Об этом мы уже говорили в предыдущих статьях, но, поскольку тема крайне сложная и исключительно деликатная, — поднимем её ещё раз.

Львов
Львов
Иван Шилов (с) ИА REGNUM

Итак, ассимиляции — да. Безусловно и однозначно. Но исключительно ассимиляции естественным путём. Никакого насилия. Никакой «обязаловки». Никаких установок типа: «к 7 ноября всё население Борислава должно говорить по-польски». Избави нас Боже от такого! Только добровольно. Только своею волею. Только после осознания необходимости этого шага. При этом если во Львове население повально заговорит по-польски через полгода-год после воссоединения, то, скажем, в Коломые — дай Бог, если лет через пять, а где-нибудь в Сновидове или в, не к ночи будь помянутых, Жабокруках — вообще никогда. И это нормально.

Тут вот в чём дело: если человек планирует строить в Польше какую-то карьеру, карабкаться по социальной лестнице вверх, обретать новые связи и новые знания — он будет учить польский язык, благо в этом нет ничего трудного, по большому счету польский язык и мова — языки не просто одной группы, но очень близкие меж собой и фонетически, и грамматически, и семантически. Только алфавит мы используем разный. То есть для галичанина из Львова польский язык — не сложнее русского, которым они все — тайно или явно — вполне прилично владеют.

Ну а если человек не амбициозен, если его вполне устраивает карьера пастуха при овечьей отаре в Карпатах — то зачем ему хорошее знание польского? Базового вполне достаточно. Объясниться в органах государственной власти он на нём сможет, для диалога же с односельчанами он ему не нужен — так зачем ему насиловать мозг спряжением польских неправильных глаголов? Для выпаса отары они не нужны…

Мы, Польша, как государство и поляки как нация должны выстроить социальную сферу новых воеводств так, чтобы наши новые соотечественники добровольно, то есть своею волею, стремились досконально изучить польский язык и использовать его в каждодневном общении — на работе и дома. Ну а вслед за этим придет и переформатирование индивидуального национального кода — это всего лишь вопрос времени. Жители бывш. УССР, развезённые по всей Польше в результате операции «Висла», уже во втором поколении считали себя поляками….

Мемориальная табличка об «операции Висла» на польском и украинском языках
Мемориальная табличка об «операции Висла» на польском и украинском языках
Meteor2017

«Стать поляком» для галичанина или волынянина может и должно стать целью жизни — а для этого мы должны предложить им пошаговую стратегию достижения этой цели. Польский язык, польская история, польские герои и мученики — всё это и создаст из бывшего жителя Галиции или Волыни истинного нашего соотечественника. Но повторюсь — никакого насилия, ни физического, ни интеллектуального! Каждый шаг на пути полонизации для жителей запада бывш. УССР должен быть осознанным и прежде всего добровольным. Только в этом случае мы обретем на Галиции и Волыни настоящих, истинных соотечественников!

Поневоле приходит на ум история возделывания картофеля в Европе. Одни правители силой заставляли своих крестьян сажать новую для них культуру — как результат, «картофельные бунты», убийства агрономов и массовые наказания непокорных. Другие же просто сажали картофель на королевских полях и ставили таблички «Копать картофель и уносить его с поля категорически запрещено!». Прочитав такой манифест, любой уважающий себя крестьянин тут же волок домой злодейски похищенный корнеплод — который, благодаря такому способу популяризации, очень быстро стал широко распространённой культурой. Без воинских команд, приказов, насилия и шпицрутенов…. Только добровольно!

Читайте ранее в этом сюжете: Польский Львов и демография

Читайте развитие сюжета: Польский Львов и российско-польские отношения