Бой Нурмагомедова и Макгрегора как внешний и внутренний конфликт

Скандалы и интриги без правил

Платон Беседин, 8 октября 2018, 15:47 — REGNUM  

Бой россиянина Хабиба Нурмагомедова и ирландца Конора Макгрегора, состоявшийся на днях в Лас-Вегасе, стал не только важнейшим спортивным событием, но и лакмусом, проявившим ряд социальных и политических противоречий. До поединка было сказано многое, особенно Макгрегором, но послесловие оказалось куда более скандальным и интересным. Напомню, что Хабиб победил Конора удушающим приёмом в четвёртом раунде.

Однако после боя Нурмагомедов влез в драку с болельщиками, многие из которых, на самом деле, являлись провокаторами, а также с представителями Макгрегора. Именно данный факт послужил формальным поводом для того, чтобы не наградить Хабиба чемпионским поясом. Президент UFC Дэйна Уайт назвал поведение Нурмагомедова отвратительным.

Вот только фокус в том, что спровоцировал эту драку — можно пересмотреть видео — представитель Конора. Сам же Макгрегор позволял себе перед боем недопустимые слова. И тогда никому из UFC это не казалось отвратительным. Это логично: ведь сам бой был устроен так, чтобы Конор одержал в нём победу. И доминировал тут не спортивный, а политический аспект. Поэтому мистер Уайт говорит о Нурмагомедове с таким отвращением, а о Макгрегоре — с симпатией.

Данный бой — в той же цепочке, что и олимпийские скандалы WADA. К сожалению, как и в былые времена, многих западных власть имущих раздражает российский флаг, и любое участие россиянина в том или ином событии (неважно, спорт это или политика, что, впрочем, разновидности одной и той же большой войны) воспринимается как вызов. Бой двух личностей автоматически трансформируется в противостояние стран, цивилизаций.

И Запад тут ой как не хочет проигрывать. Он не привык это делать. Поведение и Трампа, и Меркель, говоря просто, описывается одним словом — «борзое». Они ведут себя так, будто приказывают, диктуют свою волю. Это поведение не политиков, но «быков». И каждое столкновение в данном контексте воспринимается как попытка унизить Россию — та неизменно должна проиграть.

С боем Хабиба и Конора — та же история. И это, к слову, не вина Макгрегора, а идея тех, кто создавал антураж данного поединка. Хабиб его выиграл. Не только за себя, но и за всю Россию. Так же, как, например, выиграли олимпийское золото наши хоккеисты.

И тем страннее — аспект второй, ещё более важный в данной истории, — что нашлась часть россиян, которые болели не за Нурмагомедова, а за Макгрегора. Особенно это было заметно по социальным сетям. Кто эти люди?

Часть из них — реальные спортивные болельщики, и они в принципе больше симпатизируют Конору Макгрегору; он и, правда, классный боец. Тут нет вопросов. Другая часть — те, кто традиционно радуется любым российским поражениям. К этим вопросы есть, но все они риторические.

Любопытна третья часть болеющих против Нурмагомедова — это те, кто был против из-за того, что Хабиб дагестанец. Нашлись даже те, кто заявлял, будто Конор, взрывной и ругающийся матом, более русский, а Нурмагомедов, наоборот, декларирует то, что русскому человеку — россиянину — несвойственно; мол, он из другой как бы страны, цивилизации.

Это важный момент. Тут фиксируется не неприязнь к конкретному человеку, спортсмену, а к национальности. Хабиб воспринимается частью россиян как носитель иной культуры, иных ценностей. Более того, в действие вступает пугающий архетип «кавказца» со всеми соответствующими атрибутами: исламской идеологией, резкостью, агрессивностью, криминализированностью, а главное — приверженностью своей узкой группе (государство в государстве). Часть россиян не способна принять Хабиба как своего, а воспринимает его как некий набор неприемлемых стереотипов.

Слово «стереотипы» здесь ключевое, потому что абсурдно заявлять, будто каждый кавказец соответствует данному образу. Но меж тем именно он, этот образ, чаще всего мелькает в матрице медиа и тем самым укрепляется в массовом сознании. Это, заметьте, делается не группами русских националистов в своих пабликах, а, к примеру, юмористическими шоу. Будем объективны, для того есть определённые основания, но всё же здесь больше гротеска, нежели реальности.

Не замечать подобное нельзя, и бой Хабиба и Конора нам лишний раз напомнил о данной проблеме. Можно, конечно, делать вид, будто её, этой проблемы, не существует; чем-то похожим занимались в Советском Союзе, разглагольствуя о «дружбе народов» — как всё закончилось? В Таджикистане, Туве, Казахстане, Чечне, на Украине и т. д. Национальное напряжение не скрыть за благодушной риторикой и не задушить использованием 282-й статьи.

Куда важнее и правильнее говорить не о том, что нас отличает, а о том, в чём мы похожи, о том, что нас объединяет. И делать это не фальшиво, не елейно, а искренне, с конкретными примерами; они здесь играют ключевую роль. Ведь напомню завет Магомеда Нурбагандова: «Работайте, братья!» Это, собственно, завет всем нам — и прежде всего в национальном примиряющем контексте. Кто скажет, что Магомед не россиянин? Ведь это совсем другой «кавказец» — не тот, который подаётся нам через паблики и экраны. И у меня есть уверенность, что вот такой кавказец, как Магомед Нурбагандов, настоящий. И только он.

Да и победа Хабиба над Конором, к слову, была очень русской. Во многом не благодаря, а вопреки, когда всё было против. Только так и выигрываются большие битвы, а нам они ещё предстоят.

Читайте развитие сюжета: В драке после поединка Нурмагомедов — Макгрегор винят организаторов

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail