Никита Третьяков, зам главного редактора ИА REGNUM, написал в своём телеграм-канале: «Получил повестку! Система знает обо мне и ждет меня! Я уверен, что вхожу в 10% наиболее пригодных к мобилизации граждан моего возраста. По плану в понедельник утром предстану перед военкомом».

Леонид Оседовский, Вставай, страна огромная. 1985
Леонид Оседовский, Вставай, страна огромная. 1985

Что в этих строках? Взвешенность русского человека. Решимость русского человека. Непоколебимость русского человека. И не можешь не испытывать уважение к Никите. Особенно если знаешь, что во время СВО он находился в Донецке. Помогал людям.

Но этот текст будет не о Никите Третьякове, нет. Хотя он будет о таких, как он. О тех, на ком держится земля русская. Без всякого преувеличения. Но ещё он будет о тех, кто каждый раз на этой земле флажки расставляет, а ещё свои фотографии вешает.

У меня есть знакомый — Сергей. Он из Керчи. До февраля 2022 года вся его политическая позиция сводилась к тому, что в марте 2014-го Сергей проголосовал за вхождение Севастополя и Крыма в состав России. На все остальные мои попытки заговорить о ситуации он никак не реагировал.

Владимир Яновский. Ласточкино гнездо. 1952
Владимир Яновский. Ласточкино гнездо. 1952

Однако после 24 февраля 2022, в марте, кажется, Сергей написал мне сам. Обратился за помощью, за информационной поддержкой. Оказалось, что он начал собирать деньги на помощь армии. Всё как полагается: дроны, бронежилеты, спальники…

Сергей не писал об этом в телеграм-каналах. Не рисовался. Просто выполнял своё дело без какого-либо пафоса. И выполнял ловко, проявляя удивительную смекалку. Например, договаривался с руководителями фирм, чтобы те покупали необходимое для наших воинов. Как Сергей выходил на тех, кто мог помочь большими деньгами, — загадка. Впрочем, важен лишь результат.

Когда объявили частичную мобилизацию, Сергей пошёл на фронт добровольцем. Оказалось, что к этому он готовился последние 4 месяца. И меня это не удивило. Я уже понимал, из какого материала сделан этот человек. Изумила та простота, с которой он аргументировал своё решение для рыдающих дочери и супруги: «Не хочу, чтобы нацисты пришли в Крым…»

Гелий Коржев. Проводы
Гелий Коржев. Проводы

Да, решимость, непоколебимость, вера русских людей. Подвижников, на которых держится наш мир.

Но я предупреждал, что этот текст будет не только о них. Так вот, у меня есть знакомые — авторы в социальных сетях. Некоторых я знаю лично, других нет. Все они, ясное дело, очень патриотичные. Каждый раз предлагают рвать и метать. Наступать до Львова. Бить укров беспощадно. Ну и далее в том же духе. А кто, по их мнению, орёт не слишком громко, тот не патриот, ясное дело…

После объявления частичной мобилизации они продолжают писать то же самое. В контактах и телеграмах. Продолжают писать с тех же самых мест. Правда, теперь добавляют к привычному контенту: «Но если Родина позовёт, то мы готовы пойти на фронт…» Однако не уточняют, когда это произойдёт в реальности. Почему-то мне кажется, они ещё долго будут так говорить, вещая, как нужно громить и наступать.

Такие разные патриоты, не правда ли?

Порою думаешь, что всем им — блогерам, спикерам, журналистам, ведущим — замолчать нужно. И ещё чиновникам. Тем, кто ляпает такое, от чего становится стыдно. Тем, кто подчас не приближает, а, наоборот, отдаляет Победу. Потому что каждое слово, идущее сейчас, должно работать на Победу.

Важно понять, очень важно: не стоит думать, когда всё это кончится. Нужно работать на общую Победу и выполнять то, что требуется лично от тебя на твоём участке. Без лишних слов и заявлений. «Ибо какою мерою мерите, такою и вам будут мерить…»