Революционер Массимо Каррера: как итальянец изменил российский футбол

О найденном и потерянном благородстве на поле и вне его

Платон Беседин, 8 ноября 2018, 21:17 — REGNUM  

Итальянский тренер в России — это всегда интересно. Вспомним Фабио Капелло в сборной. Начинал он лихо, надежд роилось немало — правда, кончилось всё печально. И вины дона Фабио тут тоже хватает. А вот с Массимо Каррерой, ещё недавно возглавлявшим самый популярный клуб России, московский «Спартак», — иная история. За два года он совершил настоящую революцию в российском футболе, подняв местным виям веки.

Сегодня Карреру провожали в Италию в аэропорту «Шереметьево». Приехали журналисты и много спартаковских фанов. Карреру окружили сразу же на выходе из машины. Благодарили, брали автографы, фотографировались. И ещё — скандировали мерзости в адрес руководства «Спартака» и лично владельца Леонида Федуна.

Последнее объяснимо. Карреру уволили не просто странно, а подло. Не было радикальных оснований для отставки. Да, «Спартак» был тускл, да, проигрывал домашние матчи. Однако кто тому поспособствовал? Один лишь Каррера? Нет. Поспособствовали игроки, вроде самовлюблённого Дениса Глушакова. Поспособствовало, прежде всего, руководство, провалившее работу по всем фронтам. Оно — во главе с Леонидом Федуном и Наилем Измайловым — отмалчивалось, когда «Спартак» убивали судьи. Оно провалило селекционную кампанию. Оно разваливало клубную систему на всех уровнях.

Карреру же лишь сделали «козлом отпущения». Нужно было кем-то прикрыться. Решение это было спешным; неслучайно Карреру уволили, не найдя ему замены. Точнее, план Б всё же существовал. До этого в тренерский штаб ввели знатного интригана и краснобая Рауля Рианчо. Он, по идее, должен был заменить Карреру. Но это всё равно, что в Rolling Stones всунуть Аркадия Укупника на место Мика Джаггера.

Но «спартаковское» руководство просчиталось вдвойне. Вот почему. Оно недооценило любви и преданности фанатов к Каррере. Так не тосковали, не злились, не печалились ни по одному тренеру. Уходили Эмери, Карпин, Лаудруп, Аленичев — тренерская чехарда вообще в стиле «Спартака» Федуна, но болельщики дышали ровно (или почти ровно). А тут начался фанатский бунт: оскорбительные скандирования в адрес руководства клуба на трибунах, плачущие по Массимо форумы и гостевые страницы, душевные проводы.

Не знаю, видел ли Леонид Федун то, как провожали Карреру в «Шереметьево». Если да, то наверняка призадумался. Ощущение такое, словно прощались с национальным героем. Интересно, как будут расставаться с самим Федуном?

Так откуда столь искренняя любовь к Массимо Каррере? Симпатия, переходящая в обожание, не только от фанов «Спартака», но и от болельщиков других клубов? Может, дело в том, что Каррера вернул московскому клубу чемпионский титул впервые за 16 лет? Отчасти да. Но этим не объяснить, к примеру, уважение других российских болельщиков.

Нет, дело не в чемпионстве. Фокус в том, что Каррера задал недостижимый стандарт для всех причастных к российскому футболу. Тому, что всегда отличался бессмысленностью и беспощадностью. Да, на домашнем чемпионате мира нас порадовала сборная. Но сколько мы откушали мерзости до этого и кушаем до сих пор? Грязных интриг, договорных матчей, купли-продажи, исчезновения клубов и, наоборот, миллиардных прожектов, мутных тренеров, пижонистых футболистов, заседающих перед решающими играми в кабаках, а после хамящих болельщикам. Мы слишком устали от водевиля, в котором плохо играют условные гинеры, кокорины и мамаевы.

А тут появился харизматичный итальянец и показал каждому: можно быть другим. Можно уметь идеально отвечать на вопросы журналистов — так, что те будут тебя уважать. Можно показывать мастер-класс в каждом интервью. Можно иметь стиль во всём — от одежды до тренерского почерка. Можно влюбить в себя фанатов открытостью, но вместе с тем твёрдостью. Можно уважать своих игроков, что бы они ни творили. Можно быть образцовым семьянином и в то же время одной своей фотографией покорять женщин. И главное — можно во всём являть благородство.

Каррера не тренер экстра-класса — как Хосеп Гвардиола; он даже не Антонио Конте. Но итальянец лучше других понял, что значит «спартаковский» дух — тот, который прививали братья Старостины. И ещё Массимо по-настоящему уважал страну, в которой ему довелось работать. Уважал больше, чем многие российские тренеры и футболисты. Каррера явил волю, порядочность и благородство — и на поле, и вне его.

Поэтому сегодня его так старается очернить пресловутое футбольное сообщество: комментаторы, отрабатывающие контрактные деньги, прикормленные эксперты и журналисты, не нужные никому, кроме их заказчиков, тренеры, банально ревнующие, и обрюзгшие ветераны. Просто Массимо показал всем им — и нам, болельщикам, тоже: можно быть другим, можно удалиться от той грязи, в коей мы привыкли бултыхаться. И поэтому воем воют приближенные к «Спартаку» — вся их аргументация сводится лишь к одному: он иностранец. Однако такие иностранцы нам нужны. От них России пользы больше, чем от многих казённых патриотов.

Своим поведением Массимо Каррера задал новый стандарт в российском футболе. Вольтер говорил: «Человек — это стиль». Стиль Карреры — благородство. Массимо продемонстрировал, как вести себя можно и нужно. Многие возмутились, но кто-то, возможно, задумался. И это маленькая, но революция в российском футболе.

Впрочем, почему маленькая? Если задан принципиально новый стандарт тренерского поведения. Уверен, кто-то попытается к нему устремиться. Тогда мы получим новый российский футбол, да и околофутбол тоже. Chi vivrà, vedrà.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail