогорной местности, а стало быть, ее строителям не обойтись без возведения мощных железобетонных конструкций, которые могут пострадать в случае землетрясения: сейсмическая активность не редкость в Киргизии. Кроме того, экологи не исключают того, что появление железной дороги может стимулировать разработку расположенных рядом с ней месторождений, что может также сказаться на состоянии окружающей среды.

«Проект затевается в интересах стран-участниц, в первую очередь Китая, — рассказал ИА REGNUM ведущий научный сотрудник экономического факультета МГУ Андрей Колганов. — Какую-то часть грузооборота России с Китаем он на себя оттянет. КНР получает прямой канал поставок в Центрально-Азиатские республики. Причем не только в них. Эта транспортная ветка будет иметь выход и на другие транспортные системы. И естественно, это будет продвижение во все близлежащие страны. В том числе и в Россию, потому что РФ тоже связана транспортными магистралями с этими республиками. Так что, с одной стороны, мы какие-то выгоды упускаем, но что-то и приобретаем», — сказал Колганов.

«Если бы мы в свое время озаботились реконструкцией Транссибирской магистрали и БАМа с тем, чтобы сделать из них хорошие скоростные линии с автоматизированной диспетчеризацией грузов, то нам бы такие проекты были не страшны, потому что мы бы все равно держали в своих руках главный транзитный путь в Европу. Да и в Среднюю Азию тоже», — сказал экономист.

Проект железной дороги Китай — Кыргызстан — Узбекистан
Проект железной дороги Китай — Кыргызстан — Узбекистан
Цитата из видео «Железная дорога: Китай — Кыргызстан — Узбекистан» пользователя Новости Кыргызстана — «Ала-Тоо 24»

По его словам, теперь Китай с помощью этой железной дороги укрепит свое влияние в Центральной Азии.

«И он уже давно это делает. И железная дорога КНР — Киргизия — Узбекистан — только один из его шагов в этом направлении. Но тут уж, как говорится, у кого сильные экономические позиции, к тому страны победнее и тянутся. Россия в принципе против быть не могла и не может. Она может только выражать сожаление или неодобрение, — говорит Колганов. — Но в нынешней ситуации нам не стоит слишком уж наступать на мозоли ни центральноазиатским странам, ни Китаю. Лучше все-таки поддерживать отношения более дружеские и, может быть, в чем-то уступать».