В мае 2022 года ставропольские образовательные учреждения распахнули свои двери для тех, к кому кованым сапогом постучалось несчастье в дом. Люди бросали все и бежали от ужасных преступлений тех, кого считали своими соотечественниками, от нацистов батальона «Азов» (запрещенная террористическая организация в РФ) и войск б. УССР. Корреспондент ИА REGNUM посетил ставропольские пункты временного размещения и пообщался с вынужденными переселенцами.

ПВР в общежитии Ставропольского регионального многопрофильного колледжа
ПВР в общежитии Ставропольского регионального многопрофильного колледжа
Александр Погожев © ИА REGNUM

В пункте временного размещения (ПВР), развернутом на базе Ставропольского регионального многопрофильного колледжа, сейчас проживает 97 жителей Донбасса, 29 из них — дети. Пункт принимает людей из Мариуполя, Волновахи, Северодонецка, Рубежного с 15 мая 2022 года.

Евгений Бледных, директор Ставропольского регионального многопрофильного колледжа
Евгений Бледных, директор Ставропольского регионального многопрофильного колледжа
Александр Погожев © ИА REGNUM

«Люди довольны отношением местного населения, работой администрации города и благодарны всем службам, которые оказывают помощь. Это самое главное», — говорит Евгений Бледных, директор Ставропольского регионального многопрофильного колледжа.

Общежитие Ставропольского регионального многопрофильного колледжа
Общежитие Ставропольского регионального многопрофильного колледжа
Александр Погожев © ИА REGNUM

Проживание людей в ПВР организовано полностью, все минимальные необходимые бытовые условия созданы, организовано трехразовое питание в столовой учреждения. Помощь оказывают правительство Ставропольского края, министерство образования, администрация города. Большую помощь оказывают Следственный комитет, прокуратура, сотрудники ГУВД по Ставропольскому краю. Местные футбольные клубы, Дом детского творчества и волонтеры постоянно стараются увлечь молодежь различными культурными и спортивными развлечениями.

Вход в ПВР, развернутый на базе Ставропольского регионального многопрофильного колледжа
Вход в ПВР, развернутый на базе Ставропольского регионального многопрофильного колледжа
Александр Погожев © ИА REGNUM

Служба занятости населения также подключилась, практически все здоровые мужчины и женщины уже трудоустроены. На базе учебного заведения работают пять человек из Донбасса: три человека вахтерами и два дворниками.

Быт в пункте временного размещения
Быт в пункте временного размещения
Александр Погожев © ИА REGNUM

Благодаря комитету образования все дети устроены в школу. Дети полностью обеспечены канцелярскими принадлежностями, одеждой. В этом помогали волонтеры, партия «Единая Россия», депутатский корпус и администрация Ставрополя, сотрудники которой вчера подвезла школьные принадлежности детям. Дошкольники ходят в близлежащие сады.

Комната в пункте временного размещения
Комната в пункте временного размещения
Александр Погожев © ИА REGNUM
Яковлевна (именно так представилась пенсионерка из Донбасса)
Яковлевна (именно так представилась пенсионерка из Донбасса)
Александр Погожев © ИА REGNUM

Свою работу хорошо выполняет миграционная служба. Помогают оформлять документы, в этом есть проблемы, но они решаются. К каждому человеку индивидуальный подход. Из проживающих в ПВР один человек уже получил гражданство РФ, у всех остальных оформлен полный пакет документов. Но это процесс длительный, может занять от трёх до шести месяцев. В целом уже у всех есть вид на жительство, право на работу на территории России, медицинское обеспечение.

Анна из Мариуполя
Анна из Мариуполя
Александр Погожев © ИА REGNUM

«Сидели мы в подвале больше месяца с детьми, родителями, с нами две собаки, кошка и морская свинка. Аптеки, магазины были разворованы и разбиты. Сидели и молились только об одном, чтобы дети не заболели, потому что негде было купить лекарств. Выжили благодаря тому, что в подвале была консервация: помидоры, огурцы, компоты. Воды не было, топили снег, умывались им, стирали. В марте месяце еще шел снег, это был праздник для всего Мариуполя. Жилье у нас частично разрушено, крыши, дверей и окон нет, забора нет», — вспоминает Анна из Мариуполя.

