Автор проекта «20 идей по развитию России» Дмитрий Давыдов изучил международный опыт и предложил модернизировать существующую помощь.

Эдгар Дега. Инвалид (фрагмент). 1872
Эдгар Дега. Инвалид (фрагмент). 1872

Всего в России, по данным Росстата, в 2021 году проживали свыше 11,6 млн инвалидов, из которых более 1,3 млн инвалидов первой группы и более 700 тыс. детей-инвалидов. Размер пособия для ухаживающего за инвалидом крайне низок — 1,2 тыс. рублей в месяц, для родителей ребёнка-инвалида — 10 тыс. рублей в месяц. При этом есть обязательное и почти невыполнимое условие для получения денег — полный отказ от трудовой деятельности.

В результате создаются неблагоприятные условия для поддержки инвалида членами его семьи. Родственники вынуждены прибегать к услугам социальных работников, а иногда и вовсе отказываться от инвалидов, передавая их интернатам. По оценкам экспертов, содержание инвалида в интернате обходится государству порядка 40 000 рублей ежемесячно. Даже с учетом того, что до 75% пенсии инвалида поступает в фонд интерната, разница между расходами интернатов и пособиями по уходу колоссальная.

Семья с ребёнком-инвалидом
Семья с ребёнком-инвалидом
Александр Погожев © ИА REGNUM

Как решается проблема в других странах? В Ирландии работник получает право на неоплачиваемый отпуск по уходу за тяжелобольным до 104 недель с сохранением рабочего места. При этом первые 13 недель оформляются как оплачиваемый отпуск. Ухаживающий за инвалидом ирландец получает социальные страховые выплаты в размере 225 евро (13 275 руб.) в неделю и дополнительно 20-48 евро (1180 — 2832 руб.) в неделю за каждого зависимого от него ребёнка. Кроме того, разрешается работать — до 18,5 часа в неделю.

В Швеции родителям ребёнка-инвалида можно одновременно получать социальные выплаты и работать, а компания должна предоставить возможность для сокращения рабочего дня.

Давыдов предложил в России повысить размер социальных пособий — до 11 807 рублей для родителей ребёнка-инвалида и 3473 рублей для тех, кто ухаживает за взрослым инвалидом первой группы (85% и 25% от МРОТ соответственно с привязкой к этому показателю). Вторая инициатива — дать возможность получать легальный доход в пределах 85% МРОТ с условием, что работе уделяется не более 70 часов в месяц. Третья мера — предоставление права на сокращение рабочего времени на 25% для людей, помогающих больным родственникам. Без оплаты, но с сохранением рабочего места.

Автор идеи уверен, что реализация позволит решить сразу несколько задач. Те, кто ухаживают за инвалидами, продолжат участвовать в экономической деятельности, люди с ограничениями получат больший уход, а число случаев, когда больных передали в интернаты на полное попечение государства, сократится. Вместо строительства и обслуживания дорогостоящих социальных учреждений — адресная помощь, эффективная и выгодная.

Карл Гун. Больное дитя. 1869
Карл Гун. Больное дитя. 1869

На инициативу Давыдова отреагировали в Минтруде. Заместитель директора департамента государственной политики в сфере пенсионного обеспечения Вячеслав Заблоцкий перечислил действующие меры поддержки, уже упомянутые автором идеи при описании проблемы — 1,2 тыс. рублей и 10 тыс. рублей.

«При этом индексация названных размеров не предусмотрена», — подчеркнул он.

Комментируя официальный ответ, Давыдов обратил внимание, что ситуация требует улучшения. Особенно важна индексация уже установленных пособий, обесцениваемых инфляцией. Так, назначенные в 2007 году пособия для ухаживающего за инвалидом в размере 1,2 тыс. рублей остались неизменными, в то время как МРОТ успел увеличиться в шесть раз.

«Если на момент введения пособия оно казалось внушительным, то сейчас оно несущественно. Поэтому я предлагаю привязать размер пособий по уходу за инвалидами к динамическому показателю, который увеличивается ежегодно, с целью избежать его обесценивания», — заявил автор проекта.

Другими обстоятельствами, нуждающимися в пересмотре, является требование об обязательном отсутствии трудовой деятельности для получения поддержки, а также невозможность сократить на работе рабочее время и посвятить его больному, считает Давыдов.

На инициативу также отреагировали в Совете Федерации и администрации президента России. Зампред комитета по социальной политике Елена Бибикова рассказала, что компенсационные выплаты по уходу регулируются исключительно указами президента, менять которые законодательная власть не может.

Федор Бронников. Старик-нищий. 1869
Федор Бронников. Старик-нищий. 1869

Консультант департамента письменных обращений граждан и организаций администрации президента Альбина Сербина рассказала, что данные выплаты — мера поддержки граждан, ухаживающих за больными, но не имеющими возможности работать. Средства являются частичной компенсацией заработка, установлены в фиксированном размере, и их индексация не предусмотрена. При этом консультант отметила, что данные выплаты, устанавливаемые без критериев нуждаемости, без учета требований к объему и качеству ухода, перечню услуг, порядку их предоставления и контролю за таким уходом, являются, «по сути, дополнительной мерой поддержки нетрудоспособных граждан вне рамок системы социального обслуживания, не заменяя и не подменяя её».

«Из ответа госорганов следует, что забота близких и родных не является частью государственной системы поддержки инвалидов, а предусмотренные указом президента пособия рассматриваются властями как своеобразный «бонус», эффективность которого не подлежит обсуждению. К сожалению, чиновники не видят необходимости сделать акцент на развитии системы домашнего ухода, где члены семьи и близкие сами заботятся об инвалидах. Я привёл ряд аргументов, почему именно такой подход способен дать огромные преимущества для общества и государства в будущем. Но они оставлены без внимания», — посетовал Давыдов.

Он обратился к государственным структурам с просьбой дать оценку именно его предложениям. По словам автора проекта, создание благоприятных условий для родных и близких в осуществлении ухода за инвалидами окажет благотворное влияние на всё общество и является выгодным в том числе для бюджета за счёт сокращения расходов на содержание инвалидов.

Официальные ответы на идеи Давыдова показали глубокую проблему, которая есть в системе социальной поддержки инвалидов, — отсутствие реальных механизмов помощи с участием близких родственников. Средства, закладываемые в бюджете на эти цели, тратятся на дорогую социальную инфраструктуру. При этом во всех смыслах правильнее решать проблему с позиций главенства института семьи, привлекая социальных работников только в безвыходных ситуациях.

Надеемся, что с предложениями ознакомятся не только отделы по работе с обращениями граждан, но также и государственные деятели, принимающие ключевые стратегические решения в сфере социальной политики, — премьер-министр Михаил Мишустин, вице-премьер Татьяна Голикова и глава Минтруда Антон Котяков. Возможно, назрела необходимость реформирования отрасли в интересах государства и всего общества и инициативу Давыдова законодательно поддержат.

Читайте развитие сюжета: Российских инвалидов предложили обеспечить семьёй