То, что осталось от дома жительницы Мариуполя
То, что осталось от дома жительницы Мариуполя
Александр Погожев © ИА REGNUM

Другая молодая мама с двумя детьми на руках приехала из Макеевки сначала в Таганрог, а потом по распределению семья оказалась в Ставрополе. Еще в Таганроге им выплатили 10 тысяч рублей на первое время и обеспечили питанием. У женщины паспорт ДНР, но она хочет подать документы на получение российского паспорта. Для этого надо получить временное убежище, без него все услуги в России платные.

«Мы приехали 16 мая, потому что начались военные действия все жестче и жестче. Вода давалась раз в три дня. Сейчас вообще раз в шесть дней дается. У меня грудной ребенок. Без воды никак. Постоянно сильные обстрелы, с ребенком не набегаешься в подвал и с ним там не посидишь. На тот момент, когда мы приехали, младшему ребенку было пять месяцев, а старшему девять лет. В нас стреляли каждый день, с утра и до вечера, и ночью. Спать нельзя. Мы жили в комнате на свой страх и рск. Умрем, так умрем. Прибьет, так прибьет», — рассказывает женщина.

Кухня в пункте временного размещения
Кухня в пункте временного размещения
Александр Погожев © ИА REGNUM
Рисунок на кухне в ПВР
Нагреватель и микроволновая печь, которую подарили беженцам
Рисунок на кухне в ПВР
Александр Погожев © ИА REGNUM
Нагреватель и микроволновая печь, которую подарили беженцам
Александр Погожев © ИА REGNUM

По Макеевке стреляют до сих пор и днем, и ночью. Больше всего достается Гвардейскому и Восточному районам, всюду разбросаны «лепестки». Жилье молодой мамы целое, но уже сильно расшатано из-за постоянных прилетов снарядов. Пока аварийным жилье не признано, несмотря на то, что дом весь в трещинах. Семья не планировала долго оставаться, поэтому временное убежище сразу не оформили, и сейчас возникают затруднения. А ведь уже в сентябре дочь пойдет в российскую школу.

«Мы год сидели на дистанционке, а надо очно учиться. Она заочно дистанционно никак не учится, ее сложно заставить. Когда мы учились очно, то и на кружки успевали, и развиваться. Трудно детей дома самим заставлять», — говорит жительница Макеевки.

Столовая для беженцев из Донбасса
Столовая для беженцев из Донбасса
Александр Погожев © ИА REGNUM

Вера Ткаченко заместитель директора по воспитательной работе в Ставропольском строительном техникуме. С 18 мая занимает должность заместителя руководителя пункта временного размещения при Ставропольском строительном техникуме, также помогает встречать и размещать беженцев. В основном среди них люди, которые остались вообще без жилья. Они приехали из Павловки (ДНР), Мариуполя, Рубежного. Сейчас в этом ПВР 29 человек, из них 11 детей.

Вера Ткаченко, заместитель руководителя пункта временного размещения при Ставропольском строительном техникуме (в синем) общается с беженцами
Вера Ткаченко, заместитель руководителя пункта временного размещения при Ставропольском строительном техникуме (в синем) общается с беженцами
Александр Погожев © ИА REGNUM

Люди уже устроились на работу, есть такие, которые работают на постоянной основе. Три человека получили гражданство РФ. Это семья Ватулеевых, мама и ее дочери. Одна девочка пойдет учиться в пединститут, ее сестра в Кадетскую школу г. Ставрополя.

ПВР в общежитии Ставропольского строительного техникума
ПВР в общежитии Ставропольского строительного техникума
Александр Погожев © ИА REGNUM
В пункте временного размещения с детьми занимаются местные волонтёры
В пункте временного размещения с детьми занимаются местные волонтёры
Александр Погожев © ИА REGNUM
Занятия с детьми
Детский рисунок
Занятия с детьми
Александр Погожев © ИА REGNUM
Детский рисунок
Александр Погожев © ИА REGNUM

«Комитет по образованию сделал максимум, чтобы они были не брошены, сейчас сотрудники Дворца детского творчества с ними занимаются. Социальная защита города и администрация передали детям школьную одежду. Чиновники везут детям подарки. Все стараются, чтобы они не чувствовали себя брошенными», — говорит Вера Ткаченко, заместитель руководителя пункта временного размещения при Ставропольском строительном техникуме.

Беженцы из Мариуполя и Макеевки
в коридоре ПВР
Беженцы из Мариуполя и Макеевки
в коридоре ПВР
Александр Погожев © ИА REGNUM

«Сейчас наших домов нет. Я часто звоню землякам. С декабря месяца стояли ВСУ, обращались с нами очень жестоко. Они занимали магазины, школы, селились там. Расстреливали ноутбуки, компьютеры, выгоняли нас с работы. Мародерство было ужасное, из магазинов забирали все, что им надо было. В сторону России нас не выпускали, только в другую сторону (б. УССР — прим. ред). Но моя семья туда не хотела выезжать. Мы и так из-за них намучились. Сидели мы до последнего, денег не было, на руках четверо детей. Сидели в подвалах», — говорит Анжела из Марьинского района Донецкой области.

В их дом попало три снаряда, полыхнул пожар, семья начала звать на помощь, тогда российские солдаты их услышали и помогли выбраться из завалов. «В 22:00 они нас вывезли на бэтээрах».

Ольга из Рубежного (слева)
Ольга из Рубежного (слева)
Александр Погожев © ИА REGNUM

«Я приехала с мужем из Рубежного. Это Луганская область, рядом с нами Северодонецк, Лисичанск. У нас восемь лет войны не было, у нас пришли они 10 марта, выгнали людей из домов, поселились рядом с нашим домом. Гнали нас, говорили уходите. Они стояли по всему городу. Повыгоняли людей с третьих этажей, потом пришли в частный сектор и разбили его вконец. Ну мы ж думаем, придут наши и освободят. Так и жили месяц под обстрелами, в конце концов они наш дом сожгли. У мужа случился инсульт, и мы с ним потихоньку 12 апреля приехали своим ходом. Нас встретили, и мы два месяца жили у людей. Потом я добилась, что его положили в больницу, отлежал он там. В итоге он умер», — говорит Ольга из Рубежного.

Сейчас женщина живет одна. Возвращаться ей некуда, никого близких не осталось, поэтому она рада комнате в общежитии и помощи от людей.

Иконы в комнате беженцев
Иконы в комнате беженцев
Александр Погожев © ИА REGNUM

80-летний пенсионер из Мариуполя, проработавший на заводе им. Ильича электриком в прокатном цехе, в пункте временного размещения отходит от ужасов бесчинств азовцев (организация запрещена на территории РФ). На заводе мужчина проработал с мая 1970 года до мая 2013 года. Оформил 50-летний стаж работы, вышел на пенсию, хотел спокойно встретить старость.

Анжела из Марьинского райна Донецкой области
Анжела из Марьинского райна Донецкой области
Александр Погожев © ИА REGNUM

«Мне восьмой десяток лет, думал старость спокойно прожить, а тут такое. Квартира сгорела, полдома разрушено. Перебрались в частный дом к дочке, его разрушили, перебрались к сватам в дом, и тот разрушило, сватья погибла, зять и внучка были ранены. Мне тоже перепало, рядом, видимо, ракета упала, три дома разрушила, и наш тоже. Выдержали. Сватью похоронили во дворе ее собственного дома. Дочка сейчас на работе, устроилась здесь на такую, что и в Мариуполе такой работы у нее не было. Она начальник конструкторского бюро на машиностроительном предприятии «Азовмаш» была. В России мечтала хоть какую-то работу найти, но ей так повезло, что уже больше месяца отработала на предприятии «Стилсофт», которе выпускает электронику, квадрокоптеры и другое оборудование. Здесь, в ПВР, я был очень удивлен тем отношением, начиная от границы с Россией. Нас было много, с вещами, а волонтеры и офицеры помогали носить эти вещи, погрузиться в автобус. Словами не передать, до того все доброжелательные», — рассказывает пенсионер из Мариуполя.

Валентина Дмитриевна Деева из Мариуполя из всех вещей спасла лишь медали отца, ветерана Великой Отечественной войны, и привезла их с собой в Ставрополь.

Валентина Дмитриевна Деева в своей комнате
Валентина Дмитриевна Деева в своей комнате
Александр Погожев © ИА REGNUM

«Там, где я была, это центр Левого берега, там самая бомбежка была. Когда мы уезжали, там все еще не выпускали людей. Вначале я в одном подвале сидела, потом в другом, потом в третьем. У нас в одном подъезде обычный подвал, там сидеть можно было, в другом было немного лежачих мест, но соседями было все занято. Под ним был еще один, глубокий, там была котельная. Я туда еще вниз спустилась, а там оказалось, семья живет. Они меня приютили, они верующие, кормили меня, лежак один уступили. Я у них была, пока дети за мной не пришли. Дочка и зять в один день выпросили чеченца, чтоб они пропустил их в мой район, и так меня вытащили из подвала. Жила я на 4-м этаже, пока поднялись, чтоб одежду какую-то собрать. Ту одежду, что я приготовила, ее утащили. Документы я оставила возле двери, как чеченцы неожиданно зашли, я хотела хоть в кладовку сумку засунуть с документами, а они говорят, не бойтесь, мы ничего не тронем. Поэтому сумка прям возле двери осталась. Дверь была не заперта. А одежда в подвале была, она пропала. Потом мы уже с какими есть вещами выбежали на улицу, а дочка мне говорит, что забрала отцовские медали. Я в таком шоке была, обрадовалась, что смогли сохранить, мы их и в мирное время прятали, хранили», — рассказывает Валентина Дмитриевна.

Валентина Дмитриевна Деева показывает медали отца, участника Великой Отечественной войны
Валентина Дмитриевна Деева показывает медали отца, участника Великой Отечественной войны
Александр Погожев © ИА REGNUM

Родители Валентины из села Возрождение Рязанской области. У её отца, Дмитрия Ивановича Деева, два ордена Красной Звезды, медаль «За Отвагу», «За Защиту Сталинграда». Для него День Победы всегда был самым главным праздником.

Медали Дмитрия Ивановича Деева
Медали Дмитрия Ивановича Деева
Александр Погожев © ИА REGNUM

«Отец пошёл служить осенью 1940 года. Через полгода началась война. Три месяца он был в Киеве, после присяги попал во Львов. Отец войну закончил в Польше, в городе Вышков, где остался служить и после войны. С мамой он переселился в Бобруйск, потом Смоленск, Моздок, и волей судеб я оказалась в Мариуполе», — рассказывает Валентина Дмитриевна.

После его смерти каждый год 9 мая она всегда ездила к нему на кладбище и привозила цветы.

Валентина Дмитриевна Деева
Валентина Дмитриевна Деева
Александр Погожев © ИА REGNUM

«В 2014 году как раз на 9 мая я собиралась на кладбище и только слышала, как из города к нам едут одна за другой скорые помощи с сиренами. После того как проехала 4-я скорая помощь к нам в больницу, я поняла, что ждать трамвая туда не стоит, что там что-то творится. Но взяла такси и все равно отвезла ему цветы. Потом узнали, что там скопились танки, БТРы, как какой-то парень загораживал собой БТР, пытался остановить, как люди убитые лежали на остановках. Но это все в 2014 было году», — вспоминает Валентина Дмитриевна.